123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Этноархеологические исследования | Полевой архив | Этнографические заметки | Этнографическая экспозиция МАЭ ОмГУ | ЭтноФото | Этнография Омского Прииртышья
Симпозиум по этноархеологии | О работе семинара в 1993-1999 гг. | О серии "Этнографо-археологические комплексы" | Ethnoarcheological research in the Omsk Irtysh Region (1993–2008)
Семинар 2001 | Семинар 2002 | Семинар 2003 | Семинар 2005 | Семинар 2007 | Семинар 2008 | Симпозиум 2012 | Симпозиум 2013 | Симпозиум 2015 | Труды и материалы семинара | Научные публикации о семинаре | Публикации о семинаре в средствах массовой информации
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20


 П.А. Корчагин

Россия, Пермь, государственный университет

КОМПЛЕКСНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ РЕКОНСТРУКЦИИ КАК МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ

Известно, что города являются средоточием жизни общества во всей ее полноте: основные общественные экономические, политические и культурные процессы происходят именно в них. А.А. Преображенский подчеркивал, что “изучение исторических тенденций городообразовательного процесса во всем его многообразии остается важной и перспективной научной задачей, имеющей выход на проблемы современности1”. Богатство фактических материалов, приобретенное в ходе конкретно-исторического исследований, дает простор для формулирования гипотез, для создания объективной картины развития городов.

Нам кажется, что назревает необходимость смены исследовательской парадигмы. Представляется неэффективным изучение только какой-то одной из сторон существования города, потребно комплексное, всеобщее, тотальное исследование города во всей полноте его проявлений как социально-экономического, архитектурно-планировочного организма и т.д. и т.п. И единственным понятием, которым удается объединить эти элементы, является понятие “культура”.

Поэтому центральным в комплексном историческом исследовании и должно служить понятие культуры, понимаемой как специфически характерный для людей способ деятельности и объективированный в различных продуктах результат этой деятельности, обнимающая собой систему внебиологически выработанных средств и механизмов, благодаря которым мотивируется, направляется, координируется, реализуется и обеспечивается человеческая деятельность. По мысли Э.С. Маркаряна: “для социума технологичны не только орудия материального производства, мосты, средства транспорта и т.д., но и те нравственные побуждения, высокие цели и интересы, эстетические идеалы и многие другие явления, в суженой перспективе повседневного социального действия, технологическая природа которых естественным образом не воспринимается и не постигается нами. Таким образом для целостного охвата всего многообразия элементов культуры и их (по своим конечным целям) технологической природы очень важно иметь широкую перспективу социума, а не только те или иные его сегменты и частные проявления человеческой деятельности”2.

Город как образ жизни общества, как предмет нашего изучения являет собой сколок со всего общества, которое “состоит из составляющих качественно разного порядка. Например, одно дело, когда мы в качестве элементов общества берем человеческие индивидуумы, другое – когда как таковые рассматривается экономика, язык, орудия труда, ритуалы, жилища, одежда и т.д. Подобная пестрота элементов человеческого общества, естественно порождает задачу их соответствующего упорядочения, классификации согласно четко установленным критериям. Совершенно очевидно, что без элементного состава общества его специальное системное исследование не может встать на прочную теоретическую основу”. В другом месте Э.С. Маркарян называет это задачей “построения многомерной модели человеческого общества”3.

Применительно к исторической науке речь должна идти о создании комплексных исторических динамических реконструкций, когда воссоздается не столько конкретный архитектурный, инженерный или иной объект или комплекс, а реконструируется процесс его возведения и функционирования. Динамические реконструкции должны иметь две составляющие: “изобразительную” и “событийную”. Главными “героями” этих направлений являются соответственно здания и люди. Естественно, обе стороны динамической реконструкции тесно взаимосвязаны и взаимозависимы. Методика динамических реконструкций близка к методике, применяемой омскими исследователями при конструировании этнографо-археологических комплексов4, но на наш взгляд несколько шире, поскольку подразумевает неограниченный типологически круг источников и динамический подход.

На современном этапе исследования объем иконографических, картографических, археологических и письменных источников вполне достаточен для объективной графической реконструкции памятников жилого, промышленного и оборонительного зодчества, а если учесть, что эти постройки были в высокой степени стандартизированы, являлись “типовыми”, то в связи с этим возникают предпосылки создания графических5, а теперь и компьютерных реконструкций, например, в программах типа AutoCAD или 3D max.

Пример был подан екатеринбургским археологом Е.А. Курлаевым и нижнетагильским ученым-металлургом Ю.М. Барановым, создавшими компьютерную реконструкцию Мазуевского медеплавильного завода первой четверти XVIII в. Они не остановились на воссоздании внешнего вида заводских сооружений, а восстановили интерьеры, причем с мультипликационными эффектами. Реконструировали в полном объеме даже технологию закладки фундамента, хотя понятно, что на общих видах это не может быть выражено.

Учитывая, что компьютерная реконструкция осуществляется в масштабе 1:1, удается провести, по сути, новое строительство с соблюдением всех возможных исторических и практических реалий (вплоть до гвоздей), не удается учесть только вес конструкций и температурный режим технологических процессов. При этом сразу же открываются все лакуны в имеющейся информации, поскольку при графических, а особенно при компьютерных реконструкциях восстанавливается явление материального общественного производства при помощи процесса, хотя и виртуального, но максимально приближенного к материальной форме.

Так при подготовке материалов для компьютерной реконструкции первых сооружений Егошихинского завода в ходе анализа использования рельефа и складывания дорожной сети встала проблема, которая до сих пор не ставилась никем из исследователей топографии старой Перми. Чтобы попасть из деревни Егошихи к родственникам в соседние Верхние Муллы егошихинцы неминуемо должны были пересечь реку Егошиху, что можно было сделать лишь по мосту. Поскольку на проектном плане завода6 в устье реки мост не показан, был сделан вывод о том, что искомый мост располагался до возведения завода в самом узком месте, в котором позже была устроена заводская плотина.

“Событийная” составляющая динамической реконструкции оформляется в виде хронологической таблицы, своеобразной летописи населенного пункта в виде несложной базы данных (хотя бы Microsoft Access), в которой собираются все (!) датированные известия, независимо от того, к какой сфере общественной жизни они относятся, вплоть до факта покупки теса заводской конторой. Записи, состоящие из даты, описания события и указания источника распределяются по рубрикам (допустим, “Благоустройство и строительство”, “Изменение административно-территориального деления”, “Культура и искусство”, “Медицина”, “Образование”, “Персоналии”, “Пожары”, “Церковь”, “Экономика” и другие необходимые в каждом конкретном случае), что позволяет быстро отбирать их по той или иной теме, интересующей исследователя в данный момент.

Подобная “летопись” не только является гарантией от грубых хронологических ошибок, но и зачастую позволяет выявить логику и взаимосвязь событий, которые трудно бывает обнаружить, если исследование проводится обычным порядком. Человек даже с развитой памятью не в состоянии держать в голове подобные объемы информации и организовывать ее каждый раз по нужному принципу. Хотя хорошо известно: не все то, что случается после, происходит по причине случившегося ранее, но зачастую база данных позволяет выявить ранее неизвестные связи, предпосылки или последствия какого-то явления или события из истории города. В ходе исследования путем соотнесения разноплановых материалов из совершенно разнородных источников порой удается вывести абсолютно новую, нигде ранее не зафиксированную историческую информацию, которую невозможно было бы обнаружить в ходе исследований “с меньшей степенью приближения”.

К примеру: в приказных книгах Верхотурья М. Бибикова 1670 г. упоминаются два соборных протопопа Иван и Тимофей, что привело к мысли о сосуществование в течение некоторого времени наряду со Свято-Троицким еще одного соборного храма, точное время закладки которого остается до сих пор неизвестным. Редкий случай, когда на смену обветшавшей, а не сгоревшей как обычно, церкви рядом строится новая. Один из приделов второго собора был освящен во имя Рождества Христова. Два храма простояли вместе недолго. В пожаре 19 апреля 1674 г., который начался “подле острогу и Покровских ворот”, погибли “старая и новая приходская церковь Пресвятые и Живоначальные Троицы, две приходские… без остатку” - т.е. Свято-Троицкая, Христо-Рождественская, Воскресенская и Спасская церкви7. Выяснилось, таким образом, что В.Н. Шишонко ошибался, предполагая, что Рождественский храм был выстроен после пожара 1674 г. взамен Свято-Троицкого, на самом деле воеводе Г. Нарышкину только 25 февраля 1684 г. была дана грамота о постройке в Верхотурье соборной церкви вместо сгоревшей. Строительство ее было окончено в 1688 г., а освящение произошло по грамоте митрополита Павла в 1691 г.8 Таким образом, перепись населения позволила восстановить эпизод церковного строительства XVII в. в Верхотурье, о котором не было достаточной информации в документах о городском строительстве и пожарах.

Материалы динамических комплексных реконструкций хранятся в электронном виде и легко могут быть превращены в интернет-проект, что позволяет ввести в оборот научную информацию такого рода, которая ранее оставалась невостребованной. В самом деле, вряд ли в серьезной монографии по истории Перми найдется место для указа епископа Вятского и Великопермского Алексия: “сентября 10 дня по Его Имп. Вел. указу велено… от сего времяни впредь в священнослужениях нигде отнюдь того ея невестина, имени не упоминать…”9, но какая черта эпохи, дополняющая наши представления о повседневной жизни Егошихи. Новым методам исследования будут соответствовать и новые формы ввода в научный оборот результатов исследований.

Литература

1. Преображенский А.А. Город, деревня и государственная власть в России в XVII-XVIII вв. // Деревня и город Урала в эпоху феодализма: проблема взаимодействия. Свердловск, 1986. С. 13.

2. Маркарян Э.С. О генезисе человеческой деятельности и культуры. Ереван, 1973. С. 43.

3. Маркарян Э.С. Указ. соч. С. 64-65.

4. Томилов Н.А. Этноархеология и этнографо-археологический комплекс // Этнографо-археологические комплексы: проблема культуры и социума. Т. 1. Новосибирск, 1996. С. 10.

5. Корчагин П.А., Угрюмова Е.А. Верхотурский кремль XVII столетия: опыт комплексной реконструкции//Верхотурский край в истории России. Екатеринбург, 1997. С. 55-74.

6. ГАСО. Ф.24. Оп. 1. Кн.21а. ЛЛ. 797 об-798.

7. ДАИ. Т.6. СПб., 1857. С. 340-341.

8. РГАДА. Ф.1111. Оп.1. Д. 6. ЛЛ. 32-35; АИ. Т.5. СПб., 1842. С. 199-200.

9. Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми с основания поселения до 1845 года с приложением летописи города Перми с 1845 до 1890 года. Пермь, 1889. С. 17-18. Запрещалось упоминать имя порушенной невесты - младшей дочери А.Д. Меньшикова Марии, всенародно объявленной невестой Петра II 6.06.1727.

* Работа впервые опубликована : Интеграция археологических и этнографических исследований: Сб. науч. тр. / Под ред. А.Г. Селезнева, С.С. Тихонова, Н.А. Томилова. - Нальчик; Омск: Изд-во ОмГПУ, 2001. - С. 31-34.

© П.А. Корчагин

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016