123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Этноархеологические исследования | Полевой архив | Этнографические заметки | Этнографическая экспозиция МАЭ ОмГУ | ЭтноФото | Этнография Омского Прииртышья
Симпозиум по этноархеологии | О работе семинара в 1993-1999 гг. | О серии "Этнографо-археологические комплексы" | Ethnoarcheological research in the Omsk Irtysh Region (1993–2008)
Семинар 2001 | Семинар 2002 | Семинар 2003 | Семинар 2005 | Семинар 2007 | Семинар 2008 | Симпозиум 2012 | Симпозиум 2013 | Симпозиум 2015 | Труды и материалы семинара | Научные публикации о семинаре | Публикации о семинаре в средствах массовой информации
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20


 И.В. Ковтун

Россия, Кемерово, государственный университет

ПРЕДВАРЧИНСКИЙ "ИКОНОГРАФИЧЕСКИЙ ГОРИЗОНТ" ЭПОХИ ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И
СЕВЕРО-ЗАПАДНОЙ АЗИИ

1. Оптимальный анализ конкретной культурно-исторической ситуации, как правило, достигается интеграцией различных гуманитарных дисциплин. Тогда, природа и скрытые механизмы разбираемого процесса или явления обретают несколько исследовательских ракурсов, в совокупности которых улавливается сущность феномена. Поэтому, предлагаемая ниже культурно-историческая модель парадигмы начала смены вех базируется на собственно археологических источниках и данных петроглифики объединенных алгоритмом искусствоведческого и культурологического подхода.

2. Финал позднебронзовой эпохи в центральной и северо-западной областях азиатского континента ознаменовался стремительным распространением иконографических новаций запечатленных в петроглифических комплексах этого ареала. Появляются принципиально новые сюжеты и образы. Такие персонажи, как лось или бык, вытесняются сюжетами с образом коня. (Миклашевич, 1995, с.34). Изображаются козлы, куланы, олени, быки, маралы, колесницы, всадники, антропоморфные фигуры, в том числе с предметами вооружения и т.д. (Пяткин, Миклашевич, 1987, с.129-130; Савинов, 1993, с.61-72, Миклашевич, 1995, с.34; и др.).

Но, главное – кардинально трансформируется стиль изображений. Исключительная геометризованность возводится в императив изобразительной нормы, что позволяет говорить о своего рода “иконографической революции” свершившейся в масштабах рассматриваемого макрорегиона.

Н.В. Леонтьев назвал этот стиль “варчинским”, по одному из самых известных местонахождений (Леонтьев, 1980, с.72), а сейчас эта тема составляет одно из самых популярных направлений в отечественной петроглифике.

3. Условий сопутствовавших (и способствовавших) сложению этого феномена было, по крайней мере, несколько.

Одним из них является объективно необходимое наличие своего рода “переходного периода”, когда в разных частях ареала проявляются первые импульсы унификации изобразительных приемов, пока еще едва уловимой, но уже знаменующей грядущие перемены. Подобный “генеральный прогон”, как бы апробирует различные культурные популяции на их восприимчивость к вызревающим новациям, тем самым диагностируя готовность (или неготовность) почвы для начала следующей, основной фазы процесса.

4. Иконографической предтечей варчинской изобразительной традиции (или варчинского стиля, канона, манеры и т.п.), на мой взгляд, следует считать оригинальные петроглифические комплексы эпохи поздней бронзы Среднего Енисея, Тувы, Горного Алтая, Нижнего Притомья и Восточного Казахстана (Табл. I). Хотя, реализацию схожего изобразительного стандарта демонстрируют и соответствующие серии петроглифов Монголии и Средней Азии. В этом ряду наиболее близкими варчинским являются среднеенисейские рисунки тепсейской группы (Табл. I-А), что объяснимо учитывая локализацию первых. Обращает на себя внимание и определенное конфигуративное сходство своеобразной группы джурамальских петроглифов Горного Алтая с изображениями мойнакского типа из Восточного Казахстана (Табл. I-Б,Д). Нижнетомские экземпляры, скорее всего, являются местным парафразом предварчинского стандарта, который сложился здесь на базе угасающего “ангарского” стиля. (Табл. I-В).

При определении доминантных признаков объединяющих все перечисленные группы воспользуемся удачной характеристикой Д.В. Черемисина данной им джурамальским изображениям.Автор справедливо подчеркивает такие особенности, как “переломленный” абрис спины, скошенные вперед конечности, напоминающие позу “внезапной остановки”, а также расположение конечностей параллельно друг другу или “вразброс”. (Черемисин, 1995, с.77). На мой взгляд, эти черты в различных вариациях равным образом характерны и для территориально локализованных групп всего предварчинского “иконографического горизонта”, а сумма их отличий, проявляет исходную базу генерации каждого отдельно взятого комплекса. (Табл. I-А, Б, В, Г, Д).

Симптоматичным выглядит хронологическое совпадение этого переходного периода с распространением традиции валиковой орнаментации в Северо-Западной Азии. Другими словами, налицо исторически объективное хронологическое и отчасти территориальное совпадение комплексов, составивших предварчинский “иконографический горизонт” и раннего этапа общности КВК, в ареале взаимодействия культур Центральной и Северо-Западной Азии.

 

Кроме этого, XII-IX в. до н.э. это время перехода к яйлажной форме скотоводства, освоения верховой езды, появления железа и других инноваций в культуре. (Кузьмина, 1994, с. 239)

Таблица I. Петроглифы предварчинского “иконографического горизонта”. А – Средний Енисей; Б – Горный Алтай; В – Нижнее Притомье; Г – Тува; Д – Восточный Казахстан.

 

 

Литература

  1. Кузьмина Е.Е. Откуда пришли индоарии? М.: Изд-во “Восточная литература”, 1994. – 464 с.

  2. Леонтьев Н.В. Колесный транспорт эпохи бронзы на Енисее // Вопросы археологии Хакассии. – Абакан: кн. изд-во, 1980. – С. 65-84.

  3. Миклашевич Е.А. Петроглифы эпохи поздней бронзы (Южная Сибирь и Средняя Азия) // Наскальное Искусство Азии: Тез. докл. Межд. конф. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 1995. – Вып. 1. – С. 33-34.

  4. Пяткин Б.Н., Миклашевич Е.А. О культурной принадлежности петроглифов эпохи бронзы // Проблемы археологии степной Евразии: Тез. докл. – Кемерово: Кем. ун.-т, 1987. – Ч.1. – С. 128-130.

  5. Савинов Д.Г. Изображения эпохи бронзы на плитах из курганов юга Минусинской котловины // Современные проблемы изучения петроглифов. – Кемерово: Кем. ун-т, 1993. – С. 61-73.

  6. Черемисин Д.В. Наскальные изображения Джурамала (Горный Алтай) // Древнее искусство Азии. Петроглифы. – Кемерово: Кем. ун-т, 1995, - С. 75-81.

* Работа впервые опубликована : Интеграция археологических и этнографических исследований: Сб. науч. тр. / Под ред. А.Г. Селезнева, С.С. Тихонова, Н.А. Томилова. - Нальчик; Омск: Изд-во ОмГПУ, 2001. - С. 62-64.

© И.В. Ковтун

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016