123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Немцы Сибири | Отчеты о конференциях | Конференции 2008 | Былое
Культурология традиционных сообществ | Немцы Сибири 2002 | РАЭСК XLII | V Конгресс этнографов и антропологов России | Конференция, посвященая 30-летию ОмГУ
1 | 2 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 3 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | Конкурсные работы


Е.А. Ершова
Санкт-Петербург, государственный университет
КУКЛЫ КАДИУВЕО

Изучение кукол, как правило, проводилось исследователями, интересовавшимися детскими игрушками в целом. Были выявлены группы игрушек, которые встречаются повсеместно, в частности, группа "образных игрушек", представленная куклами и игрушками, изображающими животных (Павлинская Л.Р., 1988 - С. 226).

Термин "кукла", в настоящее время используемый в публикациях, достаточно условен. Разнообразие функций, которые выполняет кукла в культуре народов, привело к тому, что под термином кукла стало пониматься скорее некое антропоморфное изображение, а также предмет, символически изображающий человека. Выражения шаманская кукла, обрядовая кукла указывают на то, что детская игра - не единственное назначение кукол. Изучая проблему возникновения кукол, многие исследователи обращали внимание на палеолитические скульптурные статуэтки. Считается, что они являлись культовыми предметами и амулетами (Художественная культура первобытного общества, 1994 - С. 316-328).

Тем не менее, в ряде культур была проведена четкая грань между куклами - детскими игрушками и куклами - антропоморфными изображениями, имеющими ритуальное или магическое значение. В некоторых случаях куклы, выполняя функции детских игрушек, тем не менее сохраняли некоторые магические свойства. Однако эти ситуации не всегда находили отражение в терминах, использовавшихся исследователями. Сталкиваясь с подобными, вероятно, переходными стадиями существования кукол в культуре, необходимо рассмотреть, по возможности наиболее полно, функции этих предметов в традиционной культуре народа.

Такой подход был применен при анализе антропоморфных предметов, входящих в коллекции по этнографии индейцев кадиувео (Южная Америка), хранящихся в Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН. Коллекции были собраны в начале ХХ в. в ходе нескольких экспедиций: А.В. Фричем в 1903-1905, 1906-1908, 1909-1912 гг. и участниками Второй русской экспедиции в Южную Америку (1914-1915 гг.). В работе были использованы архивные материалы (описи и каталоги), письменные сообщения различных авторов, посетивших кадиувео в первой половине ХХ в.

Содержащиеся в источниках сведения позволяют предположить, что у кадиувео в первой половине ХХ в. существовало несколько видов "кукол": детские игрушки (собственно куклы); антропоморфные изображения предков и умерших родственников; изображения "маленьких святых" (santinhos); просто статуэтки. При этом каждый из видов кукол, вероятно, совмещал в себе целый ряд функций.
Фрич упоминает о том, что дети кадиувео использовали в своих играх антропоморфные изображения и настаивает на том, что эти игрушки (куклы) не имели никакого сакрального значения (Fric A.V., 1912 - С. 252-277). О многофункциональности кукол писал Ж. К. Леви-Стросс, посетивший кадиувео в 1936 г. Религиозное значение некоторых из них, в том числе использовавшихся детьми в играх, не вызывало у него сомнений. Однако он видел в этом явлении не признак крушения некого религиозного культа, а отражение отсутствия четкой грани между священным и мирским в культуре кадиувео. Он также обратил особое внимание на устойчивость этого явления, отметив, что его наблюдали у кадиувео и Гвидо Боджани в конце XIX в., и А. Фрич в начале ХХ в. (Леви-Стросс К., 1994 - С. 132-133).

К. Оберг, побывавший у кадиувео через 10 лет после Леви-Стросса, также упоминал о неких антропоморфных фигурках, которые шаманы вырезали из дерева пало санто (palo santo). Эти фигурки были призваны защитить детей от злых духов и помочь им вырасти здоровыми и сильными (Oberg K., 1949. - С. 64). Название, которое приводит Оберг для этих фигурок, - yoe-bebak - кажется весьма созвучным слову dzuebeba, которым Фрич называет те человеческие фигурки, которые были определены им как изображения умерших детей и родственников. По свидетельству Фрича, подобные фигурки женщины хранили в домах, к таким фигуркам относились с особой заботой: их кормили, с ними разговаривали и т.д. Приобрести этих кукол для коллекции А.В. Фрич смог, лишь став им "крестным отцом". Кадиувео не видели иного способа "доверить" ему своих родственников, а этот казался им вполне приемлемым, поскольку индейцы были убеждены, что христианские священники крестят кукол. Можно предположить, что своеобразное "усыновление" кукол, а также тот факт, что куколки часто изображали умерших детей, связаны с обычаями инфантицида и усыновления детей из соседних (покоренных) племен.

Куклы, изображающие "маленьких святых" (santinhos), образуют особую группу. Вероятно, к ним можно отнести и группу кукол, называемых, по словам Фрича, Nossa Sehnora (Богоматерь). Существование подобных изображений, скорее всего, является одним из отражений особенностей восприятия кадиувео христианской символики. Согласно свидетельствам исследователей, до середины ХХ в. в этой культуре христианство существовало в тесной связи и во взаимодействии с традиционными верованиями кадиувео.

Вероятно, в особую группу можно выделить глиняные антропоморфные фигурки. Несомненной особенностью этих изображений является, прежде всего, материал. Другой интересной особенностью глиняных фигурок являются нехарактерные для большинства кукол образы: индеец и гаучо. Достаточно необычным является сам факт выделения этих социальных групп.

Таким образом, на примере культуры индейцев кадиувео мы видим, что кукла в традиционном обществе может выполнять целый ряд функций. Скорее всего, функциональное деление кукол не является строгим, и одна и та же кукла может сочетать в себе несколько значений. Коллекции и сопровождающие их материалы далеко не всегда могут позволить исследователям разобраться во всех деталях и особенностях бытования кукол в рамках той или иной культуры.

Неопределенность понятия кукла, ее многофункциональность, а также ее важная роль в культуре и в настоящее время могут стать достаточным основанием для проведения кросскультурных исследований по данной теме.

ЛИТЕРАТУРА
Леви-Стросс К. Печальные тропики. - М., 1994. - 320 с.
Павлинская Л.Р. Игрушка и мир ребенка в традиционных культурах Сибири// Традиционное воспитание детей у народов Сибири. - Л., 1988. - С. 222-252.
Художественная культура первобытного общества. - СПб., 1994.
Fric A.V. Onoenrgodi-Gott und Idole der Kaduveo in Matto Grosso // Proceedings of the Eighteenth International Congress of Americanists. - London, 1912. - Part. 2. - P. 251-277.
Oberg K. The Terena and the Caduveo of Southern Mato Grosso. - Brasil-Washington, 1949. - 72 p.

*Работа  опубликована в сборнике: Культурология традиционных сообществ: Матер. Всероссийск. науч. конфер. молодых ученых / Отв. ред. М.Л. Бережнова. - Омск: ОмГПУ, 2002. - С. 146-149.

  ©  Е.А. Ершова, 2001


Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016