123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Немцы Сибири | Отчеты о конференциях | Конференции 2008 | Былое
Культурология традиционных сообществ | Немцы Сибири 2002 | РАЭСК XLII | V Конгресс этнографов и антропологов России | Конференция, посвященая 30-летию ОмГУ
1 | 2 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 3 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | Конкурсные работы


И.Н. Чернова
Омск, государственный университет
КОНСОЛИДИРУЮЩИЕ ФУНКЦИИ РЕЛИГИИ
В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ НЕМЦЕВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

Анализ смыслового и функционального значения явлений культуры составляет необходимую часть комплексного этнографического изучения этнокультурных общностей. Отражаясь в человеческом сознании, условия развития их составляющих оказываются причиной многих сложных явлений в сфере традиционной культуры.

Конкретное поведение людей в традиционном обществе определено нормами, которые заданы традицией, религией, общиной или коллективом (Федотова В.Г., 2000. - С. 11). В этом отношении свобода человека ограничена. Хотя выбор мировоззрения в принципе доброволен, но в то же время никто не свободен настолько, чтобы в любой момент стать приверженцем чего угодно (Бохеньский Ю., 1993. - С. 94). Это один из необходимых принципов человеческого существования и, вместе с тем, результат складывания традиционных форм личной и общественной жизни в определенной исторической, социальной и этнокультурной среде.

Более того, в религии все отношения, в которые вступают люди на протяжении жизни, приобретают освященное, предписываемое значение: так фиксируется идеал человеческих отношений и поведения. (Дружинин В.Н., 1996. - С. 32). Но вторжение в эту сферу духовной культуры, стремление контролировать или вообще переориентировать носителей определенных воззрений на новые ценности приводит к трансформации устоявшихся традиций и одновременно показывает степень устойчивости мировоззренческой позиции представителей той или иной культурной традиции. В настоящей работе данные обстоятельства будут рассмотрены на примере немецкого населения Западной Сибири, которое в конфессиональном отношении неоднородно и включает представителей католической и протестантской ветвей христианства.

В современном российском обществе согласно ст. 28 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, не опасаясь преследований. (Садовникова Г.Д., 2000. - С. 36). В соответствии с конституционными нормами и положениями Федерального закона РФ от 26 сентября 1997 г. государство гарантирует возможность реализации гражданами права на свободу вероисповедания при условии соблюдения ими законной деятельности (Малый А.Ф., 2001. - С. 74-75; Россинский Б.В., 1998. - С. 293-294), то есть если их цели и действия не представляют угрозы личной, общественной и государственной безопасности.

В 1992-1993 гг. в местах компактного проживания немецкого населения на территории Алтайского края, Новосибирской и Омской областей были открыты религиозные центры протестантских (лютеране, меннониты, баптисты, пятидесятники) и католических общин. Полученные в ходе этнографических экспедиций ОмГУ 1996-2001 гг. на данной территории материалы свидетельствуют о существовании тесных контактов между конфессиональными общинами отдельных населенных пунктов. Члены одинаковых по вероучению общин поддерживают между собой отношения путем сотрудничества и переписки.

После многих лет антирелигиозной политики советского правительства, идеологического контроля в культурной сфере жизни общества в нашей стране не только на законодательном уровне, но и в повседневной практике получило признание равноправие всех религий и церквей, запрещена дискриминация на религиозной почве; предоставлено реальное право на открытие молитвенных домов и церквей для верующих, совершение религиозных обрядов и распространение веры. Церковь восстанавливает свои позиции хранителя культурных и нравственных ценностей.

Однако последствия социально-политических изменений в стране в 1920-е - 1940-е годы оказали разрушительное влияние на сферу духовной культуры общества. В результате партийно-государственной политики оказалось под угрозой сохранение этнокультурного своеобразия населения отдельных регионов. Так, реформирование социально-экономических основ существования крестьянских хозяйств, ликвидация национальных школ, прекращение деятельности религиозных общин, а также репрессивная политика советских органов власти явились фактором разрушения этнокультурной самобытности сибирских немцев, поскольку ликвидировали основу их этнокультурной общности - конфессиональную общину.

Начиная с середины 1920-х годов, немецкие религиозные общины являлись объектом особого внимания правительственных органов. На территории Немецкого района на Алтае постановлением Президиума Западно-Сибирского Краевого Исполнительного Комитета от 15 августа 1931 г. была организована Западно-Сибирская краевая комиссия по вопросам религиозных культов, в компетенцию которой входило "рассмотрение дел об открытии и закрытии молитвенных зданий" (ГАНО. Ф. 47. Оп. 1. Д. 1400). В итоге в 1931-1933 гг. прекратили существование братские общины и религиозные общества в поселках Немецкого района на Алтае: Константиновка, Красновский, Александровка, Красный Дол, Желтинка, Гришковский, Редкая Дубрава. Все здания молитвенных домов передавались сельским советам на культурные нужды, и проведение собраний общин верующих фактически запрещалось (ГАНО. Ф. 47. Оп.1. Д.1412; 1612). То же самое происходило и в других областях проживания немецкого населения.
Прежняя консолидация немцев в Сибири вокруг деятельности местных религиозных общин, выступавшая для них в качестве условия самосохранения и коллективного осуществления традиций в инонациональной и иноконфессиональной среде, была нарушена. Складывались условия, при которых воспроизведение традиционных элементов культуры и функция межпоколенного наследования традиций осуществлялись не на уровне религиозной общины в целом, а полностью сосредотачивались в кругу семьи, где в результате преследований местных властей за антисоветскую деятельность, исполнение традиционных обычаев и обрядов становилось единственно возможным.

Очевидно, что сплоченность конфессиональных групп или отдельных общин не могла поддерживаться в прежнем виде, в форме коллективной деятельности верующих. Тем не менее, каждый религиозный праздник собирал верующих на тайные молитвенные собрания, проводившиеся по очереди дома у членов общины. Немцы были вынуждены отказаться от традиционных общественных действий, приуроченных к религиозным праздникам (Рублевская С.А., 2000. - С.106), но этот факт подтверждает значимость традиций предков и корпоративность групп сибирских немцев.

Таким образом, вследствие социально-исторических изменений, от которых не застрахована ни одна из социальных систем, их развитие происходит именно благодаря способности человека и общества к выбору и адаптации, при которых неизбежны, однако. утрата и видоизменение элементов привычного уклада жизни. И как показывает современная реальность, хозяйственный и семейный уклад разных возрастных групп немецкого населения Западной Сибири, несмотря на трансформационные изменения, происходившие в этой сфере на протяжении XX века, хотя и в разной степени, строится, в целом, под влиянием религиозного фактора. Благодаря сохранению этой важной основы культуры у немецкого населения Сибири существуют особенные локальные и конфессиональные элементы в семейной и календарной обрядности, являющиеся отражением их сложного этноконфессионального состава.

ЛИТЕРАТУРА
Бохеньский Ю. Духовная ситуация времени // Вопросы философии. - 1993. - № 5. - С. 94-98.
Дружинин В.Н. Психология семьи. - М., 1996. - 160 с.
Малый А.Ф. Конституционное право России. - М. 2001. - 256 с.
Россинский Б.В. Административное право. - М.: Новый Юрист, 1998. - 432 с.
Рублевская С.А. Календарная обрядность немцев Западной Сибири конца XIX-XX вв. - М.: Готика, 2000. - 136 с.
Садовникова Г.Д. Комментарий к Конституции Российской Федерации. - М.: Юрайт, 2000. - 192 с.
Федотова В.Г. Типология модернизаций и способов их изучения // Вопросы философии. 2000. № 4. - С.3-27.

*Работа  опубликована в сборнике: Культурология традиционных сообществ: Матер. Всероссийск. науч. конфер. молодых ученых / Отв. ред. М.Л. Бережнова. - Омск: ОмГПУ, 2002. - С. 44-47.


 © И.Н. Чернова, 2001

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016