123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Этноархеологические исследования | Полевой архив | Этнографические заметки | Этнографическая экспозиция МАЭ ОмГУ | ЭтноФото | Этнография Омского Прииртышья
Русская страница | Белорусская страница | Кумандинская страница | Генеалогическая страница | Этнография без этнографа
Русские в Омском Прииртышье | Народная медицина русских Омского Прииртышья (конец XIX–XX вв.)


А.А. Крих

Россия, Омск, Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия

ИНОЭТНИЧЕСКИЕ КОРНИ РУССКИХ СТАРООБРЯДЦЕВ
СРЕДНЕГО ПРИИРТЫШЬЯ (XVIIIXIX ВВ.)

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта № 09-01-67104а/Т «Этническая история русского населения Среднего Прииртышья в конце XVII – начале XX в.».

 

В общественном мнении XIX начала XX в. староверы являлись воплощением «русского народного типа», который усматривался не только в бережном сохранении русской традиционной культуры, но и во внешнем облике. Не исключено, что благодаря этому мнению изучение старообрядческих групп является одним из магистральных направлений отечественной этнографии русского народа. Однако следует отметить, что староверие не является монополией русских, старообрядцев можно найти, к примеру, среди мордвы и коми.

Старейшие деревни Среднего Прииртышья были основаны служилыми людьми г. Тары, чей гарнизон на протяжении XVIIXVIII вв. отличался этнической пестротой, вследствие присылки специалистов-«иноземцев». Среди основателей будущих старообрядческих родов, имеющих «иноземные» корни, можно отметить Васку Адамова сына Свидерского, Васку Федорова сына Кучковского, Павела Ставского [1, с. 19].

Помимо «иноземцев», пришедших из-за Урала, в составе тарских служилых людей были представители местных народов – «служилые татары», некоторые из которых принимали православие. К примеру, от служилого юртовского татарина ведут свое начало Евгащины, основавшие одноименную деревню на берегах оз. Изюк. Совместно с русским населением сибирские земли осваивали народы коми. В Среднем Прииртышье зыряне-поморцы (семья Гутовых) были в числе основателей старообрядческой деревни Низовое (современный Муромцевский район Омской области).

В 1840-х гг. в деревни среднего течения р. Тары (современный Муромцевский район Омской области и Кыштовский район Новосибирской области) прибыают переселенцы из Пензенской губернии. Селились мордва-переселенцы компактными группами и вскоре в старообрядческих деревнях – Низовом и Большекрасноярке – появились Мордовские края [2]. В старожильческом селе Бергамак край, где поселились переселенцы из Пензинской губ., назывался Пензинкой или Пензой [3].

По материалам переписи 1897 г., мордва была «православной», но информанты из с. Низового и д. Юдинки, считают, что некоторые мордовские семьи были старообрядческими. Жители с. Низового до сих пор помнят фамилии людей, чьи предки были мордвой. К числу таких семей относят Николаевых, которые переселились из Городищенского уезда Пензинской губернии. По материалам Первой всеобщей переписи все Николаевы были «православными», родным языком считали русский [4]. Информанты из этой семьи, считают себя и своих предков русскими, кержаками.

Кержаками являлись некоторые семьи смоленских переселенцев, обосновавшиеся в деревнях Средней Тары в 40–50-х гг. XIX в. Реконструировав генеалогию Фиоктисьи Васильевны (Сухановой) Никитиной (1921 г.р., м.р. – д. Юдинка, русская, сибирячка, мирская) и ее мужа – Михаила Яковлевича Кузьмина (1923 г.р., м.р. – д. Курганка Муромцевского р-на, русский) выяснили, что предки М.Я. Кузьмина по материнской (Никитины) и по отцовской (Кузьмины) линиям прибыли в Сибирь из д. Перепудовой Воскресенской волости Юхновского уезда Смоленской губернии в 1844 г. [5]. И Никитины, и Кузьмины в переписи 1897 г. значатся «православными», но, по мнению Феоктисьи Васильевны, ее свекровь – Анна Евграфовна Никитина – была кержачкой [6], как и бабушка информанта – Суханова (Савочкина) Елизавета Аимовна (1865 г.р., м.р. – д. Курганка), которая в материалах переписи 1897 г. также значилась «православной» [7]. По официальным данным в конце XIX в. в Курганке староверов не было.

Таким образом, старейшие старообрядческие роды Среднего Прииртышья появились в результате христианизации пришлого служилого населения («литвы») и местных сибирских татар, которые перешли в православие еще до появления раскола, но после церковной реформы патриарха Никона предпочли остаться в старой вере.

Другим источником формирования старообрядческого населения исследуемого региона стало добровольное переселение староверов как из различных уездов Западной Сибири, так и Европейской части России.

 

Литература и источники

1. Раев Д.В., Резун Д.Я. О посылке иноземцев в Сибирь в 1635 г. // Сибирский плавильный котел: социально-демографические процессы в Северной Азии XVI – начала XX века: сб. науч. ст. – Новосибирск, 2004.

2. МАЭ ОмГУ. Ф. I. П. 110-2. К. 65; П. 112-5. К. 4, 10, 29.

3. МАЭ ОмГУ. Ф. I. П. 93-4. К. 8, 10.

4. ТФ ГАТО. Ф. 417. Оп. 2. Д. 417. Л. 25, 56, 84, 102, 103.

5. ТФ ГАТО. Ф. 417. Оп. 2. Д. 2489. Л. 13, 14, 22–25, 28, 43; Ф. 154. Оп. 8. Д. 652. Л. 443 об.–444, 448 об.–449.

6. МАЭ ОмГУ. Ф. I. П. 112-2. К. 44.

7. ТФ ГАТО. Ф. 417. Оп. 2. Д. 2499. Л. 75.


© А.А. Крих, 2009

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2018