123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Библиографические указатели | Монографии и сборники | Статьи | Учебно-методические материалы | Квалификационные работы | Об этнографии популярно



И. В. Межевикин

Омск, государственный университет, Сибирский филиал Российского института культурологии

ЛОКАЛЬНЫЕ ТРАДИЦИИ В ПОГРЕБАЛЬНО-ПОМИНАЛЬНОЙ ОБРЯДНОСТИ РУССКИХ ЮЖНОГО ЗАУРАЛЬЯ

 

Территория Южного Зауралья является сложной в плане этнической, географической и исторической идентификации зоной. Она является пограничной полосой между Уралом и Сибирью. В политическом плане Курганская и Тюменская области относится к Уральскому федеральному округу. Тем не менее, следует отметить, что с точки зрения этнической истории процесс заселения региона обнаруживает большее сходство с сибирскими землями.

Заселение русскими Приисетья, Среднего Притоболья и Приишимья началось в XVII в. [6, с. 5; 8, с. 175–176, 187]. А.Д. Колесников отмечает, что в Приишимье, как и в Среднем Притоболье к середине XVIII в. был создан небольшой очаг уплотненного крестьянского населения в окружении свободных пространств, поэтому в колонизации Ишимского уезда в основном происходили те же характерные процессы, что и в Курганском уезде [8, с. 187]. Известно, что до конца 70-х годов XIX в. переселения крестьян в Тобольскую губернию носили эпизодический характер [5, с. 95]. Относительно второй половины XIX в. П.П. Вибе отмечает сходную привлекательность для крестьян Курганского и Ишимского округов, в это время они принимают приблизительно равное число переселенцев, притом, что плотность заселения Курганского уезда на 1897 г. почти в два раза превышает показатель Ишимского округа [5, с. 105]. Вероятно, с этим связано то, что темпы заселения Ишимского уезда в 1893–1914 гг. более чем в пять раз превышают суммарный показатель Курганского, Ялуторовского и Тобольского уездов [5, с. 111]. Таким образом, сходная в целом история обнаруживает некоторые локальные расхождения. Целью данной работы является сравнительный анализ такого проявления локальных традиций русского населения как погребально-поминальная обрядность.

Этап подготовки к смерти в основном обнаруживает сходства: обычай собирать одежду, в которой будут хоронить и прочие атрибуты похорон заранее, давать наказы и т.д. С другой стороны, на этапе предшествующем погребению обнаруживается ряд характерных различий. Следует отметить, что в различных селах Курганской области зафиксирован обряд передачи курицы через гроб [см., напр.: 1, л. 11, 128]. В то же время, в материалах Приишимья этот обряд практически не встречается, лишь двое селян в ответ на прямой вопрос «Было ли, чтоб курицу через гроб передавали?» ответили утвердительно, причем пояснить обряд не смогли [2, л. 5–5 об., 14 об.]. Кроме того, в описании обряда в Курганской области ни разу не упоминаются полати/голбчик, хотя в полевых материалах по Викуловскому и Сорокинскому районам Тюменской области описания данной внутримогильной конструкции встречаются повсеместно [см., напр.: 2, л. 7; 3, л. 2об.–4]. Локальные особенности обряда отражают специфику заселения региона. В Курганской области зафиксированы достаточно архаичные и имеющие предположительно южнорусские корни обряды с курицей, в Приишимье – характерный для белорусского населения обычай сооружать «полати». Судя по имеющимся данным, в Среднем Притоболье доля старожильческого населения выше, чем в населенных пунктах Приишимья [5, с. 105; 6, с. 5–8]. Возможно, это повлияло на длительное сохранение обряда передачи курицы. В то же время в Викуловском и Сорокинском районах Тюменской области отмечается значительное число белорусов [см., напр.: 2, л. 3, 6], что вероятно повлияло на распространение обычая сооружать «полати».

Заметная разница наблюдается также в обычаях, связанных с предохранением от боязни покойника. В основном информаторы сходятся в том, что от страха помогает взгляд в печь и прикосновение к покойнику. С другой стороны в данных по Курганской области зафиксирован ряд действий, совершаемых с могильной землей, предохраняющих от боязни покойника: ее бросают в умывальник, кладут за воротник, приносят в баню [см., напр.: 1, л. 132]. В материалах Приишимья встречаются упоминания о том, что могильную землю стараются удалить с одежды и обуви, чтобы в избу не попала [см., напр.: 2, л. 14 об.]. Таким образом, в первом случае мы можем наблюдать защитную функцию могильной земли, в то время как во втором она ассоциируется со смертью, которая может таким образом найти путь в дом. В пользу древности представления о защитных свойствах земли с могилы говорит то, что они описаны в материалах, датируемых серединой XIX в. [4, с. 268; 7, с. 995], что говорит о высокой устойчивости старожильческих традиций в Среднем Притоболье. Население Викуловского и Сорокинского района Тюменской области, вероятно в массе относится к переселенцам более позднего времени и включает в себя большую долю белорусов и их потомков (считающих себя русскими), среди которых, судя по полевым материалам обряды, связанные с могильной землей не зафиксированы.

Таким образом, обобщая имеющиеся данные, стоит сказать, что, несмотря на общность процессов заселения описываемых территорий и преимущественного единства в их этнической истории, можно отметить ряд локальных особенностей, отличающих традиционную культуру Среднего Притоболья от культуры Приишимья.

Литература и источники

1. Архив государственного учреждения «Курганский областной центр народного творчества». Папка № 11.

2. Архив Музея археологии и этнографии Омского государственного университета (далее – МАЭ ОмГУ). Полевая опись № 11.

3. Архив МАЭ ОмГУ. Полевая опись № 13.

4. Бережнова М.Л., Назаров И.И. Восточнославянские элементы в погребальном обряде русских сибиряков // Интеграция археологических и этнографических исследований. – Одесса; Омск, 2007. – С. 266–270.

5. Вибе П.П. Переселения крестьян Европейской России в Тобольскую губернию во второй половине XIX–XX в. // Известия Омского государственного историко-краеведческого музея. – Омск, 1994. – С. 94–114.

6. Екимов М.Г. Русская свадьба сибиряков Среднего Притоболья. – Куртамыш, 2002. – 481 с.

7. Зеленин Д.К. Описание рукописей Ученого архива Императорского русского географического общества. – Пг., 1916. – Вып. 3. – 295 с.

8. Колесников А.Д. Русское население Западной Сибири в XVIII – начале XIX вв. – Омск, 1973. – 440 с.
 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016