123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Библиографические указатели | Монографии и сборники | Статьи | Учебно-методические материалы | Квалификационные работы | Об этнографии популярно




О.В. Утюпина

Омск, государственный университет

СОВРЕМЕННЫЕ ОТГОЛОСКИ СРЕДНЕВЕКОВЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ
О КОШКАХ

 

Всем прекрасно известна современная примета: если черная кошка перебежала дорогу – жди беды. На вопрос: «Откуда такое суеверие?» мы часто отвечаем: «Это же общеизвестный факт!» Цель этой работы – выяснить, как это суеверие вошло в нашу повседневную жизнь.

В Древнем Египте кошку просто обожествляли: строили храмы, посвященные ей, всячески оберегали. Постепенно это животное распространилось по всему земному шару. Вскоре оно попадает в Европу, а затем и в Россию. Сначала к кошкам относились как к полезным животным – они прекрасные охотники на мышей, гораздо лучше, чем ласки или змеи. Но с распространением христианства оценка кошки начала меняться в худшую сторону.

С конца VIII в. для кошачьего племени наступили тяжелые времена. Христианская церковь полагала, что сатана может принимать образ черного кота, и папа Иннокентий VII отдал инквизиции приказ преследовать почитателей кошек. Отметим, что его предшественник Григорий I, ставший папой римским в 590 г., согласно легенде постоянно носил в широком рукаве своей рясы котенка и даже разрешил кошке как единственному из домашних животных жить в монастырях (Круковер В.И.).

Установить точно дату, когда кошек стали отождествлять с нечестью, невозможно. Тому предшествовало множество событий. Кошка/кот в рассказах людей и очевидцев могла быть не только дьяволом. Котом мог быть черт или демон  (Роббинс Р.Х., 2001. – С. 149). Считалось, что кошками становятся чертенята, которые помогают ведьмам в свершении их злобных дел (Роббинс Р.Х., 2001. – С. 149–150). В Средние века многие полагали, что ведьма может «скидываться» кошкой, т.е. превращаться в нее для совершения злобных деяний (Канторович Я., 2002. – С. 237). Также встречаются рассказы о том, что кошки использовались для проведения вредоносных ритуалов (Сперанский Н., 2002. – С. 28).

«В первых рассказах про гнусности, которые творятся на шабашах еретиков в “синагогах сатаны”, как окрестило католическое правоверие молитвенные собрания катаров (еретическое учение с XI–XIII вв.), – дьявол является еретикам еще в человеческом образе, в виде арапа или даже в образе ангела света. Но позже утвердилось мнение, что чаще всего дьявол при этом принимает образ черного кота, заставляя лобызать себя не в губы, а под хвост…

Средневековая наука, при незнакомстве с греческим языком, затруднялась объяснить самое название “катары” (от греч. чистый). Они считали, что “катары зовутся так от кота: ибо, как говорят, они целуют в зад кота, в виде коего, как говорят, является им Люцифер”», – так писал профессор богословия Парижского университета, схоластик Алан из Лилля. Явление сатаны в виде кота – опять-таки со слов очевидцев – не раз описывалось в литературе очень картинно. В урочный час еретики собираются на шабаш в синагогу. К потолку синагоги прикрепляется длинная веревка. Все ждут. И вот по этой веревке задом с поднятым хвостом спускается огромный черный кот. Это их божество, это их повелитель. Все бросаются лобызать его самым позорным образом. Затем огонь в синагоге потухает, и начинается неслыханная оргия.

Выработавшись сначала в применении к катарам, эта картина еретического шабаша делается затем шаблоном, который прилагается ко всем сектантам, нарушившим спокойствие римской церкви. В Германии катары не имели большой силы. И тем не менее первый германский инквизитор, Конрад из Марбурга, всякого обвиненного в ереси допрашивал на счет того, не давал ли он поцелуй мира жабе, коту или другим страшилищам» (Сперанский Н., 2002. – С. 144).

Булла Григория IX от 1233 г. официально закрепила подобное представление о явлении дьявола еретикам (Сперанский Н., 2002. – С. 145). Все чаще в суде появлялись дела, в которых указывалось на активное участие в жизни ведьмы кошки или кота, который был либо самим воплощением дьявола, либо «домашним духом», либо чертом. Несчастных женщин пытали и истязали, чтобы они признали свою связь с нечистой силой и указали на своего пособника – черного кота.

Существовала стойкая вера в то, что ведьмы могли принимать облик кошек, причем для разных целей: чтобы навредить людям; чтобы прийти на шабаш и уйти с него; для блуда с чертями в облике котов. При этом люди искренне полагали, что ведьмы на самом деле могут все это совершать (Шпренгер Я., Инститорис Г., 2002. – С. 568–571).

Со временем появились люди, сомневавшиеся в возможности таких событий. Английский епископ Харсенетт, написавший «Declaration of Egregious Popish Impostures» (1603 г.), не верил в подобные вещи. «Какой же судья, руководствующийся разумом, пониманием или здравомыслием, может представить себе, что ведьма способна превратиться в подобие кота, мыши или зайца; и что, если ее в облике зайца травили гончие, или ущипнули за зад, или ударили бичом в обличии кота, на ягодицах ведьмы окажутся следы, оставленные гончими на заячьем заду?» (Цит. по: Роббинс Р.Х., 2001. – С. 340). Эпоха Ведьм длилась до XVIII в. Но она еще долго будоражила умы людей. К XVIII в. процессы о ведьмах прекратились. В некоторых странах по этому поводу были изданы официальные постановления, в частности, в Пруссии (Канторович Я., 2002. – С. 349).

В России все проходило гораздо спокойнее и без таких многочисленных жертв. Кошку в России любили и почитали (стоимость ее на Руси  приравнивалась волу!) (Непомнящий Н.Н., Калашников А.Ю., 1991. – С. 25). И все же вера в ведьм не обошла стороной и нашу страну. Вместе с ней распространились и суеверия о кошках. Было распространено поверие, что 25 марта, когда повеет здоровый весенний воздух, черти проветривают над трубами изб колдунов. Считалось, что если в вихрь, внезапно поднявшийся, воткнуть в середине нож, то вертящийся в вихре дьявол застонет и побежит собакою или кошкою или обратится в ведьму. Здесь, как мы видим, очевидна параллель с западными поверьями о превращении дьявола в облик кота. Считалось, что на ведьмы у нас, как и на Западе, могут обращаться в кошку, обычно в черную. По русским обычаям, черный цвет считался греховным, гибельным (Афанасьев А.Н., 1996. – С. 37).

Ведьма в народе представляется мстительной и злобной: она трудится только на пагубу людей, сдружается с нечистой силою и гуляет с нею по ночам; ей необходимы черная кошка и черный петух. С ними в старину даже зарывали ведьму в землю (Афанасьев А.Н., 1996. – С. 38). Колдуны и ведьмы, считалось раньше, могут превращаться в тура и корову, соболя, собаку, кошку, волка и волчицу и др. Фольклористу и этнографу начала XX в. Е.Н. Елеонской 75-летний информатор из-под Можайска рассказывал, как однажды вся община собралась на праздник Аграфены Купальницы (24 июня), чтобы убить «прожинщину», колдунью – та в полночь и в полдень «портила» урожай ржи. Они побили камнями кошку, которая очутилась на перекрестке дорог и была принята за ведьму-оборотня (Райан В.Ф., 2006. – С. 618). В сельской местности до сих пор жива вера в то, что ведьмы могут превращаться в животных, в частности, в кошку (Архив МАЭ ОмГУ. Ф. 1. П. 20-6; Архив МАЭ ОмГУ. Ф. 1. П. 52-3; П. 61-1).

У русских сложилось множество поверий, связанных с кошкой и нечистой силой. На Ильин день, когда громовник разит своими стрелами облачных демонов, нечистая сила прячется (или обращается) в черных кошек и собак. Поэтому во время гроз хозяева выгоняют из своих домов кошек и собак, особенно черных, чтобы нечистые не привлекли на избу громового удара. Идеоматическое выражение, обозначающее ссору между друзьями или знакомыми, «между ними черная кошка пробежала» указывает на лукавого духа, который становится промеж людей и возбуждает в них враждебные чувства. Если кошка вскочит на божницу – это служит знаком, что в скором времени будет в семье покойник (Пермская губ.). Ямщики редко и неохотно соглашаются везти кошку; от этого, по их мнению, лошади страшно утомляются и худеют, что вполне соответствует рассказам о лошадях, истомленных ночными поездками домового, ведьм, нечистых духов. Чтобы отвадить колдуна являться по смерти в дом, нужно поставить для него в печь жареную кошку, т.к. ничего так не боятся упыри, как перуновых стрел, зажигающих грозовое пламя, в котором гибнет (жарится) облачная кошка (Афанасьев А.Н., 1994. – С. 650–651).

В России издавна существовало множество ритуалов, связанных с кошками, помогающих добиться успехов в разных делах, к примеру, в торговле. В ряде заговоров упоминается неразменный рубль: монета, которая всегда оказывается у владельца, сколько бы он ею ни расплачивался (иногда она встречается и в сказках). Добывают неразменный рубль, связав черную кошку смоляной веревкой и продав ее за рубль (невероятная сделка); или спеленав черную кошку и бросив ее в полночь в баню с приговором: «На тебе ребенка, дай мне беспереводной целковый». Затем следует выбежать из бани, очертить около себя три круга крестом и произнести волшебное защитное слово «чур». Существует также ритуал для получения косточки-невидимки. Ее можно добыть, сварив совершенно черную, без единой белой шерстинки кошку, так, чтобы разварились кости: среди них найдется особая косточка, которая сделает хозяина невидимкой и наделит способностью открывать замки. Также существовал ритуал, связанный с переездом в новый дом. Прежде чем войти в новый дом, туда следует запустить петуха или кошку – если суждено случиться несчастью, оно случится с ними (Райан В.Ф., 2006. – С. 288–290).

Одновременно кошка «участвовала» и в «светлых» обрядах – для защиты скота. В Заонежье бытовало несколько вариантов этого обряда. Один из них следующий: две обнаженные вдовы трижды обходили деревню, держа в руках петуха и черную кошку, которых после обхода живыми зарывали близ деревни (Райан В.Ф., 2006. – С. 257). Чтобы не росли сорняки, живую кошку также закапывали в поле (Райан В.Ф., 2006. – С. 285–286). Но часты случаи, когда кошку использовали для совершения вредоносного заговора. Заговоры, направленные против врага, произносили вечером, сняв при этом крест. Чтобы усилить действие проклятия, надо было сначала убить черную кошку (Райан В.Ф., 2006. – С. 274–275).

Таким образом, корни наших суеверий находятся очень глубоко – в истории инквизиции. Постепенно кошки реабилитировали себя; люди пришли к осознанию того, что мир состоит не только из черных красок. Но отголоски прошлого будут еще долго звучать в наших сердцах; настолько уж это неискоренимая штука – история.

 

Литература:

Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. – М., 1994. – Т. 1.

Афанасьев А.Н. Происхождение мифа. Статьи по фольклору, этнографии и мифологии / Сост. А.Л. Топоркова. – М., 1996.

Забылин М. Русский народ: его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. – М., 1880.

Канторович Я. Средневековые процессы о ведьмах // История инквизиции: Средневековые процессы о ведьмах. – М.; Харьков, 2002. – С. 231–398.

Круковер В.И. Кошки сфинкс: Стандарты, содержание, разведение [Электрон. ресурс]. Сайт «Feona – питомник петербургских сфинксов». Режим доступа: http://feona-spb.narod.ru/kruk05.html.

Непомнящий Н.Н., Калашников А.Ю. Кошки: Альбом. – М., 1991.

Райан В.Ф. Баня в полночь: Исторический обзор магии и гаданий в России / Пер. с англ. – М., 2006.

Роббинс Р.Х. Энциклопедия колдовства и демонологии. – М., 2001.

Сперанский Н. Ведьмы и ведовство // История инквизиции: Средневековые процессы о ведьмах. – М.; Харьков, 2002. – С. 5–228.

Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм // История инквизиции: Средневековые процессы о ведьмах. – М.; Харьков, 2002. – С. 401–717.

 

Опубликовано:  Культурология традиционных сообществ: Материалы II Всерос. науч. конф. молодых ученых. Омск, 2007. – С. 8287.

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2018