123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Немцы Сибири | Отчеты о конференциях | Конференции 2008 | Былое
Культурология традиционных сообществ | Немцы Сибири 2002 | РАЭСК XLII | V Конгресс этнографов и антропологов России | Конференция, посвященая 30-летию ОмГУ
1 | 2 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 3 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | Конкурсные работы


С.М. Соколов
Улан-Удэ
ПРОБЛЕМАТИКА КУЛЬТУРЫ
В СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ ЕВРАЗИЙСТВА

В истории философской мысли русского зарубежья евразийская теория культуры заняла особое место. В ее разработке приняли участие такие наиболее известные евразийцы, как Н.С. Трубецкой, П.Н. Савицкий, Л.П. Карсавин, П.П. Сувчинский, Г.В. Флоровский. Для них общим, исходным для философии истории и культуры было утверждение самобытности культурного мира России - Евразии, что важнейшую роль в евразийском учении играла идея культуры как "симфонической личности".

Одной из программных работ евразийского учения о культуре стала статья Л.П. Карсавина "Основы политики", в которой указывалось: "Для обозначения систематического учения о культуре как целом мы избираем старый аристотелевский термин "политика". Таким образом "снимается" господствующая доныне антитеза общества и государства". Карсавин выделяет в культуре главные сферы: "1) сферу государственную или политическую, в которой преимущественно осуществляются единство культуры и личное бытие ее субъекта; 2) сферу духовного творчества или духовной культуры, духовно-культурную сферу; 3) сферу материально-культурную или сферу материальной культуры" (Мир России - Евразия, 1995. - С. 125).

Центральным понятием евразийской культурологии стало понятие личности, которая определялась как "единство множества и множество единства". Тем самым не признавалась европейская традиция понимания личности как индивида, как самодостаточного социального атома. Учение о личности (просопология) стало важной частью евразийской доктрины и определило новую терминологию. Евразийцы ввели в широкий научный оборот термин "соборная" или "симфоническая" личность, ставший популярным в современной литературе.

Для евразийства важной стала разработка религиозно-богословских проблем. По мнению евразийцев, православие должно стать еще ближе к жизни и быту народов. Идея "бытового исповедничества" осознавалась как одно из главных средств борьбы с атеизмом. Л.П. Карсавин, Н.С. Трубецкой, П.Н. Савицкий подчеркивали, что ХХ век - это эпоха "новой веры", единой для всех народов Евразии, что послереволюционное "отпадение от Бога" - явление временное. Одним из их "предчувствий" было предчувствие о том, что следование духу и букве православной церкви - залог процветания России как особой цивилизованной общности. Церковь для них, по словам П.Н. Савицкого, "есть тот светильник, который им светит". Н.С. Трубецкой будущее русской культуры видел в том, что она "должна стать в идеале оцерковленной сверху донизу. Православие должно проникнуть не только в народный быт, но и во все части здания русской культуры, вплоть до высших вершин этого здания". По его убеждению, "только тогда русская культура будет сверху донизу единой системой, несмотря на внешнюю свою краевую и племенную дифференцированность"(Трубецкой Н.С., 1999. - С. 432).

Основания культуры "симфонической личности" и основания Православия в евразийском учении совпадали. Своего совершенства культура достигает в Церкви, в распространении Православия. Они предложили новую социокультурную парадигму, связанную с возможностью евразийского религиозного единства. Основа для религиозного единства Евразии заключается, по мнению евразийцев, в общем для евразийских народов характере религиозного мироощущения - в свойственном им "бытовом исповедничестве" и особенной интенсивности религиозного чувства. Бытовое исповедничество - феномен пронизанности религиозным миропониманием искусства, материальной культуры и быта, идеологии (Мир России - Евразия, 1995. - С. 49). Это, по мнению евразийцев, важнейшая особенность восточного мировосприятия. Она была присуща и культуре допетровской Руси, человек этой эпохи переживал религию интенсивно, сверяя ежечасно свои действия и поступки с заповедями православия и относился к последним как к главным жизненным принципам и основам бытия. Основой духовного, культурного единства России - Евразии идеологи евразийства считали православную церковь, поскольку для них церковь являлась воплощением "соборности", свободного и органического единства. Геоэтническое понимание единства территории русской культуры позволяло им говорить о "родстве душ" народностей Евразии.

Евразийская философия культуры установила свою систему координат, исходя из утверждения общечеловеческой ценности этнокультурного разнообразия и желания евразийцев реально влиять на социокультурную ситуацию в стране. В геополитическом аспекте она порывала с традицией, рассматривающей вхождение России в западный мир как необходимое условие ее развития. В современный очередной период европеизации это, а также признание евразийского симбиоза культур народов России и необходимости их равноправного единства, приобретает особую значимость.

ЛИТЕРАТУРА
Мир России - Евразия: Антология / Сост.: Л.И. Новикова, И.Н. Сиземская. - М., 1995.
Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. - М., 1999.

*Работа  опубликована в сборнике: Культурология традиционных сообществ: Матер. Всероссийск. науч. конфер. молодых ученых / Отв. ред. М.Л. Бережнова. - Омск: ОмГПУ, 2002. - С. 9-11.


 © С.М. Соколов, 2001

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016