123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Этноархеологические исследования | Полевой архив | Этнографические заметки | Этнографическая экспозиция МАЭ ОмГУ | ЭтноФото | Этнография Омского Прииртышья
Симпозиум по этноархеологии | О работе семинара в 1993-1999 гг. | О серии "Этнографо-археологические комплексы" | Ethnoarcheological research in the Omsk Irtysh Region (1993–2008)
Семинар 2001 | Семинар 2002 | Семинар 2003 | Семинар 2005 | Семинар 2007 | Семинар 2008 | Симпозиум 2012 | Симпозиум 2013 | Симпозиум 2015 | Труды и материалы семинара | Научные публикации о семинаре | Публикации о семинаре в средствах массовой информации
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20


 С.С. Тихонов

Россия, Омск, филиал Объединенного института
истории, филологии и философии СО РАН

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ НАУЧНЫХ ДИСЦИПЛИН

Концепция интеграции археологии и этнографии в общих чертах выглядит следующим образом:

  • существует ряд направлений научных исследований, где методику и источники одной дисциплины значительно дополняют и обогащают методики и источники другой дисциплины;

  • область использования методик и источников может быть самая разная: анализ формирования некоторых проявлений культуры, изучение этногенетических процессов, проведение экспериментальных исследований, занятия палеоэкономикой, палеодемографией и т.д. По опубликованным материалам можно предполагать, что в нашей стране в настоящее время наиболее интенсивно развиваются этноархеология, экспериментальная археология и исследование этнографо-археологических комплексов;

  • в результате проведенных работ должны быть получены, как минимум, новые знания, которые невозможно получить другим путем; как максимум, новые направления научных исследований, а может быть и новые научные дисциплины со своим методологическим аппаратом и предметом исследования;

  • в каждом из направлений исследований может быть оригинальная стратегия и тактика работ, зависящая от поставленных задач, состояния источниковой базы, предмета изучения;

  • алгоритм работы примерно одинаков: постановка четкой цели; создание коллектива, целенаправленно ей занимающегося; проведение семинаров, конференций совещаний и издание научных работ по теме; перерастание коллектива в сектор, отдел,институт; организация периодического издания. По крайней мере, ученые-естественники, занимавшиеся интеграцией химии, биологии, физики, геологии и других наук, делали именно так.

Удивительно, не то, что концепцию интеграции двух наук весьма полно представляют многие, если не большинство, исследователей. Поражает другое: почему ее используют минимальное количество коллективов и отдельных исследователей. Вероятно, причины лежат в области научных интересов, специализации, возможностей исследователя или организации, финансовой ситуации и т.д. Насколько я знаю, эти вопросы никто не анализировал.

Можно говорить минимум о двух уровнях интеграции. Один из них связан с исследованиями эмпирического характера, второй с - работами теоретического и методологического планов.

Коллектив ученых Омского филиала Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН и Омского государственного университета (руководитель научно-исследовательской группы Н.А. Томилов) занимается исследованием проблем интеграции археологии и этнографии почти десять лет. Основное направление работ - анализ и конструирование этнографо-археологических комплексов на материалах, полученных в ходе изучения аялынцев - одной из групп сибирских татар. Работа идет в нескольких направлениях:

  • полевые археологические и этнографические исследования;

  • обсуждение результатов исследований на постоянно действующем уже в течение восьми лет для сотрудников, аспирантов и студентов семинаре;

  • проведение ежегодного семинара "Интеграция археологических и этнографических исследований";

  • издание серии "Этнографо-археологические комплексы: проблемы культуры и социума".

Однако, несмотря на довольно интенсивные работы, новые проблемы появляются быстрее, чем решаются ранее поставленные. Некоторые из них лежат в области конкретных исследований, другие - в сфере науковедения. В данной работе я предполагаю поставить вопрос об определении наиболее подходящих для интеграции археологии и этнографии разделов этих наук.

Прежде, чем перейти к его рассмотрению, позволю себе сделать некоторые предварительные замечания. Число специалистов, которые когда-либо работали на стыке двух наук в целом, и археологии и этнографии в частности, не поддается учету. Количество публикаций по этим проблемам гигантское. Учеными создано несколько сот тысяч сайтов и web-страниц, содержащих информацию по проблемам совмещения источников и методов этих дисциплин и результаты работ по ним. Такой огромный массив информации одному человеку освоить затруднительно, поэтому дальнейшие выводы можно рассматривать только как предварительные.

Все многообразие работ по интеграции археологии и этнографии может быть сведено к нескольким направлениям.

Этноархеология. Интенсивно развивается во всем мире. Начало ему положил Л. Бинфорд, несогласившийся с трактовкой Ф. Борда палеолитических орудий и костных остатков. В настоящее время работы Л. Бинфорда стали классикой и общеизвестны. На территории бывшего Советского Союза это направление, как мне представляется, развивается не слишком бурно. В этом направлении целенаправленно работают сектор этноархеологии в Институте этнологии и антропологии РАН, археологи из Сургута и В.А. Шнирельман, подготовивший несколько обзоров этого направления по зарубежной литературе.

Экспериментальная археология. Как и этноархеология, это направление работ не требует особых комментариев, особенно после выхода в свет в 1989 г. монографии Р. Малиновой и Я. Малины "Прыжок в прошлое". Оно активно развивается во всем мире, в том числе и на территории СНГ. Лаборатории экспериментальной археологии имеются во многих академических и вузовских подразделениях.

Этнографо-археологические сопоставления. Это один из компонентов метода сравнительно-исторического анализа. Метод широко применим во многих разделах археологии и этнографии и не требует специальных пояснений.

Этнографо-археологические комплексы и их конструирование. Метод стал формироваться с 1981 г. после работ Н.А. Томилова и его коллег В.И. Соболева и В.Б. Богомолова. С 1993 г. разработкой этого направления занимается группа ученых. Основные положения концепции изложены в работах членов этого научного коллектива.

Представляется, что эти направления первоначально были подобраны интуитивно для решения определенных задач. Однако, их удобство, доступность, относительная простота привели к тому, что они стали общеупотребимы и достаточно быстро развиваются. Вероятно, они и наиболее подходят для интеграции двух дисциплин. Но исчерпывается ли ими спектр направлений исследований?

Этот вопрос может остаться без ответа, если не проводить исследования по структуре наук археология и этнография. В мировой практике используются особые средства для поиска методик для решения определенных задач. Есть алгоритмические и неалгоритмические методы. Из последних наиболее удобен и всеобъемлющ, как мне кажется, морфологический ящик. Его эффективность была показана во время работ по изучению реактивного движения в 1943 г.

Эта методика может быть использована и при анализе и поиске наиболее перспективных направлений интеграции археологии и этнографии. Но для этого нужно хорошо представлять структуру этих наук. Но, это совершенно неразработанная область археологического и этнографического науковедения. Существует масса разделов археологии: скифо-сарматская, славяно-русская, первобытная, экспериментальная, материаловедение и т.д. и т.п., связанная с хронологическими, культурно-хронологическими, территориальными, предметно-объектными дефинициями археологии. Этнографическая наука имеет не меньшее количество разделов. Но, как и в археологии, они не структурированы. В ходе небольшого опроса преподавателей ОмГУ выяснилось, что специалисты по естественным наукам могут описать структуру своей науки, назвать ее основные законы, методы, источники. А вот историки говорить о структуре истории отказались сославшись на ее сложность и ничего не смогли сказать о законах исторической науки.

Таким образом, следует предполагать, что имеющиеся направления интеграции археологии и этнографии могут быть дополнены и другими направлениями, методиками и методами исследований. Но для этого нужно провести серьезные работы по анализу структурыэтих научных дисциплин.

* Работа впервые опубликована : Интеграция археологических и этнографических исследований: Сб. науч. тр. / Под ред. А.Г. Селезнева, С.С. Тихонова, Н.А. Томилова. - Нальчик; Омск: Изд-во ОмГПУ, 2001. - С. 40-42.

© С.С. Тихонов

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016