123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Немцы Сибири | Отчеты о конференциях | Конференции 2008 | Былое
Культурология традиционных сообществ | Немцы Сибири 2002 | РАЭСК XLII | V Конгресс этнографов и антропологов России | Конференция, посвященая 30-летию ОмГУ
1 | 2 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 3 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | Конкурсные работы


Д.А. Рейзвих
Омск, академия физической культуры
ТЕЛО В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ

Традиционная культура, как известно, имеет ряд специфических особенностей не только в сфере материального бытия, но в большей степени в сфере сознания, мышления. Каждая культура создает собственные, уникальные представления, ценности, законы. Однако в центре любой культуры стоит человек, который и формирует эту культуру. При создании, творении мира культуры, который еще не приобрел устоявшегося бытийственного статуса, человек вынужден существовать в рамках единственно природой данной, изначальной сферы - своей телесности. В чем человек всегда уверен, так это в том, что он есть. Эта онтологическая уверенность позволяет ему познавать окружающий мир и себя самого как существо мыслящее, чувствующее, то есть как сознание. Вместе с тем человек рождается уже в определенной культуре, которая создает человека как члена общества, то есть придает его биологическому существованию социальный смысл, который проявляется в определенных ценностях, нормах, образцах поведения. Прежде чем рассматривать специфику восприятия человеческого тела традиционной культурой, следует, как мне кажется, проанализировать его роль в культуре вообще.

В отечественной философской науке тело рассматривается как единство биологического и социального бытия человека. По мнению И.Н. Быховской, тело человека существует на трех уровнях бытия, в соответствии с которыми можно выделить "природное тело", "социальное тело" и "культурное тело". Под "природным телом" понимается биологическое тело индивида, подчиняющееся законам существования функционирования развития живого организма. Однако применительно к телу человека это понятие весьма условно. Человек, будучи существом социальным лишь в некоторой степени, может рассматриваться как чисто природное существо, так как влияние общественного пространства затрагивает даже самые устойчивые естественно заданные характеристики и механизмы человеческого организма. Это взаимодействие с социальной средой формируется "социальное тело". На данном уровне бытия человеческое тело определяется функционированием его в социальной системе, его использованием в контексте того или иного вида деятельности человека. "Культурное тело"  - это продукт культуросообразного формирования и использования телесного начала в человеке. Это переход от "безличных" природно-телесного и социально-функционального к личностному бытию телесности (Быховская И.Н., 1993. - С. 3).

В ходе анализа особенностей представлений о теле в рамках традиционной культуры перед нами встает задача рассмотрения этой проблемы как раз на уровне "культурного тела". Как мне кажется, само это понятие очень многогранно, как многогранны различные проявления человеческой культуры. Многие исследователи культуры связывают ее прежде всего с общезначимыми ценностями, идеалами, нормами и образцами поведения. С этой точки зрения тело человека, существующего в пространстве той или иной культуры, приобретает определенную аксиологическую нагрузку. В разных культурах человеческое тело имело совершенно различную ценность. В традиционной культуре тело также вписывалось в специфическую систему ценностей. Необходимо отметить, что тело, как целиком, так частями, играло огромную роль в традиционной культуре. Это выражалось, например, в том, что все изменения, происходившие с человеком на социальном уровне, немедленно отражались на теле в виде запретов или разрешения украшать тело, волосы, в татуировках и так далее. Особенно актуальны подобные изменения становились при переходных ритуалах, когда человек терял свою старую социальную, а иногда и личностную идентичность и приобретал новую (Байбурин А.К., 1993. - С. 101). Например, обряд инициации зачастую сопровождался телесными испытаниями, обрезанием, что должно было означать символическое умирание и воскрешение в новой социальной роли.

Традиционная культура включает в себя ценности, которые основываются в первую очередь на мифе. Миф содержит в себе весь мир в его нерасчлененном, синкретичном виде. Поэтому и тело человека органично вплетено в мифологическое мироощущение. Тело - это продолжение природы, оно обладает теми же чертами, что и космос в целом, и именно как космос воспринимается сознанием. К примеру, известно распространенное отождествление природного и человеческого плодородия. В традиционной культуре космос имеет жестко организованную структуру, которая характеризуется в первую очередь противопоставлением сакрального и обыденного (профанного). С этой точки зрения тело человека является наиболее сакральным из всего того, что его окружает. Тело представляется в таком случае моделью всего окружающего мира, поэтому структурирование космоса, например, на основе бинарных оппозиций неизбежно отражается в представлениях о нем. Оппозиция "мужской - женский", отражающая биологические, телесные характеристики человека, соотносится с оппозицией "свой - чужой", "правый - левый", "верхний - нижний", где первый член оппозиции несет положительный смысл, а второй - отрицательный (Толстой Н.И., 1995. - С. 152). К тому же все эти универсальные символические характеристики мира применимы к телу как таковому, так как во многом порождены соматической организацией человека. Если человек говорит о чем-либо как правом или левом, то имеет в виду в первую очередь местонахождение предмета по отношению к себе. То же относится и к оппозиции "верхний - нижний", которая делает голову и ноги самыми семантически наполненными частями тела.

Здесь мы сталкиваемся с такой важной характеристикой традиционной культуры как ее символичность. Все вещи в такой культуре наполнены множеством смыслов - язык, миф, утварь, одежда используются как семиотические объекты. Данное утверждение справедливо, по моему мнению, и для сферы человеческого тела. Тело это знаковая система, причем система более древняя, чем язык. Тело целиком и отдельные его части обладают богатым, многоуровневым символическим содержанием. Это содержание в большинстве ритуалов носит двойственный характер. С одной стороны, например, в родильном обряде, тело роженицы и младенца тщательным образом оберегается от воздействия "нечистой силы", но, с другой стороны, роженица сама считается нечистой, так как рождение это всегда сближение того и этого миров. То есть тело представляет собой своеобразный медиатор, который связывает два мира. Особенно наглядно это может проиллюстрировать похоронная обрядность. Многочисленные манипуляции с телом покойного, начиная от обмывания и кончая захоронением, говорят нам о важности этих действий и страхе перед столкновением с иным миром, который очень близко приблизился к живым людям, а тело - это его главный проводник в этом мире. Необходимо, кроме того, упомянуть о традиционном разделении человеческой сущности на два элемента: тело и душу. Причем тело в этой паре играет подчиненную роль и характеризуется как нечто низкое, недостойное, темное, греховное. Однако тело само по себе не может совершить ни плохого, ни хорошего, и в этом отношении оно является заложником души. Если при жизни человек вел себя неправедно, общался с "нечистой силой", то после его смерти и тело ждало наказание. Телом могла завладеть та самая "нечистая сила", как, например, в русских быличках о посещении покойниками своих родственников (Мифологические рассказы…, 1987. - С. 64). В таком случае самому человеческому телу приписывались черты принадлежности к иному миру. К числу таких телесных признаков "инаковости" относятся: наличие козлиных копыт, слепота, телесные недостатки, например, хромота и так далее. Очень часто эти признаки усиливались отношением по семантической оси "правый - левый", где "левость" была знаком принадлежности к "нечистой силе". Душа и тело часто соотносятся в традиционной культуре как хозяин и его дом, о чем повествуют народные русские похоронные плачи и причитания (Невская Л.Г., 1993. - С. 3).

В других ритуалах тело наполняется иным смысловым содержанием, которое связано в первую очередь с телом как источником жизни и благополучия. Недаром одним из значений слова "живот" было богатство, хозяйство. Но не только в ритуалах проявлялась значимость телесного бытия человека для традиционной культуры. Здесь мы сталкиваемся с такой важной характеристикой традиционной культуры как ее символичность. Все вещи в такой культуре наполнены множеством смыслов - язык, миф, утварь, одежда используются как семиотические объекты. Данное утверждение справедливо, по моему мнению, и для сферы человеческого тела. Тело - это знаковая система, причем система более древняя, чем язык.

В обыденной жизни, которая функционировала на основе традиции и мифа, существовали самые разнообразные телесные практики, связанные с межиндивидуальной коммуникацией. Роль жестов, означающих приветствие, одобрение или порицание, а так же других проявлений телесной культуры, как мне кажется, снижалась по мере разрушения традиционной культуры. Особенно это касается такой формы человеческой культуры как танец. Известно, что в архаических культурах танцевальные движения сопровождали большую часть ритуалов и несли в себе глубокую семантику. Как и танец, спорт тоже родился из нерасчлененного мифологического сознания. Таким образом, телесная практика в традиционной культуре неразрывно связана с этим сознанием. В этом, по-видимому, и заключается специфика восприятия тела в целом и его частей, характерного для традиционной культуры.

Подводя итог всему сказанному выше, можно выделить три уровня функционирования "культурного тела", которые различаются как по степени сакрализованности тех или иных телесных действий, так и по степени семантической наполненности. Во-первых, тело неизменно присутствует в самых разных ритуалах. Семантическая наполненность тела здесь достигает своего пика. Каждое движение в ритуале наполнено смыслом и само тело используется в нем для достижения поставленной перед ритуалом целью. А смысл ритуала и тела в нем черпается из мифа. Во-вторых, тело человека функционирует в быту как элемент повседневного поведения, обусловленный теми ценностями, социальными нормами, образцами поведения, которые характерны для традиционной культуры. Данный аспект человеческой телесности характерен для любой культуры и не является специфичным для традиционной культуры. Однако тот или иной жест или телесное действие в традиционной культуре имеет больше смысла и знаковости чем, например, в современной. Это связано, в первую очередь, со знаковостью традиционной культуры, с тем, что все, существующее в мире профанного, находит свой смысл в мире сакрального, магического. В-третьих, необходимо также выделить в отдельную область проявления тела те соматические практики, которые впоследствии выкристаллизовались в самостоятельные формы телесной культуры - танец и спорт. Они вместе с другими проявлениями человеческого духа являются наследниками мифологического сознания. При этом тело человека наполняется множеством значений и приобретает истинно человеческий смысл. Этот смысл рождается из духовной и материальной деятельности людей, переплетаясь в причудливом соединении рационального и иррационального, обыденного и священного, духовного и телесного.

ЛИТЕРАТУРА
Байбурин А. К. Ритуал в традиционной культуре. - Спб, 1993. - С. 101.
Быховская И. Н. "Быть телом" - "иметь тело" - "творить тело": три уровня бытия "Homo somatis" и проблемы физической культуры // Теория и практика физической культуры.  - 1993.  - №7. - С. 3.
Мифологические рассказы русского населения Восточной Сибири / Сост. В.П. Зиновьев. - Новосибирск, 1987. - С. 64.
Невская Л. Г. Балто-славянское причитание: реконструкции семиотической структуры - М., 1993. - С. 3.

*Работа  опубликована в сборнике: Культурология традиционных сообществ: Матер. Всероссийск. науч. конфер. молодых ученых / Отв. ред. М.Л. Бережнова. - Омск: ОмГПУ, 2002. - С. 15-20.


 ©  Д.А. Рейзвих, 2002




Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016