123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Публикации | Коллекция авторефератов
Глушкова Тамара Николаевна | Коровушкин Дмитрий Георгиевич | Бельгибаев Ержан Адильбекович | Бережнова Марина Леонидовна | Бетхер Александр Райнгартович | Волохина Ирина Валерьевна | Жигунова Марина Александровна | Золотова Татьяна Николаевна | Иванов Константин Юрьевич | Коломиец Оксана Петровна | Корусенко Михаил Андреевич | Корусенко Светлана Николаевна | Назаров Иван Иванович | Свитнев Алексей Борисович | Селезнева Ирина Александровна | Смирнова Елена Юрьевна | Ярзуткина Анастасия Алексеевна | Тихомирова Марина Николаевна | Титов Евгений Владимирович | Блинова Анна Николаевна


Смирнова Елена Юрьевна

ОДЕЖДА ТАТАРСКОГО НАСЕЛЕНИЯ
СРЕДНЕГО ТОБОЛО-ИРТЫШСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ
В КОНЦЕ XIX - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX в.

Специальность 07.00.07 - этнография,
этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Работа выполнена в Омском филиале
Объединенного института истории, филологии и философии
Сибирского отделения РАН

Научный руководитель д-р ист. наук
профессор Н.А. Томилов

Защита состоялась 21 декабря 1998 г.

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Работы, посвященные изучению тех или иных сторон традиционной культуры, в последнее время принято стало предварять оговорками о том, что такого рода исследования являются традиционными для отечественной этнографии. Традиционная одежда, пожалуй, нуждается в такой оговорке более, чем любое другое явление традиционной культуры. Итак, хотя тема нашей работы в целом не является новой, тем не менее предлагаемый нами подход и применение его на практике мы берем на себя смелость назвать во многих отношениях вполне новым. Мы попытаемся рассмотреть традиционный комплекс одежды татарского населения Среднего Тоболо-Иртышского междуречье как проявление некоей единой культурной общности и это единство, насколько возможно, увидеть и в мелочах.

Актуальность темы нашего исследования обусловлена наличием существенных пробелов в изучении материальной культуры татар Среднего Тоболо-Иртышского междуречья конца XIX - первой трети XX века. Актуальным является и выбор объекта исследования - традиционной одежды курдакско-саргатских татар, которая до настоящего времени была практически неизученной.

Объектом нашего исследования стал традиционный комплекс одежды курдакско-саргатских татар конца XIX - первой трети XX века.

Предметом же исследования мы выбрали локальные особенности, этнокультурные комплексы и связи курдакско-саргатских татар, нашедшие отражение в их традиционном комплексе одежды.

Исходя из этого, цель нашей работы заключается в следующем: путем введения в научный оборот, систематизации и классификации материалов по одежде курдакско-саргатских татар выделить локальные особенности, этнокультурные комплексы и связи татар Среднего Тоболо-Иртышского междуречья, а также проведение полной или частичной реконструкции архетипа комплекса одежды курдакско-саргатских татар.

В соответствии с поставленной целью нами определен ряд задач:

- анализ комплекса одежды курдакско-саргатских татар конца XIX - первой трети XX века, его систематизация и классификация;

- выделение этнокультурных комплексов в одежде, головных уборах и обуви курдакско-саргатских татар;

- выявление этнокультурных связей курдакско-саргатских татар на основе выделенных локальных особенностей и этнокультурных комплексов;

- характеристика религиозных представлений и верований и определение исторического типа культуры курдакско-саргатских татар по материалам традиционного комплекса одежды;

- реконструкция архетипа или его отдельных компонентов как устойчивой основы становления и развития комплекса одежды курдакско-саргатских татар конца XIX - первой трети XX века.

Этнокультурные комплексы трактуются нами как та общность в культуре, которая обусловлена большей частью генетическим родством; непосредственно культурные контакты в этом случае должны быть очень давними, стершимися в памяти этноса и воспринимаемые также как генетическое родство. Под локальными же особенностями культуры мы понимаем те, которые обусловлены собственно местом ("locus" - место) расселения носителей культуры. В этом слкчае и общность происхождения, и природная среда, и различного рода контакты (культурные, хозяйственные и пр.) выступают полноправными компонентами в формировании специфики этноса, и, следовательно, локальных его особенностей.

Курдакско-саргатские татары, одежда которых является объектом нашего изучения, вместе с тарскими, тобольскими, тюменскими и ясколбинскими (заболотными) татарами входят в состав тоболо-иртышских татар - наиболее многочисленного массива всех сибирских татар. В составе их выделяется 2 подгруппы - курдакская и саргато-утузская. В настоящее время курдакско-саргатские татары проживают на территории Тевризского и Усть-Ишимского районов Омской области и на юге Вагайского района Тюменской области. В поселениях этой группы татар сейчас живут частично и потомки пришлых татар, переселившихся сюда в конце XIX - начале XX в. из Поволжья и Приуралья (в дальнейшем, поволжско-приуральские татары). Численность всех татар, проживающих на этой территории, составляла по переписи населения 1979 г. 11133 человека. Сейчас численность татар этого региона около 12,8 тысяч человек.

Коренное сибирско-татарское население говорит большей частью на тевризском говоре тоболо-иртышского диалекта языка сибирских татар, и только небольшая группа курдакских татар Вагайского района Тюменской области говорит на восточно-тобольском подговоре тобольского говора тоболо-иртышского диалекта. По антропологическим характеристикам курдакско-саргатские татары входят в популяцию обско-иртышского варианта уральской расы. Основу их антропологического типа составляет местный низколицый монголоидный компонент, связанный с таежным населением Западной Сибири.

Степень изученности темы. Этнографическим изучением сибирских татар и, в частности, татарского населения данного региона исследователи стали заниматься лишь во второй половине XX в. Однако записи путешественников, изыскания историков, лингвистов XVIII - начала XX в. содержат важные для изучения этнической истории данные о расселении, занятиях, быте и культуре татарского населения Сибири (Аристов Н.А.1896; Георги И.Г.1799; Гагейместер Ю.1854; Миллер Г.Ф.1937, 1941; Огородников В.И.XIXXX; Патканов С.К. 191; Радлов В.В.1872, 1929, 1989; Фишер И.Е.1774; Шнейдер А.Р., Доброва-Ядринцева Л.М. 1928; Ядринцев Н.М.1891 и др.). Анализ таких сведений, а также их значения для изучения прошлого народов Сибири, в том числе ряда проблем этнографии сибирских татар и их отдельных групп имеется в научной литературе (Вайнштейн С.И. 1989; Титова З.Д. 1976; Элерт А.Х. 1990 и др.).

В 1950 - 1960-е годы интерес к этнической истории сибирских татар возрос, появились обзорные этнографические статьи В.В. Храмовой, работы Ф.Т. Валеева по истории и этнографии сибирских бухарцев (Храмова В.В. 1956; Валеев Ф.Т. 1963, 1965). Отдельные моменты этнической истории сибирских татар рассмотрены в 5-томной "Истории Сибири" (1968). О сибирских служилых татарах, об истории Сибирского ханства и его взаимоотношениях с соседними народами писал С.В. Бахрушин (1928, 1959). Большое значение для изучения этнической истории сибирских татар имеет труд Б.О. Долгих "Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в." (1960). В 1970-е годы появляются новые работы Ф.Т. Валеева, посвященные непосредственно сибирским татарам и их связям с поволжскими татарами и с другими народами (Валеев Ф.Т. 1975, 1976, 1978, 1980, 1993). Необходимо также отметить и работы Р.К. Сатлыковой, которая особое внимание уделяет татарам Среднего Прииртышья (1976, 1979, 1980, 1983, 1986). Вопросы этнического развития сибирских татар подняты в специальных работах Н.А. Томиловым, им же проделана большая работа по дифференциации тюркоязычного населения Западно-Сибирской равнины (1976, 1977, 1978, 1979, 1980, 1981, 1983).

Что касается конкретных исследований по этнической истории курдакско-саргатских татар, то здесь прежде всего следует отметить работу Н.А. Томилова "Тюркоязычное население Западно-Сибирской равнины в конце XVI - первой четверти XIX вв." (1981) и в ней раздел о данной группе сибирских татар, также работы Ф.Т. Валеева (1980, 1993), С.Н.Корусенко (1990, 1995, 1996, 1997) и Р.К. Сатлыковой (1986).

Частичные описания одежды сибирских татар содержатся практически во всех записях путешественников и изысканиях историков 18 - первой половины XX века (Абдулгази-Баядурхан. 1770; Алексеев М.П. 1941; Белявский Ф.1833; Венюков М.И.1868; Георги И.Г.1799; Голодников К. 1882; Ельницкий К.1895; Зиннер Э.Н. 1961; Каралькин П.И. 1959; Катанаев Г.Е.1886; Катанов Н.Ф. 1905; Кацурагава Хосю. 1978; Костров Н.1874; Кочнев С. 1933; Messerschmidt D. G. 1962; Потанин Г.Н. 1884; Филиппов М. 1904; Храмова В.В. 1949; Шиле. 1879; Юшков И. 1861 и др.). Единственное упоминание об одежде именно курдакско-саргатских татар есть в работе Д. Мессершмидта "Forschungsreise durch Sibirien 1720-1727" (1962), который описывает формы женских шапок татарок юрт Тапкач в 15 верстах от Большого Аева.

С середины XX века, на фоне повышения интереса к этнической истории и культуре сибирских татар, появляются и работы, посвященные их традиционной одежде. Прежде всего, это работы В.В. Храмовой (1956), Н.Ф. Прытковой (1952, 1961), Ф.Т. Валеева (1976, 1978, 1993), Н.А. Томилова (1978, 1980). Традиционный комплекс одежды курдакско-саргатских татар нашел отражение практически только в публикациях автора настоящей работы, отчасти в работах В.Б. Богомолова (1995).

Методологической основой работы является диалектико-материалистический метод, в частности принципы закона диалектикиобщего, особенного и единичного (частного), закона перехода количественных изменений в качественные и других законов материалистической диалектики. В рамках диалектико-материалистического метода нами использованы отдельные методы, соответствующие основным этапам исследования. На первом этапе - характеристики комплекса одежды - нами используется метод классификации и систематизации рассматриваемого материала. На втором этапе, задача которого - выделение локальных особенностей, выявление этнокультурных связей по данным одежды курдакско-саргатских татар, применен, во-первых, метод совмещения полевых этнографических, музейных и языковых материалов, а во вторых - метод сравнительно-исторического анализа.

Для выполнения поставленных задач мы использовали 2 вида основных источников: материалы этнографических коллекций Музея археологии и этнографии Омского государственного университета и Омского государственного историко-краеведческого музея, а также материалы этнографических практик и экспедиций Омского госуниверситета и Омского филиала Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН (1976, 1978, 1984, 1985, 1995 гг.). Дополнительными источниками нашего исследования выступают языковые материалы, которые мы привлекаем на втором этапе нашего исследования, при выделении локальных особенностей, выявлении этнокультурных комплексов и установлении этнокультурных связей курдакско-саргатских татар по данным одежды. Прежде всего, это материалы по языку сибирских татар в целом, тевризскому говору тоболо-иртышского диалекта и восточно-тобольскому подговору тобольского говора тоболо-иртышского диалекта курдакско-саргатских татар, тюркским языкам вообще, не ограничиваясь при этом лексикой, но используя и морфологию, и фонетику. Учитывая специфику нашего исследования, мы обращались и к арабскому, и к персидскому языку.

Новизна работы заключается в специфическом подходе к рассмотрению традиционного комплекса одежды курдакско-саргатских татар конца XIX - первой трети XX века как составляющей культуры населения Евразии в целом. Такой подход позволяет, с одной стороны, выделить его частные проявления, а с другой - установить в нем то неизменное, общее, что составляет основу (архетип) рассматриваемого феномена культуры.

Практическая значимость работы состоит в том, что в настоящее время, с ростом национального самосознания, проявляется интерес и к различным сторонам традиционной культуры курдакско-саргатских татар, в том числе и к одежде. Настоящая работа, содержащая полное описание традиционного комплекса одежды рассматриваемой группы сибирских татар, может служить пособием по изготовлению костюмов для ансамблей, народных театров и пр. Основные положения работы используются автором при чтении лекций в Омском областном институте усовершенствования учителей для сельских педагогов, работающих в селах и деревнях с татарским населением.

Результаты отдельных этапов проведенного исследования послужили основой для выступлений на международных, всесоюзных, всероссийских и региональных конференциях в Омске (1990, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998), Санкт-Петербурге (1993), Томске (1995), Челябинске (1995), Тобольске (1997), Уфе (1997). Всего по теме диссертации опубликовано 26 работ.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав и заключения. В приложении помещены иллюстрации, и список информаторов и населенных пунктов, список использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются его цель и задачи, раскрываются степень изученности проблемы, научная новизна и практическая значимость работы, дается описание объекта исследования, источниковой базы и структуры работы.

В первой главе "Традиционный комплекс одежды курдакско-саргатских татар" рассматривается мужская одежда и головные уборы, женская одежда и головные уборы, обувь, украшения, прически и косметика.

Комплекс мужской одежды курдакско-саргатских татар традиционно состоял из нательной плечевой и поясной одежды (белья) - рубахи и штанов, верхней рубахи и верхних штанов, поверх которых надевалась верхняя плечевая распашная одежда (с рукавами или без них), а также различного рода сезонной теплой одежды. Завершали этот комплекс различного рода головные уборы, обувь, пояса, носки, шарфы и рукавицы.

Отметим, что хотя сведения о нательной одежде присутствуют практически во всех источниках, информаторы тем не менее часто упоминают о том, что раньше многие мужчины вообще обходились без белья. Объясняют они это либо бедностью, либо традицией ("старики нижнюю рубаху не носили"). Мы склонны считать оба утверждения правомерными, так как широкое распространение нательная одежда у народов Сибири, в том числе и сибирских татар, получила относительно недавно, не позднее XVIII в (Прыткова Н.Ф. 1952, c. 19) и наличие ее свидетельствовало как о более высокой стадии развития одежды вообще, так и о сравнительно высоком материальном уровне.

В качестве сезонной (теплой) плечевой одежды у курдакско-саргатских татар бытовали стеганые полупальто (телогрейки), драповые и суконные пальто, суконные халаты, полушубки, шубы и тулупы. Наиболее характерными в этом перечне являются халаты из сукна домашнего изготовления (сукман, сукмен, сухмэн, чигман, шабур, шабыр, шобыр). Несмотря на значительное разнообразие верхней плечевой распашной одежды из ткани указанной группы сибирских татар, можно с определенной долей уверенности выделить традиционный, "нижний", пласт этой одежды. Вне всякого сомнения, это шерстяные (суконные) халаты, на что указывает и покрой, и повсеместное распространение, и значительные локальные различия в названии при сохранении корневой основы или сходства в произношении.

Мужские головные уборы курдакско-саргатских татар можно разделить на 2 группы - летние и зимние, хотя определение "летние" достаточно условно, т.к. носили такие головные уборы круглый год, постоянно, зимой поверх надевали теплые шапки. Это обстоятельство отмечено как характерное для тоболо-иртышских татар в целом.

Неотъемлемой частью мужского комплекса одежды курдакско-саргатских татар были пояса: курсак (Утузы), куршак (Ильчебага), коршак (Тевризский район), бильбау (Ашеваны), пильбау (Ашеваны, Кайнаул, Каусы) - тканые, а также отмечен зимний меховой пояс курсан в Тевризском районе. Пояса ткали из овечьей шерсти, окрашенной фабричными (анилиновыми) красителями в различные цвета - достаточно пронзительные - причем гамму составляли практически все цвета спектра (бордо, красный, розовый, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый) различных оттенков.

Помимо шерстяных тканых поясов были в достаточной степени распространены и тканевые, или "матерчатые" пояса, которые представляли собой полосу однотонной хлопчатобумажной ткани, предпочтительно красного цвета.

К началу XX века в среду курдакско-саргатских татар стали проникать образцы общеевропейской городской одежды, изготовленной в соответствии с модой, распространение которых, хотя и тормозилось мусульманским духовенством, но к концу изучаемого периода удельный вес нетрадиционной одежды (особенно у молодежи) был достаточно высок.

Прежде чем приступить к характеристике женской одежды курдакско-саргатских татар, отметим, что комплекс ее в основном совпадает с комплексом мужской одежды (это относится как к покрою, так и к составляющим элементам комплекса). Мы будем рассматривать нижнее белье (то есть нательную одежду), надеваемые поверх него платья, распашную плечевую одежду различных видов, сезонную одежду, головные уборы и обувь.

Основными чертами покроя рубах (платьев) курдакско-саргатских татарок были: стан, выкроенный из переда и спинки, длинные широкие рукава, вшитые в слабо выраженную пройму или напрямую пришитые к стану, воротник-стойка, застежка на груди. Кроме того, обязательным элементом женских платьев этого периода были оборки, пришиваемые на подол. Таких оборок (они выкраивались по прямой нити и собирались на нитку) на платье, в зависимости от наличия ткани, а соответственно и от достатка владелицы, могло быть от 2 до 4. Ширина их также варьировалась, но идеалом были такие оборки, "что из них еще одно платье можно сшить". Назывались оборки алашитек, йапмач (Тевризский район), епмач, ильгэн (Большая Тебендя), йобенцэ (Каусы), перме (Ашеваны), пермешке (Кайнаул). Платье же, отделанное оборками, могло, например, называться епмачлы койлек (Ашеваны).

Поверх платья надевалась выкройная распашная плечевая одежда с рукавами или без рукавов, для видового обозначения которых мы примем термины "жакет" и "безрукавка" как наиболее нейтральные и отражающие суть этого вида одежды. Опираясь на рассмотренные образцы женских безрукавок, можно проследить отчетливую тенденцию их развития в изучаемый период. Очевидно, что наиболее ранним видом была безрукавка с вертикальным швом на спинке, приталенная и расширенная книзу различного рода клиньями, вшитыми в боковые швы. Вырез горловины такой безрукавки был глухим, округлым, застежка, скорее всего, осуществлялась без запаха, встык, а длина безрукавки доходила до уровня колен или чуть ниже. Все рассмотренные варианты безрукавок обладают общей основой, которая позволяет характеризовать их как традиционные. Это, во-первых, использование одних и тех же тканей - бархата, плюша, сукна, а для повседневных безрукавок - хлопчатобумажных тканей. Во-вторых, обязательно наличие подклада. В-третьих - сохранение облегающего силуэта (в той или иной степени) независимо от общей длины. И, наконец, один и тот же способ использования - надевание поверх платья в качестве обязательного элемента костюма. Кроме того, к 1930-м годам все виды безрукавок бытовали практически одновременно, и это приводило к взаимопроникновению их элементов, так что "в чистом виде" рассмотренные варианты встречаются крайне редко.

В качестве сезонной теплой одежды у курдакско-саргатских татарок бытовали стеженые пальто из хлопчатобумажных тканей (тун), плюша или бархата (плюш тун), в зимнем варианте отделанные мехом (мик тун). Вообще женская теплая зимняя одежда далеко не так разнообразна, как мужская, что связано, безусловно, с домашним характером женского труда в рассматриваемое время; при этом специальная теплая одежда была женщине не особенно нужна. В случае необходимости женщина могла надеть полушубок мужа или отца.

Практически все головные уборы курдакско-саргатских татарок можно свести к 3 основным типам. Это покрывало, шапка и головная повязка. В данном случае мы придерживаемся классификации Д.К. Зеленина, выделившего для русских головных уборов 4 типа - платок, чепец, шапка и девичий венец (Зеленин Д.К. 1991, с. 254). Поскольку у русских головные уборы замужних и незамужних резко отличались (чепец и венец), а у татар такого различия не было, мы выделили лишь 3 названных типа женских головных уборов. Головным убором типа покрывала мы называем различных видов платки - яулык (йоулок - в Карагае) и шали - шэл. Шали редко надевали отдельно, их чаще всего носили в сочетании с различного рода шапками, а также головными повязками. Исключение составляла пуховая шаль, которую могли надеть и поверх 1-2 платков.

Следующий, и последний, тип головных уборов курдакско-саргатских татарок - головная повязка сарауч или сарауц (Абаул, Карагай). Эти повязки представляют собой один их наиболее архаичных элементов в одежде курдакско-саргатских, да и всех сибирских татар.

В работе дается характеристика мужской и женской обуви в одном разделе, поскольку различия между ними были минимальными и не имели принципиального значения (за исключением городской покупной обуви). Если исходить из материала, обувь курдакско-саргатских татар можно разделить на 2 категории - кожаную и валяную. В категории кожаной обуви, ориентируясь на технологию ее изготовления, а также учитывая способы приобретения, мы выделяем следующие группы: 1) обувь, изготовленная в домашних условиях (сюда же мы относим обувь, изготовленную местным мастером, поскольку технологические приемы и уровень работы были во многом схожими); 2) обувь, сшитая на заказ мастером-профессионалом (часто другой национальности) или таковая же, приобретенная в торговой сети и отвечавшая традиционным требованиям; 3) городская модная обувь, не имеющая этнической окраски, также приобретенная в торговых точках. В категории валяной обуви нами выделены, исходя из технологических приемов, грубошерстная и тонкошерстная обувь, а исходя из внешних признаков - валяные сапоги и калоши. Отдельно мы рассмотрим резиновую обувь (калоши), которая не выделена в отдельную категорию по причине явной "чужеродности" материала и промышленного характера ее изготовления.

В структурном плане все украшения курдакско-саргатских татар по их назначению делятся на категории: головные, шейно-нагрудные и наручные. Не вошли в эти категории и рассматриваются отдельно лишь застежки, что объясняется их утилитарными функциями. Застежка довольно часто выступает в качестве вспомогательного элемента, при помощи которого скрепляются, например, полы камзола. Также отдельно рассматриваются сферические пуговицы ювелирной работы.

Головные украшения делятся на накосные и наушные; шейно-нагрудные включают в себя ожерелья, бусы, броши; в наручные украшения входят группы браслетов, перстней и колец. Непосредственно перед рассмотрением комплекса украшений курдакско-саргатских татар приводятся сведения относительно техники изготовления, материалов и способов приобретения украшений, рассматриваются способы монтировки и сборки ювелирных изделий. В комплекс украшений курдакско-саргатских татар входил и ряд предметов, выполнявших магические функции и игравшие роль оберегов. Если большинство девичьих, женских и других украшений свою первоначальную функцию - быть оберегом - утеряло или эта функция была завуалирована их эстетическим назначением, то защитные функции детских украшений сохранились практически до настоящего времени.

Анализ терминов, употреблявшихся курдакско-саргатскими татарами для обозначения тканей, позволяет выявить последовательность появления в одежде указанной группы сибирских татар тех или иных тканей, определить традиционные и привнесенные компоненты, зависимость от социально-экономических условий, что в целом расширяет возможности изучения этнокультурной истории курдакско-саргатских татар.

Во второй главе "Этнокультурные комплексы и локальные различия в традиционном комплексе одежды курдакско-саргатских татар" рассматриваются локальные отличия в комплексе одежды, этнокультурные комплексы в плечевой и поясной одежде, головных уборах, обуви, тканях для одежды, а также отражение религиозных представлений и верований в одежде и украшениях.

Особенности в традиционном комплексе одежды курдакско-саргатских татар конца XIX - первой трети XX века носят исключительно локальный характер, то есть связаны с местом расселения указанной группы татарского населения Западной Сибири. Это, в свою очередь, было обусловлено спецификой заселения рассматриваемых территорий и сочетания в различных пропорциях субстратного (сибирско-татарского), суперстратного (поволжско-приуральского) и адстратного ("бухарского") компонентов.

В плечевой и поясной одежде курдакско-саргатских татар отчетливо выделяется тюркский этнокультурный комплекс, отразившийся как в покрое, так и на терминологическом уровне. Кроме того, нельзя не заметить черты, связывающие ее с культурой населения Азии, и шире - Евразии, проявляющиеся как в покрое плечевой и поясной одежды, так в используемых терминах.

Анализ наиболее информативных, в плане выявления этнокультурных комплексов и связей, головных уборов курдакско-саргатских татар - сарауц и кэбец - позволяет говорить о наличии в этих головных уборах как финно-угорской (воспринявшей некоторые иранские черты), так и тюркской культурной традиции, причем черты эти проявляются как на структурном, так и на терминологическом уровне.

В обуви курдакско-саргатских татар - чарык, а также в способе ее ношения со стельками из мягкой сухой травы, на наш взгляд, проявляется наиболее архаичный ее вид, который, возможно, восходит к т.н. праформе (архетипу) в комплексе традиционной одежды рассматриваемой группы татарского населения Западной Сибири. Кроме, того, здесь отчетливо выделяется этнокультурный комплекс, который можно связать с угорской культурной традицией.

По нашему мнению, все, что связано в одежде курдакско-саргатских татар конца XIX - первой трети XX века с религиозными представлениями (как мусульманскими, так и домусульманскими), входит в область именно "бытового ислама", развившегося на основе ханафитского мазхаба суннизма. В пользу этой точки зрения свидетельствует, во-первых, наличие пласта доисламских представлений (особенно в украшениях и оберегах), а во-вторых - достаточно широкое допущение отклонений от канонов шариата, обусловленное ханафитским мазхабом. Тем не менее, все рассмотренные явления укладываются в общеисламскую культурную традицию и, следовательно, можно говорить о наличии у курдакско-саргатских татар на рубеже веков устойчивого исламского культурного типа.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, приводятся основные выводы. Несмотря на большие возможности дальнейшего изучения темы, автором выявлены основные этнокультурные комплексы и локальные отличия в одежде татарского населения Среднего Тоболо-Иртышского междуречья конца XIX - первой трети XX в.

Основные положения диссертации нашли свое отражение в следующих публикациях:

1. Новые поступления предметов одежды и украшений татарского населения Сибири в фонды Омского ГОИЛ музея // Этнические и социально-культурные процессы у народов СССР. - Омск, 1990. - Кн. II. - С. 101-104.

2. О праздничной и рабочей одежде тоболо-иртышских татар первой трети ХХ в. (по полевым материалам) // Этническая история тюркских народов Сибири и сопредельных территорий: По данным этнографии и языкознания. - Омск, 1992. - С. 62-64.

3. Одежда и украшения татарского населения Сибири в фондах ОГОИЛ музея // Областная научно-практическая конференция, посвященная 275-летию города Омска: История культуры. - Омск, 1992. - С. 85-87.

4. Одежда татарского населения Сибири в коллекциях Музея археологии и этнографии Омского госуниверситета // Этническая история тюркских народов Сибири и сопредельных территорий: По данным этнографии. - Омск, 1992. - С. 120-121.

5. Комплекс традиционной женской одежды тоболо-иртышских татар конца XIX - первой трети ХХ в. // Региональные проблемы межнациональных отношений в России. - Омск, 1993. - С. 252-255.

6. Комплекс традиционной мужской одежды тоболо-иртышских татар конца XIX - первой трети ХХ вв. // Проблемы культурогенеза и культурного наследия. - СПб., 1993. - Ч. III: Этнография и изучение культурных процессов и явлений. - С. 57-59.

7. Контакты тоболо-иртышских татар с русским населением Западной Сибири (По материалам одежды) // Духовное Возрождение России. - Омск, 1993. - С. 156-157.

8. Накосные украшения тоболо-иртышских татарок конца XIX - первой трети ХХ в. // Проблемы культурогенеза и культурного наследия. - СПб., 1993. - Ч. III: Этнография и изучение культурных процессов и явлений. - С. 55-57.

9. К вопросу о влиянии ислама на традиционную одежду сибирских татар конца XIX - первой трети ХХ вв. // Ислам, общество и культура. - Омск, 1994. - С. 137-140.

10. К вопросу о традиционных чертах в платьях тарских татарок начала - середины ХХ в. // Таре - 400 лет. Проблемы социально-экономического освоения Сибири. - Омск, 1994. - Ч. 2 (продолж.). - С. 107-109.

11. Об изготовлении и приобретении одежды татарами Омского Прииртышья в конце XIX - первой трети ХХ вв. // Омский регион: Исторический опыт, проблемы и пути экономического развития в современных условиях. - Омск, 1994. - Ч. 3. - С. 45-47.

12. Женские украшения сибирских татар конца XIX - первой трети XX века // Материальная культура народов России. - Новосибирск, 1995. - С. 216-229.

13. Информаторы и их знания о материальной культуре (На примере курдакско-саргатских татар) // Культура и интеллигенция России в эпоху модернизации (XVIII-ХХ вв.). - Омск, 1995. - Т. I: Интеллигенция и многоликость культуры российской провинции. - С. 210-212.

14. Мужские головные уборы сибирских татар // Художественное моделирование и народные традиции. - Омск, 1995. - Ч. I. - С. 56-58.

15. О влиянии города на традиционную одежду татар Омского Прииртышья конца XIX - начала ХХ в. // Урбанизация и культурная жизнь Сибири. - Омск, 1995. - С. 234-236.

16. Одежда как критерий социального (На примере традиционной одежды сибирских татар) // Материалы комплексных исследований культур и народов Западной Сибири. - Томск, 1995. - С. 167-169.

17. Традиционная одежда как показатель взаимодействия культур (На примере сибирских татар и русского населения Западной Сибири) // Россия и Восток: проблемы взаимодействия. - Челябинск, 1995. - Ч. III. - С. 126-128.

18. Традиционная одежда тоболо-иртышских татар конца XIX - первой трети ХХ в. // Народы Сибири и сопредельных территорий: Межвед. сб. науч. статей. - Томск, 1995. - С. 219-238.

19. Характеристика коллекции одежды татар Западной Сибири в фондах Омского государственного краеведческого музея // Памятники истории и культуры Сибири. - Омск, 1995. - С. 175-180. - (В соавт. с Г.М. Патрушевой).

20. Взаимоотношения жителей татарских деревень Усть-Ишимского района Омской области (По материалам одежды) // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. - Омск, 1996. - С. 33-34.

21. О способах монтировки и сборки ювелирных изделий сибирских татар // История и культура Сибири: Матер. отчетн. сессии Омского филиала Объединенного института истории, филологии и философии Сибирского отделения РАН. - Омск, 1996. - С. 93-95.

22. "Городские" элементы в комплексе традиционной одежды курдакско-саргатских татар // Проблемы культуры городов России. - Омск, 1997. - С. 86-87.

23. Детские обереги курдакско-саргатских татар // Второй международный конгресс этнографов и антропологов: Резюме докл. и сообщ. - Уфа, 1997. - Ч. 2. - С. 117-118.

24. О происхождении и развитии одного из головных уборов сибирских татарок // Россия и Восток: Традиционная культура, этнокультурные и этносоциальные процессы. - Омск, 1997. - С. 65-70.

25. Ткани в одежде курдакско-саргатских татар: опыт анализа терминов // Культурное наследие Азиатской России: Матер. I Сибиро-Уральского историч. конгресса. - Тобольск, 1997. - С. 74-75.

26. Чарык курдакско-саргатских татар: некоторые этнокультурные параллели // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. - Омск, 1998. - С. 154-157.

 

© Е.Ю. Смирнова, 1998

 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016