123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Немцы Сибири | Отчеты о конференциях | Конференции 2008 | Былое
Культурология традиционных сообществ | Немцы Сибири 2002 | РАЭСК XLII | V Конгресс этнографов и антропологов России | Конференция, посвященая 30-летию ОмГУ
1 | 2 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 3 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | Конкурсные работы


С.Р. Хмырова
Барнаул, педагогический университет
РОЛЬ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ В СОХРАНЕНИИ И РАЗВИТИИ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ РУССКИХ В СИБИРИ
В XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВВ.

Социокультурное поле сознания субъекта истории, содержание и средства выра-жения образов прошлого, реальные масштабы влияния исторического миросозерцания на духовную жизнь эпохи - все эти черты исторического сознания неотделимы от феномена исторической памяти. Сохраняя материализованный в предметной и духовной сферах мир прошлого, закрепляя знания средствами культуры своей эпохи, историческая память выражает освоение человеком времени истории, воплощает реальное бытие истории.

Поскольку традиционное общество с наибольшей полнотой сохранялось в XVIII - первой половине XIX вв. в Сибири у таких социальных групп как крестьянство и каза-чество, постольку содержание и способы сохранения и передачи исторической памяти именно этих групп заслуживают особого внимания.

В XVIII - первой половине XIX вв. основным источником, зафиксировавшим ис-торическую память, крестьян и казачества оставался исторический фольклор (былины, песни, предания, легенды). Для этого периода установлено устойчивое бытование в Сибири большей части общероссийского репертуара былин, некоторых циклов исторических песен, в том числе посвященных Ивану Грозному, Ермаку, Степану Разину, военным событиям XVIII в., исторических преданий местного происхождения (топонимических, о первопоселенцах, генеалогических и т.п.). Сохранность такого значительного комплекса фольклорных памятников на протяжении длительного времени, на огромной, слабозаселенной русскими территории, при условии постоянного перемещения населения свидетельствует о том, что общая историческая память выступала в данном случае как один из стержней, скрепляющих традиционное общество русских в Сибири.

Исторической памяти крестьян и казаков в Сибири, как и в целом для данных со-циальных групп, характерен избирательный подход. Выделение в народной памяти исторических событий шло на разных уровнях. С одной стороны, запечатлелись крупнейшие эпохи, пласты истории (например, киевский, богатырский период, или "смутное" время), а с другой, внутри этих эпох, в свою очередь, отражались отдельные, наиболее значительные, события.

В исторической памяти сибиряков в XVIII - первой половине XIX вв. особое место занимали события, которые можно было соотнести с тем или иным конкретным ис-торическим лицом - царем (Иваном Грозным, Петром I, Александром I), полководцем (Борисом Шереметьевым, Суворовым, Платовым), вождем народных восстаний (Степаном Разиным, Емельяном Пугачевым), первопроходцем (Ермак) и т.п. Характерным для Сибири можно считать то, что некоторые события и личности слились в исторической памяти друг с другом так, как того требовала логика народного восприятия истории. Так, в ряде исторических преданий утверждается, что Емельян Пугачев был прямым преемником Степана Разина, который лично поручил ему продолжать крестьянское восстание (Элиасов Л.Е., 1960. - С. 400-478). В другом случае во многих сибирских преданиях Степан Разин тесно связан с Ермаком и Сибирью (Кошелев Я.Р., 1963. - С. 82-84). Обращает на себя внимание и то, как сложились в народной исторической памяти события петровской эпохи и личность самого Петра Первого. В Сибири под сильным влиянием старообрядческой идеологии получила распространение негативная оценка личности и деятельности первого российского императора. Такие действия Петра I как введение подушной подати, проведение рекрутских наборов, провозглашение себя императором являлись в глазах многих сибиряков подтверждением того, что он является воплощением Антихриста, а его царствование - Последними временами, преддверием конца света, Страшного суда и второго пришествия Иисуса Христа. В связи с таким отношением в Сибири практически не зафиксированы песни и предания, посвященные непосредственно Петру I (сохранились записи нескольких исторических песен об отдельных эпизодах Северной войны, где главный герой - Борис Шереметьев) (Гурьянова Н.С., 1980. - С. 136-153). Даже в XIX в., когда события петровского време-ни отошли в далекое прошлое, отношение к этой эпохе не изменилось.

История как память народа присутствует в сознании каждого человека. В судьбо-носные периоды (такие как "смутное" время, раскол русской православной церкви, периоды петровских реформ, народных восстаний и т.п.) происходит трансформация исторического сознания, в том числе исторической памяти. Главными становятся те события истории, которые могут функционировать в массовом сознании в качестве посредников, обеспечивающих непрерывность развития меняющегося общества и могут обеспечить социально-психологическую компенсацию "неустойчивости", "неуверенности" и "противоречивости", характерные для социального климата в кризисные периоды общественного бытия. Скорее всего, именно этим обусловлен устойчивый интерес в XVIII - первой половине XIX вв. у сибиряков к таким популярным в народной среде историческим личностям как царь Иван Грозный (в народном сознании он воспринимался как "Первоцарь").

Все вышеизложенное подтверждает, что народная историческая память имеет из-бирательный характер. В каждую отдельную эпоху актуализируется та ее часть, кото-рая наиболее полно востребована в этих исторических условиях. В тоже время в целом историческая память - это общее достояние нации, субэтноса, этноконфессиональной или социальной группы. Поэтому ее сохранение и передача - это условие сохранения традиционного общества.

ЛИТЕРАТУРА
Элиасов Л.Е. Русский фольклор Восточной Сибири. - Улан-Удэ, 1960. - Ч. II. На-родные предания.
Кошелев Я.Р. Вопросы русского фольклора Сибири. - Томск, 1963.
Гурьянова Н.С. Старообрядческие сочинения XIX в. о "Петре I - антихристе" // Археография и источниковедение Сибири. - Новосибирск, 1980. - С. 136-153.

*Работа  опубликована в сборнике: Культурология традиционных сообществ: Матер. Всероссийск. науч. конфер. молодых ученых / Отв. ред. М.Л. Бережнова. - Омск: ОмГПУ, 2002. - С. 31-33.

©  С.Р. Хмырова, 2001

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016