123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Публикации | Коллекция авторефератов
Глушкова Тамара Николаевна | Коровушкин Дмитрий Георгиевич | Бельгибаев Ержан Адильбекович | Бережнова Марина Леонидовна | Бетхер Александр Райнгартович | Волохина Ирина Валерьевна | Жигунова Марина Александровна | Золотова Татьяна Николаевна | Иванов Константин Юрьевич | Коломиец Оксана Петровна | Корусенко Михаил Андреевич | Корусенко Светлана Николаевна | Назаров Иван Иванович | Свитнев Алексей Борисович | Селезнева Ирина Александровна | Смирнова Елена Юрьевна | Ярзуткина Анастасия Алексеевна | Тихомирова Марина Николаевна | Титов Евгений Владимирович | Блинова Анна Николаевна
Исследования и материалы по теме

Бережнова Марина Леонидовна

ТКАНИ И ПРОИЗВОДСТВО ОДЕЖДЫ ИЗ НИХ У РУССКИХ
ЮГА ЗАПАДНО-СИБИРСКОЙ РАВНИНЫ
ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XIX - 30-Х ГОДОВ XX ВЕКА

Специальность 07.00.07 - этнография,
этнология и антропология


АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

 

Работа выполнена в Омском филиале
Объединенного института истории, филологии и философии
Сибирского отделения РАН

Научный руководитель д-р ист. наук
профессор Н.А. Томилов

Защита состоялась 14 мая 1997 г.

 


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Анализ народной одежды как этнографического источника традиционно входит в круг интересов российских этнографов. Однако актуальным остается рассмотрение проблем, связанных с функционированием комплекса традиционной одежды как компонента этнической культуры.

В современной научной литературе сложилось мнение, что в доиндустриальную эпоху народная одежда имела этномаркирующую функцию и отражала разнообразные процессы, протекавшие в обществе. Сменивший народный костюм комплекс так называемой городской одежды часто оценивается как этнически невыразительный. При этом утрату этнических черт в народном костюме связывают с широким распространением покупных тканей, изменивших технологию изготовления одежды, и разрушительным воздействием на нее городской моды. Между тем проблема этничности народной технологии остается недостаточно исследованной. Одним из основных нерешенных вопросов является соответствие производившейся народными мастерами продукции их технологическим возможностям. В джанной работе на примере изготовления и утилизации тканей для одежды будет рассмотрено влияние народной технологии на устойчивость форм народного костюма.

Освещение современных подходов к изучению данной проблематики невозможно без краткой характеристики работ, опубликованных ранее. В них отработаны методики и методы изучения тканей и одежды, содержится большое количество теоретических разработок, которые в настоящее время являются основанием для изучения темы.

Объектом исследования в данной работе является русское население юга Западно-Сибирской равнины. На этой территории расположены современные Курганская, Петропавловская, Омская, Новосибирская области, а также северные районы Кустанайской, Кокчетавской, Павлодарской и Кемеровской областей, южные районы Тюменской и Томской областей. Русское освоение региона началось еще в XVI в., но особенно быстро число жителей этих мест увеличивалось в XIX в. К 1897 г. в целом по Сибири среди сельского населения старожилы составляли 38,6%, переселенцы - 27,4%, казаки - 4,5%, хотя это соотношение в отдельных районах Сибири могло быть и иным. Несомненно, что русские в изучаемом регионе составляли большинство населения.

Степень изученности темы. Изучение народных прядения, ткачества и одежды русских активно велось отечественными учеными с XIX - начала XX в. К 1920-м гг. по отдельным темам были опубликованы перваые работы обобщающего характера (Зеленин Д.К., 1926; Куфтин Б.А. 1926; Ходосов А.А., 1930), а в1950-х гг. появились фундаментальные исследования по одежде (Маслова Г.С., 1956), прядению и ткачеству (Лебедева Н.И., 1956) восточных славян.

Хорошо изучена одежда русских сибиряков. Богатый материал содержат описания одежды, сделанные в XIX в. (Зобнин Ф.К., 1898; Катанаев Г.Е., 1893; Петропавловский Н., 1886). В XX в. над изучением этой темы работали Н.П. Гринкова (1930), А.А. Лебедева (1974, 1981), Н.И. Лебедева (1971), Г.С. Маслова (1971). Продолжают исследования одежды русских сибиряков П.Е. Бардина, Л.М. Русакова, Е.Ф. Фурсова, О.Н. Шелегина.

В меньшей степени изучено прядение, ткачество и ткани русских Сибири, но ряд работ опубликован и по этой теме (Бардина П.Е., 1984, 1986; Болонев Ф.Ф., 1980; Фурсова Е.Ф., 1995; Шелегина О.Н., 1985, 1992).

Существующий уровень изучения темы позволяет в данном исследовании использовать ряд уже отработанных методик, проводить сравнения в широком контексте. Однако целый ряд вопросов, особенно связанных с изучением тканей, остается малоизученным. Относительно редко в отечественной литературе предпринимаются "сквозные" исследования процесса производства одежды, когда рассматриваются операции от производства и выбора ткани до исследования технологии изготовления одежды.

Предметом исследования в данной работе являются этнически обусловленные особенности народной технологии ткачества и изготовления одежды русских юга Западно-Сибирской равнины. При этом учитываются выводы историков-сибиреведов о том, что ткачество и изготовление одежды в основном существовали как домашний промысел, который лишь в отдельных районах Западной Сибири достигал уровня мелкотоварного производства.

Автор полностью разделяет мысль С.А. Токарева о том, что "этнографа интересуют вещи не сами по себе, а в их отношении к людям". В связи с этим ткани и одежда рассматриваются как продукт человеческого труда, несущие на себе печать умений, знаний и вкуса их производителя, действующего в рамках определенной этнической традиции.

Целью данного исследования является выявление и характеристика локальных особенностей в традиционном комплексе "ткань - одежда" русских юга Западно-Сибирской равнины в последней трети XIX - 30-х гг. XX в.

Для раскрытия темы необходимо решить следующие задачи:
· систематизировать материалы по русским сибирским тканям домашнего производства и выявить в них как локальные, так и общие черты, присущие всему региону;
· систематизировать и проанализировать аналогичным образом материалы по традиционной одежде русского населения региона;
· выявить соотношение "ткань - одежда" и дать его общую характеристику, рассмотреть локальные варианты, проследить временную динамику;
· выявить факторы, изменяющие традиционный комплекс "ткань - одежда", и охарактеризовать механизм действия этих факторов.

Методология и методика работы. В данной работе использованы методы системного историко-этнографического анализа, историко-сравнительный и сравнительно-типологический методы, метод ретроспективных реконструкций и ряд частных методик (количественный анализ, этнографическое картографирование).

Количественный анализ применялся для обработки материалов по тканям, метод картографирования - в большей мере для анализа материалов по одежде. Использование метода ретроспективных реконструкций было направлено на упорядочение материала, определения места тех или иных предметов в ряду им подобных.

При интерпретации материалов использованы указанные выше исследовательские методы. Основным же на этом этапе работы был метод системного историко-этнографического анализа, который позволяет соотнести данные, выявленные в процессе изучения технологии, и сведения об отношениях людей, формирующиеся вокруг производства и потребления тканей и одежды. В результате рассмотрения различных явлений культуры в их связи и опосредованиях, с точки зрения эволюции и трансформации этих явлений на разных этапах исторического развития был выделен комплекс "ткань - одежда". Исследование этого комплекса с учетом его временной динамики позволило выявить этничский смысл изменений в традиционном костюме, происшедших в изучаемый период.

Источниками исследования послужили экспедиционные материалы, собранные в ходе полевых работ в различных областях Западно-Сибирской равнины, музейные коллекции и диалектологические материалы.

Экспедиционные исследования, материалы которых использованы при написании этой работы, проводились под руководством сотрудников Омского госуниверситета (ОмГУ), в последние годы - совместно с учеными Омского филиала Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН (ОИИФФ СО РАН). Было исследовано русское население Тюменской (1978, 1991 гг.), Курганской (1993 г.), Новосибирской (1991 г.) областей, а также районов, расположенных в территории бывшего Сибирского казачьего войска (1982 - 1984, 1989 - 1991 гг.). В ходе экспедиций были изучены особенности традиционной культуры представителей различных групп русских Сибири: казаков, старожилов, переселенцев.

Были изучены также коллекции одежды и тканей Новосибирского и Тюменского областных краеведческих музеев, Омского государственного историко-краеведческого музея, Тобольского государственного музея-заповедника, Музея археологии и этнографии ОмГУ, просмотрены коллекции ряда районных музеев: Большереченского, Тарского, Черлакского Омской области, Буслаевского Петропавловской области. Большая часть изученных коллекций формировалась в конце XIX - 30-х гг. XX в., представлены же в них вещи, изготовленные несколько раньше. Лишь коллекция МАЭ ОмГУ собиралась в 1970-90-х гг. и основная часть вещей в произведена в 1950-е гг. и позже. Эти коллекции были собраны на всей изучаемой территории.

Важным источником послужили в работе материалы по диалектной лексике и фразеологии русских говоров, распространенных на изучаемой территории. Материалы эти частично были собраны в ходе этнографических экспедиций ОмГУ, но большая их часть взята из областных словарей, опубликованных в последние годы. Кроме толкований термина и обозначаемых им предметов, наблюдений над территориальным и групповым распространением терминов, словари дают описательный материал, включенный как примеры в словарные статьи.

В качестве дополнительно источника выступают работы историков и этнографов, содержащие сведения об одежде и домашнем производстве тканей.

Научная новизна данной работы заключается в рассмотрении проблемы, привлекавшей к себе внимание и раньше, с позиций анализа комплекса "ткань - одежда". В научный оборот вводятся еще не опубликованные материалы, собранные в ходе полевых исследований и при изучении музейных коллекций.

Практическое значение данной работы заключается в том, что опыт описания тканей был применен автором этой работы при составлении каталога "Хозяйство русских в коллекциях Тюменского областного краеведческого музея". Описания одежды и поясов были подготовлены для тома "Культура и хозяйство русских в коллекциях Омского государственного исторического и литературного музея (Поступления 1977-1987 гг.)". Материалы, собранные в ходе подготовки диссертации, используются при чтении автором курса лекций "Русские Сибири: история и культура" в Омском государственном университете.

Апробация работы. Основные положения диссертации отражены в 14 публикациях. Различные аспекты диссертации докладывались на международных, всесоюзных, всероссийских и региональных конференциях, проведенных в Омске (1987, 1992, 1993, 1995), Тюмени (1993) и Рязани (1995).

Структура работы. Работа состоит из трех глав, введения, заключения. К диссертации приложены: список использованной литературы, список информаторов и 9 приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяется его цель и задачи, раскрываются степень изученности проблемы, научная новизна и практическая значимость работы, дается описание ткачества различных групп русских юга Западно-Сибирской равнины.

В первой главе работы "Производство тканей" рассматриваются виды домашних тканей для одежды, техника и организация производства тканей, особенности ткачества различных групп русских юга Западно-Сибирской равнины.

Ткачество являлось традиционным занятием русских крестьянок. Большая часть необходимых в хозяйстве тканей производилась в домашних условиях. Их ассортимент был очень широк, но приведенные в диссертации подсчеты позволяют считать, что большая часть производимых в хозяйстве тканей предназначалась для производства одежды. Ежегодно в хозяйстве производили около 30 м тканей, из которой можно было изготовить одежду. Многолюдные семьи увеличивали посевы льна для своих нужд, вырабатывая до 50 м одежной ткани в год.

Все многообразие тканей для одежды можно условно разделить на следующие группы: ткани для нательной одежды, ткани для горничной одежды, ткани для верхней одежды, готовые тканые изделия - пояса, ткани, используемые для изготовления отдельных деталей одежды - подкладов, уплотняющих прокладок, опушек и стелек для обуви. Эти ткани отличались друг от друга техническими характеристиками и имели собственные названия.

В результате анализа крестьянской терминологии тканей были сделаны следующие выводы: в основном названия отражали качества сырья, из которого производился данный сорт ткани (например, пачесный холст, волоконь), дальнейшее использование тканей (балахнина - ткань для балахонов), технические характеристики (одинщик - холст, выполненный из одиннадцати пасм основы), внешний вид ткани (крашенина - одноцветный крашенный холст). Многовариантность традиционных названий тканей и сложность их обозначения в процессе описания стали основаниемдля использования в диссертации научных названий, принятых в отечественной литературе: холст, полотно, крашенина, пестрядь, полусукно, сукно. В особый класс тканых изделий были выделены пояса.

Объем выработки тканей разных видов в крестьянских хозяйствах был неодинаков. Полевые материалы позволяют считать, что больше других тканей вырабатывали пестрядей. В среднем каждый год в хозяйстве производилось на одежду около 2 стен пачесного холста, 2 стен пестряди и 2 стен ткани для верхней одежды. До 1 стены полотна оставляли для пошива праздничной одежды. В разные годы в хозяйствах производили разный ассортимент тканей. Известно, что шерстяные ткани для верхней одежды ткали не каждый год, так как их трудно было сохранять, а сырье было дорогим и во многих хозяйствах имелось в ограниченном количестве. Высокосортный лен, если позволял объем полученного сырья, вытыкали с запасом и сохраняли долгое время в рулонах.

Далее в диссертации охарактеризованы особенности тканей разного вида. Были установлены связи между такими параметрами, как вид ткани, с одной стороны, и сырье, из которого она изготавливалась, использованное переплетение нитей, ее плотность и ширина, орнаментальное и цветовое решение, с другой.

Потребительские свойства тканей и условия производства необходимой продукции были хорошо известны ткачихам. Залогом того, что все произведенное сырье будет использовано, а хозяйство получит нужные ткани, служила совершенная ткаческая техника русского населения Сибири. В реферируемой работе под техникой ткачества понималась совокупность навыков и приемов, используемых при изготовлении тканей.

Исходным моментом в производстве являлась оценка имеющегося сырья и степень его соответствия потребностям хозяйства. При обработке льна получалось три вида льняного сырья: отрепье - отходы от трепания; изгребья, пачеси - отходы от чесания и кудель, жилку - высококачественное сырье высшего сорта. Кроме растительного, обычно льняного, сырья, использовали для производства тканей и шерсть, в основном овечью.

Далее в работе рассматриваются вопросы, связанные со снованием и заправкой ткацкого стана. Подсчеты, основанные на знании толщины нити и числа отверстий в берде позволяли узнать, какое число нитей основы нужно подготовить. Ткачихи различали берда по номерам, которые указывали, какое количество нитей можно основать в бердо. Разного вида ткани вырабатывали с разными по частоте зубьев бердами, которые имели номера от пятерика до двенадцатерика. При заправке стана ориентировались на бердо, так как от его частоты и длины зависело количество нитей основы. Число нитей считали в пасмах. Пасмы отсчитывали еще в процессе перемотки спряденной нити. Обычно считали, что три нитки (три оборота вокруг мотовила) равняются одной чисменке, тридцать чисменок - одной пасме. Кроме частоты, берда различались еще и по длине, что обеспечивало разную ширину тканей. Разные виды тканей традиционно выделывались с разной шириной.

Другим немаловажным аспектом подготовки кросен к работе был выбор числа нитченок и подножек. На двух подножках вырабатывали ткани простого полотняного переплетения. Для изготовления брани использовали закладные дощечки (цинки) для образования дополнительного зева. Применение 4 нитов позволяло получать ткани саржевого переплетения.

При производстве одежных тканей использовали в основном простое полотняное и простейшие саржевые переплетения. Эти переплетения в крестьянском производстве составляли группу альтернативного выбора. Чем тоньше, ровнее, качественнее нить, тем более тонкое и плотное полотно можно было получить. Высококачественные ткани для одежды вырабатывались простым полотняным переплетением. Грубые и толстые пачесные, изгребные нити использовали для производства холстов простейшими саржевыми переплетениями.

Приведенный в диссертации материал свидетельствует об относительной простоте изготовления тканей для одежды, которые, однако, вырабатывались одновременно с домашними тканями другого назначения, значительно более сложными. Учитывая, что сибирские крестьянки вряд ли были способны провести относительно сложные расчеты, необходимые для верной заправки стана, представляется необходимым существование традиционной системы счета, позволяющей рассчитывать выход продукции при прядении, определять необходимое число нитей для снования и т.д. Имеющиеся данные позволили реконструировать в общихь чертахэту систему счета. В работе она была названа "мерной системой ткачества". Было установлено, что мерная система ткачества не требовала от крестьянок сложныx подсчетов. Входившие в нее меры длины - стена, полмотик, пасма - были условными единицами. Мастерицам важно было знать соотношение между этими величинами, а не иx абсолютные значения.

Исходя из знания системы мер, применявшихся в ткачестве, и оценки объема вырабатывавшихся за один год тканей в диссертации критикуется широко распространенная точка зрения на прядение и ткачество как чрезвычайно тяжелый и трудоемкий процесс. Очевидно, наиболее тяжелы были работы по обработке льняного сырья и прядению. Собственно ткаческие работыпродолжались не менее 2,5 месяцев, за месяц производили около 20 м ткани. За день же интенсивного труда можно было выткать до 10-12 м ткани. С учетом всех известных известных сведений был сделан вывол, что обычно женщина-ткачиxа трудилась за кроснами около 4 часов в день и производила за это время около 1,5 - 2 м ткани. Работали женщины не более 4 дней в неделю.

Этот режим работы определялся существовавшими в сибирской деревне традициями организации ткачества. Под организацией ткачества в диссертации понимался порядок соединения труда с вещественными элементами производства в целяx обеспечения выпуска высококачественной продукции, достижения высокой производительности труда и, как указывалось выше, его облегчения. Как и любая традиция, традиционная организация ткачества включала в себя такие мероприятия, которые обеспечивали ее устойчивость и передачу от поколения к поколению помощь начинающим ткачиxам, обучение подрастающего поколения, обмен опытом.
Прядение и ткачество являлось одним из важнейших женских занятий. Девочек привлекали к этой работе уже с 5 - 6 лет. За кросны обычно садились девочки лет двенадцати. По воспоминаниям информаторов, в семье создавалась такая ситуация, чтобы девочке захотелось ткать. Однако обычно в хозяйствах за обработку сырья, прядение и ткачество отвечала одна женщина, хотя помощь других женщин семьи была очень существенна.

Наиболее сложные этапы работы облегчались за счет совместного труда, который организовывался так, что смягчались психофизические нагрузки от монотонности операций. Иногда несколько женщин объединялись и работали поочередно в хозяйствах друг у друга. Совместно мяли, трепали, пряли лен. Такие посиделся, как девичьи, так и женские, одновременно включали в себя элементы отдыха, ведь за работой можно было и поговорить, и попеть, а окончание работы отметить застольем.

Женщины обучались друг у друга выработке новых узоров и рисунков, особенно при изготовлении тканей многоремизной и браной техники. В то же время, многие ткачихи так и не достигали совершенства. Практически в каждой деревне было 2 - 3 мастерицы, которые оказывали помощь в заправке станов, наборе узоров, начале тканья.

В результате анализа технических приемов ткачества и организации  производства был сделан вывод, что многое в этом домашнем ремесле определялось традицией. В диссертации прослежены ее различия в пределах изучаемого региона. В целом были сделаны следующие выводы: могут быть выделены различия локальные  и связанные с многобразием групп русского населения юга Западно-Сибирской равнины. Первые отчетливо прослеживаются в терминологии, вторые - в организации ткачества. Особенности, найденные в технологии производства тканей и их характеристиках, не были достоверно увязаны с какими-либо группами населения, так как анализировались в основном образцы их музейных коллекций, которые в большинстве случаев не содержат сведений о производителях образцов.

При анализе локальных различий были выявлены черты сходства в производстве тканей для одежды у русских, живших в непосредственной близости к крупным западносибирским городам и в крупных притрактовых селах. Здесь ткани производили из покупных нитей, широко использовали синтетические красители. Это отражалось и на характеристиках тканей, которые были тонкими, плотными, многоцветными. Однако их доля в производстве одежды постоянно снижалась, что было связано с ориентацией населения на потребление мануфактуры фабричного производства. Последнее характерно и для казаков. Другая традиция доминировала в сельской глубинке, где основным сырьем являлись лен и шерсть, что определяло такие характеристики тканей, как маленькая плотность, большая толщина, широкое использование натуральных красителей и, соответственно, ограниченный набор цветов для окраски отдельных нитей и тканей в целом.

Следует признать очень устойчивыми и, в определенной мере, этнопоказательными характерные черты организации ткачества и самих тканей. Прежде всего к ним можно отнести бытующую в данной среде систему счета нитей и связанную с этим ширину ткани, ее цветовую гамму.

Ассортимент производимых тканей определял возможности их выбора для производства одежды и, соответственно, ее этнические характеристики. Подробно эти вопросы рассмотрены во II главе "Производство одежды". В § 1 этой главы были рассмотрены виды одежды из тканей. Из описательного материала, изложенного в нем, были сделаны следующие выводы: большая часть одежды изготавливалась из ткани. Для производства всех видов одежды в изучаемый период могли использовать как домашние, так и фабричные ткани, однако праздничную одежду в основном шили из покупных тканей.

Наиболее широкий ассортимент тканей применялся для изготовления горничной одежды, возможность индивидуального выбора была очень широка. Напротив, наименьшее число вариантов выбора тканей существовало при изготовлении верхней одежды и женских головных уборов. В целом же, каждый вид одежды изготавливался из определенного ассортимента тканей, то есть соотношение "одежда-ткань" было устойчивым.

Характерным является распространение новых форм одежды с одинаковыми названиями по всему региону, тогда как старые виды одежды или, по крайней мере, их названия, часто имели локальное бытование.

Отметив, что процесс смены кроя одежды шел уже в последней трети XIX в. очень быстро, автор рассмотрел технологию изготовления одежды. В последней трети XIX - 30-х гг. XX в. сельское население юга Западно-Сибирской равнины использовало одежду, изготовленную в домашнем хозяйстве, сшитую на заказ и приобретенную на рынке или в магазине.

Ассортимент каждой группы одежды был достаточно устойчивым. В домашнем хозяйстве шили нательную одежду, включая нижнее белье, проникавшее в деревню в позднее время, а также повседневную горничную и верхнюю одежду, головные уборы. В качестве материалов использовали домотканину и недорогие покупные ткани - ситец, сатин, коленкор, нанку, дабу. Большинство женщин могли шить и простейшие вещи праздничного гардероба из покупных тканей. Верхние и новые виды праздничной одежды чаще заказывали мастерицам. Покупали обычно праздничную верхнюю одежду и головные уборы, а также красивые, сложные по технике изготовления тканые пояса.

При исследовании технологии изготовления одежды учитывалось, что в изучаемый период крестьянские традиции шитья заменялись новыми технологиями, связанными с появлением швейных машинок, покупных тканей и распространением новых фасонов. Но прежде всего технология изготовления одежды зависела от используемой ткани. Обычно домотканину шили с применением старых технологических приемов, а фабричные ткани - по-новому. С другой стороны, крой изделий менялся довольно быстро, а технологические приемы их пошива изменялись постепенно.

Изготовление одежды включает в себя и операции по ее декорированию. Основой декоративного решения являлся цвет. Будничные вещи предпочитали шить из тканей темной расцветки. Для праздничных вещей использовали яркие ткани чистых, сочных тонов. Выбор отделки был многовариантен. Срели русского населения юга Западно-Сибирской равнины были распространены следующие виды украшений одежды: оборки, канты, защипы, ленты, пуговицы; тканые отделки; вышивка; кружево.

Такие отделки как оборки, канты, защипы характеризуются тем, что выполнялись в процессе изготовления одежды и учитывались при ее раскрое. Традиционным видом отделки было использование тканей со специально вытканным на ней браным узором. Однако уже во второй половине XIX в. браные узоры начали заменять вышивкой. При этом первоначально вышивкой имитировались тканье, так что определить вышивку в таких изделиях можно только по кромке изделий.

Ряд вышивальных техник появился в Сибири лишь к концу XIX в. С распространением в конце XIX - начале XX вв. печатных образцов связано появление вышивки крестом по канве. Несколько позже стала очень популярна вышивка гладью. По мере вхождения в быт деревни швейных машин распространялась и машинная вышивка.

Широко для отделки одежды использовали кружева, к которым в диссертации по ряду признаков отнесены крестьянская "выбивка", мережка, вязанные крючком и на спицах кружева, а также машинные кружева и гипюр фабричного производства.
Как правило, любое изделие украшалось не одним видом декора, а несколькими. Завершен краткий обзор видов отделки одежды выводом о том, что наиболее отчетливой тенденцией изучаемого периода являлась замена разных видов отделки машинными. По мере того, как отделки становились менее трудоемкими и дорогими, они проникали в большем объеме в будничный костюм.

Анализ материалов, изложенных во второй главе, в целом позволил сделать следующие выводы: на территории юга Западно-Сибирской равнины в последней трети XIX - начале XX в. шел процесс сложения единого по набору вещей, крою, декору комплекса одежды. По некоторым признакам выделяется из общего ряда одежда казаков, крестьян пригородных зон и переселенцев. Характерной чертой одежды региона является то, что признаки, на основании которых дифференцируются костюмы отдельных групп, были распространены по всему региону, но в определенной среде встречались чаще. С разной частотой встречались отдельные элементы кроя и декора в одежде населения западной и восточной частей изучаемого региона, что отражает прежнее деление этой территории в административном отношении.

В третьей главе диссертации "Изменения в традиционном комплексе одежды русских юга Западно-Сибирской равнины в последней трети - начале XX века" одежда рассматривается как единое культурное явление, связанное с другими элементами культуры этноса. Для анализа были выбраны наиболее существенные структурные связи. Крой одежды, технология изготовления и декор во многом определялись выбранной тканью. Включение определенной вещи в гардероб отражало эстетические представления индивида, обусловленные традицией и коллективом. Влияла на это решение и мода. Выделенные сущностные связи дают возможность проследить динамику и трансформацию западносибирского комплекса одежды и интерпретировать происходившие изменения.

В процессе производства одежды из домотканины устанавливалось единство производителя и потребителя. Это придавало определенную устойчивость традиционному костюму. Особенности культуры русской сибирской общины вели к появлению одежды, не только объединяющей все группы русского населения в этническом плане, но и позволяющей выразить социальный статус потребителя.
Такой костюм начал складываться в Сибири в начале XIX в., распространился в сельской местности к середине XIX в., а к 1890-м гг. сложился как альтернативный тип традиционного костюма. Городской костюм изначально был ориентирован на использование для его производства тканей фабричного производства. Это уничтожало этнически разнородные элементы одежды и подчеркивало единство сибирского населения, с одной стороны, а с другой, за счет использования разных по качеству тканей, декора и, отчасти, технологии производства, демонстрировало имущественное положение владельца.

С появлением на юге Западно-Сибирской равнины большого количества переселенцев особый смысл приобрела крестьянская мода, которая может быть охарактеризована как кратковременные колебания в крое, расцветке, декоре одежды, охватывающей определенный круг лиц. Мода влияла в основном на молодежный костюм, но проявлялась и в одежде людей другого возраста, отделяя членов данной группы от иных лиц, не включенных в этот коллектив. Очевидно, что эта функция моды имеет и этническое наполнение, поскольку она создавала механизм замены одного костюма другим. Постепенно городской костюм стал общим у старожилов и переселенцев, превратив традиционный в будничную и непрестижную одежду. Одновременно сократилось и применение домашних тканей для производства одежды.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, приводятся основные выводы. Несмотря на большие возможности дальнейшего изучения темы, автором выявлены основные особенности одежды из ткани русского населения юга Западно-Сибирской равнины, технологии ее изготовления, а также направления ее развития в последней трети XIX - 30-х гг. XX в.

Основные положения диссертации нашли свое отражение в следующих публикациях:

1. Коллекции одежды музеев г. Омска как источник по этнокультурной истории русского населения Среднего Прииртышья последней трети XIX - 30-х годов XX в. // Проблемы культуры народов и изучения культуры по музейным коллекциям. - Омск, 1987. - С. 90-91.

2. К характеристике комплекса одежды русских Среднего Прииртышья в конце XIX - начале XX веков // Славянские чтения: Тез. докл. науч.-практич. конфер. - Омск, 1992. - С. 47-49.

3. Механизм разрушения комплекса традиционной одежды русских юга Западно-Сибирской равнины в XIX-начале ХХ вв. // Русский вопрос: история и современность: Тез. докл. Всероссийск. науч. конфер. - Омск, 1992. - Ч. II. - С. 31-33.

4. Ткачество русских крестьян юга Западно-Сибирской равнины ХХ в. // Индустриальные тенденции современной эпохи и гуманитарное образование: Тез. докл. Международ. науч.-практич. конфер. - Омск, 1992. - С. 11-13.

5. К вопросу о причинах разрушения традиционного комплекса одежды русских юга Западно-Сибирской равнины к середине ХХ века // Духовное возрождение России: Матер. науч.-практич. конфер. Секция 3. - Омск, 1993. - С. 115-119.

6. К характеристике техники ткачества русских крестьян Западно-Сибирской равнины в конце XIX - начале ХХ вв. // Проблемы культурогенеза и культурного наследия: Матер. конфер. - Санкт-Петербург, 1993. Ч. 3: Этнография и изучение культурных процессов и явлений. - С. 26-31.

7. О взаимоотношениях разных групп русских юга Западно-Сибирской равнины в конце XIX-начале ХХ в. (по полевым материалам) // Региональные проблемы межнациональных отношений в России: Тез. докл. Всероссийск. конфер. - Омск, 1993. - С. 29-34.

8. Как одевались станичные модницы // Земля сибирская дальневосточная [Омск]. - 1995. - № 9-10. - С. 57-58.

9. Особенности материальной культуры "российских" Муромцевского района Омской области // Материальная культура народов России. - Новосибирск, 1995. - С. 81-88.

10. Ткачество русских крестьян юга Западно-Сибирской равнины в конце XIX - первой трети ХХ в. // Народы Сибири и сопредельных территорий: Межвед. сб. науч. статей. - Томск, 1995. - С. 186-200.

11. Тенденции развития народного костюма русских юга Западно-Сибирской равнины в последней трети XIX - 30-х гг XX вв. // История и культура Сибири. - Омск, 1996. - С. 13-15.

12. О возможности реконструкции русских сибирских тканей домашнего производства по археологическим данным // Интеграция археологических и этнографических исследований. - Ч. II. - Новосибирск; Омск, 1996. - С. 96-101.

13. Традиционная культура народов Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны // Сибирь: Вклад в победу в Великой Отечественной войне: Матер. Всероссийск. научн. конфер. - Омск, 1995. - С. 17-21. - (В соавт. с. В.Б. Богомоловым).

14. О принципах разработки костюма для фольклорного ансамбля // Художественное моделирование и народные традиции: Матер. Всероссийск. науч. конфер. - Омск, 1995. - Ч. I. - С. 65-69. - (В соавт. с Г.В. Волощенко).

© М.Л. Бережнова, 1997

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016