123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Немцы Сибири | Отчеты о конференциях | Конференции 2008 | Былое
Культурология традиционных сообществ | Немцы Сибири 2002 | РАЭСК XLII | V Конгресс этнографов и антропологов России | Конференция, посвященая 30-летию ОмГУ
1 | 2 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 3 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | Конкурсные работы


А.А. Абрамова
Омск, государственный университет
ГДЕ ПРЯЧЕТСЯ СЧАСТЬЕ ОХОТНИКА
(К вопросу бытования промыслового культа у сибирских татар)

Иметь удачу в охоте и рыболовстве большое счастье. Если счастье представить материально, то для сибирского татарина, потерявшего работу с исчезновением колхоза и возвратившегося к традиционным видам хозяйства, в том числе к охоте и рыболовству, оно будет выглядеть как полный мешок свежей еще живой стерлядки и полный стол дичи да всякой лесной живности. Счастье - это результат его труда.

Представление об удаче и счастье отражает ценностные ориентации народа. У сибирских татар и счастье, и удачу называют одним словом - кут (Радлов В.В., 1872. - С. 138; Тумашева Д.Г., 1992. - С. 136). Понятие кут (qut) встречается еще в енисейских и древнеуйгурских рунических памятниках и значение его, кроме "счастье" - "жизненная сила", "благодать" (Сравнительно-историческая грамматика…, 2001. - С. 686). Значит, счастье для мужчины - иметь здоровые руки, ноги, определенный навык, способность активно двигаться, то есть ту жизненную силу, без которой невозможно занятие промысловой деятельностью. Хозяином мужчина в доме будет до тех пор, пока обладает этой жизненной силой - носит в дом добычу и кормит семью. Не случайно, на языке сибирских татар котмагар, однокоренное со словом кут, переводится как "тот, кто хорошо охотится" (Тумашева Д.Г., 1992. - С. 103). Удачливость осмысливалась как нематериальное начало, соотносимое с жизненностью человека, но приобреталась она, как правило, извне - от различных сверхъестественных существ (Зенько А.П., 1997. - С. 89).

Промысловый человек заблаговременно платил за свою удачу и жизнь: шел с подарками - молоком, яйцами, хлебом, деньгами к главному человеку в деревне, самому уважаемому - мулле. Возьмет подарки мулла, но гостя даже чаем не напоит, знает, что тому к охоте или рыбалке готовиться надо, да и у самого дело появилось - прочитать молитву надо: аллаха восславить и у духа-хозяина леса или реки / озера удачи для охотника попросить; ведь не зря он приходил - муллу они вперед услышат.
Дома жена соберет охотнику еду в дорогу, а жена рыбака не забудет положить краюшку хлеба отдельно в тряпочке - это для хозяйки озера, чтобы рыбы побольше дала. С детства живет охотник в этих краях - исходил он лес вдоль и поперек, но уже далеко не первый раз вступая в лесную чащу или заплывая на лодке на середину реки, ощущает он присутствие духов. В лесу это урман иясе - хозяин леса, горбатый старик с седой бородой и посохом, и шурале, по-русски леший, - страшный он, волосатый весь и непредсказуемый. Много сказок о нем люди сочинили, а рассказали про него местным татарам - казанские (Каюм-Насыров, 1880. - С. 14). В реке - су иясе, хозяин воды. Он черный и большой, но видят его только когда он в барана или теленка превращается. Су анасы - русалка - девушка с длинными золотыми волосами и красивой белой кожей. Все они, живущие в человеческом мире, но пришедшие из мира мертвых, показываются людям редко, но и охотник, и рыбак всегда помнят о них. Чтобы заручиться удачей на целый год, рыбак идет во время ледохода на реку и, бросая в реку монеты, су анасы любит их, приговаривает: "Я тебе - ты мне".

Идет охотник на промысел, дорога у него хорошая, ведь жена с вечера совершила юл хаир, то есть обряд на дорогу, дорожную милостыню: денег бедным подала, да собаку хлебом вдоволь накормила. Но если вдруг перед выходом из дома охотник поругался с женой или по пути перешла ему дорогу злая женщина с пустыми ведрами - не видать ему удачи, скоро вернется домой он и, наверняка, без добычи. Женщинам хоть и не положено лезть в мужские дела, даже в избушку, где хранятся промысловые предметы, не входит она, чтобы прибрать, однако власть над удачей промысловой имеет: если переступит она через удочку, ружье, сеть - долго не видать охотнику счастья; а если выйдет она навстречу человеку, идущему на промысел, с ребенком на руках - много добычи принесет в дом охотник и с ней потом поделится.

В лесу особое поведение положено. Это не дом, и охотник здесь не хозяин, значит, и вести себя положено как гостю: не шуметь, не кричать, громко не смеяться - хозяин леса шума не любит, да и звери все поразбегутся. Духу-хозяину леса нужно почтение оказать - первого пойманного зверя или его шкурку, птицу закопать в лесу под деревом - это плата за остальную добычу. Если охотник пошел на промысел не один, старается он с друзьями много не разговаривать, особенно о животных, за которыми пришел в лес. Услышат они свое имя и убегут от охотника, потом и не найдешь. И по имени друг друга охотники не называют, чтобы не узнали звери - хайванат, да и сам хозяин леса, кто приходил. Даже сказка есть такая, как однажды обманул охотник шурале, назвался балтыром, что значит "прошлый год", и избежал таким образом смерти. Вообще старики предупреждают, что с шурале нужно быть осторожней, он хотя и глупый, но имеет большие лесные богатства и может навести на человека безумие и тоску.

"Это было давным-давно. Жил охотник. Жили они счастливо вместе с женой. Все у них было. Охотник каждый день на охоту ходил, а жена дома по хозяйству. Не боялся охотник никого - ни зверей лютых, ни иного кого. А коль случилось бы повстречаться ему с хозяином леса или другой какой нечистой силой, он бы выдержал испытание, не пришлось бы его голове склониться ниже плеч. Однако такое дело однажды случилось. Пошел он раз на охоту. Не мог он найти ни зверя, ни птицы и забрел глубоко в лес. Вдруг почувствовал он, что в сон его клонит, пытался он перебороть сон, но не смог, так и заснул. Просыпается и видит перед собой ШУРАЛЕ - хозяина леса. По его телу сразу пробежала дрожь, но не от страха, не боялся он ничего, но уж больно страшным показался хозяин леса. И стало это чудо водить охотника по лесу, да крутить, все богатства лесные показывать. Много показал, долго шли они. Неожиданно все пропало. Очнулся охотник, глядь, а он на прежнем месте лежит. И подумал охотник - сон это или явь? Вот такие дела случались".

На реке человек тоже гость, и неправильное поведение может оказаться опасным для жизни - нельзя ругаться, кричать, перевалившись через край лодки пить воду. Внимательность тоже залог удачливости и знания - рыбаку нужно с вечера приметить, каким будет закат: если красное солнышко село за горизонт, то можно смело идти на промысел - погода установится такая, какая рыбе нравится. Придя на реку, рыбак должен сразу заметить, куда дует ветер: если против течения, то лов будет удачным; а если по течению, то все приготовления были напрасными - мало рыбы принесет татарин домой.

Если непомерно много принесет охотник добычи, а рыбак рыбы, то, надо помнить, что такое всего раз в жизни бывает. Радуются дети, родственники и соседи; старики же, потупив взоры, покачают головой и скажут: "Вы молодые зря радуетесь, плохо это, аллах каждому рыбаку равное с другими количество рыбы выделяет, он в течение жизни ее и вылавливает. А этот все положенное ему сегодня выловил, значит, жить ему недолго осталось".

Если не с пустыми руками возвратился охотник и рыбак домой, а с хорошей добычей, первым делом, в благодарность за хорошую молитву, отнесет он пятую часть добытого мулле. И хвастаться нельзя своей удачливостью. Особенно старики предупреждают молодежь: удача только скромных любит; самый лучший охотник, в представлении сибирских татар, - угрюмый, неразговорчивый и очень спокойный человек.

Важное дело - у духов заручиться поддержкой до следующего раза. Поэтому и хранит охотник как талисманы в своей избушке некоторые части тела животных - клыки и когти медведя, рога лося - мююс он, шкурку с головы селезня - кугельуртак. Прибивают на дверь избушки перья и крылышки птиц, заячьи лапки - ояк куян, лапки куропатки - ояк огуан, ведь это еще и частица того мира, откуда охотник недавно возвратился.

Готовясь к промыслу, охотники и рыболовы обращали внимание не только на исправность ружья, удочек или лодки. Было жизненно важно создать вокруг себя ореол удачи, заручиться помощью духов. Облачаясь в специальную одежду для охоты, тщательно хранившуюся в особой избушке и не используемую в быту, охотник и рыболов мысленно "облачался" в одежду невидимую, которая оберегала его на промысле, читал мусульманскую молитву, прося благословения у великого аллаха. Застегивая на себе каждую пуговицу этой неощутимой телом одежды, охотник был уверен, что именно она унесет с собой, в чужую, враждебную человеку местность - лес, частицу домашнего и совсем не страшного.

*Работа  опубликована в сборнике: Культурология традиционных сообществ: Матер. Всероссийск. науч. конфер. молодых ученых / Отв. ред. М.Л. Бережнова. - Омск: ОмГПУ, 2002. - С. 71-74.


 ©  А.А. Абрамова, 2001

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016