123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Публикации | Коллекция авторефератов
Глушкова Тамара Николаевна | Коровушкин Дмитрий Георгиевич | Бельгибаев Ержан Адильбекович | Бережнова Марина Леонидовна | Бетхер Александр Райнгартович | Волохина Ирина Валерьевна | Жигунова Марина Александровна | Золотова Татьяна Николаевна | Иванов Константин Юрьевич | Коломиец Оксана Петровна | Корусенко Михаил Андреевич | Корусенко Светлана Николаевна | Назаров Иван Иванович | Свитнев Алексей Борисович | Селезнева Ирина Александровна | Смирнова Елена Юрьевна | Ярзуткина Анастасия Алексеевна | Тихомирова Марина Николаевна | Титов Евгений Владимирович | Блинова Анна Николаевна


Корусенко Светлана Николаевна

ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ И МЕЖЭТНИЧЕСКИЕ СВЯЗИ
ТАТАР СРЕДНЕГО ПРИИРТЫШЬЯ
  В КОНЦЕ XVIII - XX ВЕКАХ

Специальность 07.00.07 - этнография,
 этнология и антропология

 А В Т О Р Е Ф Е Р А Т
 диссертации на соискание ученой степени
 кандидата исторических наук

 

Работа выполнена в Омском филиале
Объединенного института истории, филологии и философии
 Сибирского отделения РАН

Научный руководитель д-р ист. наук
профессор В.И. Васильев
Научный консультант
 канд. ист. наук А.Г. Селезнев

Защита состоялась 29 октября 1996 г.

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Исследование современного этнического развития народов тесно связано с изучением этнической истории. На сегодняшний день издано большое количество работ, посвященных изучению этнической истории. Объектом изучения стала и этническая история сибирских татар. Но в настоящее время проблема не столько в изучении этнической истории сибирских татар в целом, сколько в изучении этнической истории отдельных групп сибирских татар. И шаги в этом направлении уже сделаны. Актуальность темы нашего исследования обусловлена необходимостью заполнения существующих пробелов в изучении этнической истории татар Среднего Прииртышья конца XVIII - XX вв.

Объектом исследования в данной работе является одна из этнотерриториальных групп сибирских татар - курдакско-саргатские, которые вместе с тарскими, тобольскими, тюменскими и ясколбинскими (заболотными) татарами входят в состав тоболо-иртышских татар - наиболее многочисленного массива всех сибирских татар. В настоящее время курдакско-саргатские татары проживают на территории Тевризского и Усть-Ишимского районов Омской области и на юге Вагайского района Тюменской области. В поселениях этой группы татар сейчас живут частично и потомки пришлых татар, переселившихся сюда в конце XIX - начале XX в. из Поволжья и Приуралья (в дальнейшем, поволжско-приуральские татары). Численность всех татар, проживающих на этой территории, составляла по переписи населения 1979 г. 11133 человека. Сейчас численность татар этого региона около 12,8 тысяч человек.

Коренные курдакско-саргатские татары говорят большей частью на тевризском говоре тоболо-иртышского диалекта языка сибирских татар, и только небольшая группа курдакских татар Вагайского района Тюменской области говорит на восточно-тобольском подговоре тобольского говора тоболо-иртышского диалекта. По антропологическим характеристикам курдакско-саргатские татары входят в популяцию обско-иртышского варианта уральской расы.

Степень изученности проблемы. Этнографическим изучением сибирских татар и, в частности, татарского населения данного региона исследователи стали заниматься лишь во второй половине XX в. Однако записи путешественников, изыскания историков, лингвистов XVIII - начала XX в. содержат важные для изучения этнической истории данные о расселении, занятиях, быте и культуре татарского населения Сибири. Анализ таких сведений, а также их значения для изучения прошлого народов Сибири, в том числе ряда проблем этнографии сибирских татар и их отдельных групп имеется в научной литературе.

В 1950 - 1960-е годы интерес к этнической истории сибирских татар возрос, появились обзорные этнографические статьи В.В. Храмовой, работы Ф.Т. Валеева по истории и этнографии сибирских бухарцев. О сибирских служилых татарах, об истории Сибирского ханства и его взаимоотношениях с соседними народами писал С.В. Бахрушин. Большое значение для изучения этнической истории сибирских татар имеет труд Б.О. Долгих "Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в." В 1970-е годы появляются новые работы Ф.Т. Валеева, посвященные непосредственно сибирским татарам и их связям с поволжскими татарами и с другими народами. Р.К. Сатлыкова в своих исследованиях особое внимание уделяет хозяйственному укладу и семейному быту татар Среднего Прииртышья. Вопросы этнического развития сибирских татар подняты в специальных работах Н.А. Томиловым, им же проделана большая работа по дифференциации тюркоязычного населения Западно-Сибирской равнины.

Но целый ряд проблем этнической истории курдакско-саргатских татар в XIX - XX вв. еще не нашли достаточного освещения. На рубеже XIX - XX вв. довольно существенно изменился этнический состав тюркского населения Среднего Прииртышья, сформировались два его основных компонента. Масштабы и интенсивность переселений татар с Поволжья и Приуралья в поселения курдакско-саргатских татар также остаются малоизученными. Назрела необходимость специального исследования проблем современного этнического состава и этнической истории курдакско-саргатских татар в XIX - XX вв.

Цель и задачи исследования. Основная цель данного исследования - реконструировать этническую историю курдакско-саргатских татар конца XVIII - XX вв. на основе использования данных генеалогических схем и архивных материалов. Для достижения данной цели были определены следующие конкретные задачи:
- выяснить современный этнический состав и рассмотреть отдельные события этнической истории курдакско-саргатских татар по материалам генеалогий, в частности, миграции, смешение сибирских и поволжско-приуральских татар и изменение в результате этого смешения этнического самосознания, а также проследить брачные контакты;

- дать этническую характеристику населения поселений данной группы татар на период конца XVIII - XIX вв. на основе переписей населения;

- на основе материалов переписей населения конца XVIII - XIX вв. реконструировать генеалогические схемы;

- провести совмещение архивных материалов и данных родословных, в результате чего исследовать этнический и пофамильный состав изучаемого населения на протяжении двух веков, изменения этого состава, историю отдельных фамилий, брачные контакты и миграции населения для получения более полной картины этнической истории одной из групп сибирских татар (курдакско-саргатской) на протяжении конца XVIII - XX вв.

Источники исследования. Исследование базируется на двух основных группах источников - современные родословные курдакско-саргатских татар и материалы переписей населения конца XVIII - XIX вв. Материалы генеалогических опросов были собраны участниками Сибирских этнографических экспедиций, а также студентами-практикантами Омского госуниверситета, работавшими в Тевризском районе Омской области под руководством В.Б. Богомолова в 1976 г., под руководством Н.А. Томилова в 1984 г. и 1986 г., в Усть-Ишимском районе Омской области под руководством В.Б. Богомолова и Н.А.Томилова в 1978 г., в Вагайском районе Тюменской области под руководством В.Б. Богомолова и Н.А. Томилова в 1985 г. (в 1980-х гг. автор был участником экспедиций).

Всего за годы полевых работ было записано 1749 генеалогий во всех основных местах современного проживания курдакско-саргатских татар. Генеалогическим опросом было охвачено население 23 поселений этой группы: Азы, Байбы, Кипо-Кулары, Кускуны, Малые Кулары, Нагорно-Аевск, Тайчи, Ташетканы, Утузы Тевризского района Омской области; Ашеваны, Большая Тебендя, Ильчебага, Кайнаул, Лешаково, Малая Тебендя, Саургачи, Тюрметяки, Хутор, Эбаргуль Усть-Ишимского района Омской области; Абаул, Еланка, Карагай, Тамбуряны Вагайского района Тюменской области. Как показали сравнения с похозяйственными книгами сельских советов, генеалогическим опросом в указанных населенных пунктах охвачено в среднем 74,8% всего взрослого татарского населения.

При записи генеалогии фиксировались: фамилии (у женщин обязательно девичьи), имя, отчество информатора, время, место его рождения, этническая принадлежность, сведения об образовании и занятиях. Такие же сведения записывались относительно родителей информатора и других родственников по отцовской и материнской линиям. Фиксировались все перемещения информаторов и их родственников, сведения о заключении браков. Собранный генеалогический материал не является однородным по своей информативной ценности. Большая часть сведений относится к концу XIX - началу XX в, однако встречаются и более ранние сведения (середина XIX в.).

В нашем исследовании, наряду с генеалогиями, собранными в 1970 - 80-е гг., используются материалы российских ревизий населения XVIII - XIX вв. и Первой Всероссийской переписи населения 1897 г., хранящиеся в Тобольском филиале Государственного архива Тюменской области: 5 - 10-я ревизии (Ф. 154. Оп. 8); перепись населения 1897 г. (Ф. 417. Оп. 2).

Первичную разновидность материалов российских переписей составляют посемейные ревизские сказки, в которые включались основные для генеалогического исследования элементы: фамилия, имя и отчество (в дальнейшем: ФИО), возраст, семейное положение, имена родителей, жены, детей, братьев, сестер и т.д., их возраст, социальное положение. В большинстве своем мы имеем дело не с полным набором сказок по переписям, а лишь с его фрагментами. Это связано со слабой сохранностью переписных книг. Имеющиеся материалы далеко не одинаково, с разной степенью полноты обеспечивают источниковедческую потребность. Материалы Первой Всероссийской переписи населения 1897 г. (ее первичные переписные листы) представлены почти полностью, что позволило совместить данные генеалогий и архивные материалы. Несколько слов хотелось бы сказать об уникальности такого источника как первичные переписные листы Первой Всероссийской переписи населения 1897 г. Ее сводные итоги в томах по губерниям были опубликованы в 1900-х гг., а исходные материалы по Высочайшему повелению уничтожены. Однако очень небольшая группа таких материалов - вторые экземпляры переписных листов, хранившиеся в губернских правлениях, обнаружены по Московской и Тобольской губерниям. Наличие этих материалов и позволило провести данное исследование.

В качестве источника в нашем исследовании используются также похозяйственные книги сельских Советов, в которых дан пофамильный состав жителей деревни, а также содержатся сведения об их образовании, годе рождения, месте работы и др. Похозяйственные книги используются и для выяснения репрезентативности охвата генеалогическим опросом населения, и для выяснения национального и пофамильного состава населения.

К полевым материалам, использованным нами для решения поставленных задач, относятся, кроме собранных генеалогий, данные об этнонимах, названиях тугумов - групп родственников, исторический фольклор, народные знания о разных исторических событиях, сохранившиеся в памяти татарского населения и др. Все эти материалы хранятся в Музее археологии и этнографии Омского государственного университета.

В качестве дополнительного источника выступают работы историков и этнографов, содержащие сведения о генеалогиях как историческом и этнографическом источниках, об использовании архивных материалов, об этническом составе и этнической истории сибирских татар.

Методологическая основа и методика работы. Развитие генеалогии в целом как науки, так и генеалогических методов, обусловило постановку и решение задач нашего исследования. Все чаще генеалогия выступает важной составной частью исторических исследований, разрабатываются методы сбора генеалогических данных и привлечения их для решения научных задач этнографии (работы Г.М. Афанасьевой, В.И. Васильева, Н.В. Кулешовой, Ю.Б. Симченко, Н.А. Томилова и др.)

Конкретная методика использования генеалогий для изучения современного этнического состава населения разработана Н.А.Томиловым на примере томских татар. Применение такой методики позволяет довольно четко выявить этнические компоненты населения татарских поселений, раскрыть механизм их взаимодействия и смешения. Н.В. Кулешовой были проведены основанные на этой методике исследования тюркоязычного населения Барабинской степи.

При работе с материалами переписей населения конца XVIII - XIX вв. использовалась методика реконструкции генеалогических линий и соединения их с современными родословными (см: гл. 2). Одной из основных в этой работе явилась проблема идентификации. Решение ее в каждом конкретном случае зависело от целого ряда обстоятельств и прежде всего от процесса образования фамилий и источниковедческой специфики материалов переписей населения конца XVIII - XIX вв. Именно сравнение современных родословных с архивными материалами подтверждает достоверность генеалогического источника.

Научная новизна. В диссертации впервые дана характеристика современного этнического состава татарского населения Среднего Прииртышья, охарактеризован процесс переселения сюда поволжско-приуральских татар. Вводятся в научный оборот новые источники, позволившие проследить изменения этнического и пофамильного состава населения на протяжении двух веков, охарактеризовать процесс образования фамилий. В ходе исследования проделана работа по реконструкции генеалогий по материалам переписей населения конца XVIII - XIX вв. и совмещению их с собранными в 1970 - 80-е гг. родословными.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты могут быть использованы в научной пропаганде для раскрытия этноисторических связей между народами. Основные положения диссертации могут быть привлечены при подготовке научных статей и монографий, учебных пособий, лекционных курсов, при проведении краеведческой работы.

Апробация работы. Основные положения диссертации отражены в 17 публикациях. Различные аспекты диссертации докладывались на международных, всесоюзных, всероссийских и региональных конференциях, проведенных в Омске (1984, 1988, 1990, 1992, 1993, 1994), Тобольске (1995) и Тюмени (1995).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав и заключения. К диссертации приложены: список использованной литературы, список принятых в работе сокращений и приложение.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяется его цель и задачи, раскрываются степень изученности проблемы, научная новизна и практическая значимость работы, дается описание объекта исследования, источниковой базы и структуры диссертации.

В гл. 1 "Характеристика курдакско-саргатских татар по данным генеалогий (конец XIX - XX вв)" исследуется современный этнический состав, раскрываются отдельные моменты этнической истории курдакско-саргатских татар.

В настоящее время курдакско-саргатские татары проживают в 27 населенных пунктах на территории Тевризского и Усть-Ишимского районов Омской области, частично Вагайского района (карагайский узел деревень) Тюменской области. Для изучения современного этнического состава едва ли не основным источником являются генеалогические схемы. Для получения качественных результатов опросом должно быть охвачено большинство татарского населения, проживающего на территории расселения курдакско-саргатских татар. При работе над генеалогиями выяснилось, что каждый населенный пункт имеет особенности этнического состава населения. Поэтому, чтобы выяснить современный этнический состав целой группы, был необходим сбор родословных в каждом населенном пункте. Исследовано 23 населенных пункта, в которых опрошено большинство взрослого населения. Степень охвата родословными татарского населения, проживающего в населенных пунктах, включенных в исследование, составила 74,8%.

Поселения курдакско-саргатских татар в настоящее время являются в основном однонациональными татарскими по составу населения. Однако татарское население данных поселений не является однородным по своему этническому составу. С одной стороны, Среднее Прииртышье - место обитания различных групп коренных сибирских татар и одна из них - курдакско-саргатские татары. С другой стороны, после присоединения Сибири к России в конце XVI в. в этом районе появляются сначала русские, а затем и другие переселенцы, в частности "российские" татары - выходцы из Поволжья и Приуралья. Со второй половины XVIII в. их численность постепенно увеличивается. Однако переселения пришлых татар в Западную Сибирь в XVII - первой четверти XIX вв. не были массовыми, и в целом количество поволжско-приуральских татар было немногочисленным. Массовые переселения в Западную Сибирь "российских" татар (из Европейской части России) наблюдаются со второй половины XIX в. Поселяются пришлые татары и на территории проживания курдакско-саргатских татар. Наибольший процент пришлых по отношению к местному населению дает бывшая Коурдакская волость Тарского уезда (в целом совпадает с границами Тевризского района). В конце XIX в. в Коурдакской волости количество местных и пришлых к общему числу населения составляло соответственно 54% и 45%. В это время в деревнях Байбы, Нагорно-Аевск, Тайчи, Ташетканы отмечается наиболее высокий процент пришлого татарского населения.

Браки местных татар с приезжими российскими рассматривались сначала как нежелательные и по переписи населения 1897 г. фиксируется незначительное количество таких браков. В деревнях бывали даже случаи вражды между этими группами. Часто деревни делились на концы - "сибирский" и "казанский". В настоящее время только как исключение встречается пренебрежительное отношение со стороны поволжских татар к местным татарам, когда местных называют "черными" и стараются не вступать с ними в брак. В основном же, брачные контакты между этими группами настолько значительны, что можно говорить о выделении среди татарского населения данного района еще одной группы населения - это выходцы из этнически смешанных семей, когда один из родителей является сибирским татарином, а другой - поволжско-приуральским. Чаще всего они называют себя или просто татарами, или сибирскими татарами. Необходимо отметить, что встречаются случаи, когда родители и их предки являются поволжскими татарами, а опрашиваемый считает себя сибирским татарином. Поэтому представляется важным условием использование генеалогий для выяснения фактического состава татарского населения.

Всего на территории проживания курдакско-саргатских татар было записано 1749 генеалогий. С их помощью выяснено, что это не монолитное этническое образование. В его составе выделяются два основных этнических компонента - коренные курдакско-саргатские татары, которых здесь большинство (по данным генеалогий - 79,9%), и пришлые поволжско-приуральские татары (10,2%). Больше всего пришлых татар и их потомков (18,4%) в Тевризском районе, в Усть-Ишимском районе - их 7,2%. Меньше всего их прослеживается по данным генеалогий в Вагайском районе (1,1%). Генеалогии помогли выяснить степень смешения этих двух компонентов - 9,9% татар - выходцы из этнически смешанных семей. С помощью генеалогий удалось выяснить, что постепенно пришлое татарское население переходит на этническое самосознание коренных сибирских татар. Особенно активен этот процесс в этнически смешанных семьях.

Генеалогии помогли достаточно подробно осветить отдельные моменты этнической истории курдакско-саргатских татар. В частности, выяснены вопросы о времени переселения пришлых поволжско-приуральских татар и их этническом составе, изучены семейно-брачные связи этой этнической общности на период начала - второй трети XX в. По данным родословных, самые ранние переселенцы из Поволжья и Приуралья прослеживаются на территории проживания курдакско-саргатских татар начиная с 60 - 70-х гг. XIX в. Всего по генеалогиям зафиксировано 208 определенных по времени случаев переселения пришлых татар: 1860 - 90-е гг. - 66 (31,7%), 1900 - 10-е гг. - 82 (39,4%), 1920 - 30-е гг. - 52 (25%), 1940 - 60-е гг. - 8 (3,9%). Состав пришлых поволжско-приуральских татар не был однородным. Чаще всего информаторы называют своих предков "российскими" татарами, среди которых по месту, откуда шло переселение, выделяются казанские татары (в основном переселенцы из Казанской, Самарской, Саратовской и Симбирской губерний), уфимские или "башкирские" татары (выходцы из Оренбургской и Уфимской губерний). По генеалогиям отмечено 10 случаев переселения мишарей.

В последнее время вновь поднят вопрос об эндогамии как механизме стабилизации этноса, его культуры и языка, монолитности этноса вплоть до признания эндогамии признаком этноса. Генеалогии помогли нам выяснить направленность брачных контактов курдакско-саргатских татар в целом как этнотерриториальной группы сибирских татар и ее этнических подразделений (курдакской и саргатско-утузской подгрупп). Показатель эндогамии курдакско-саргатских татар составил по данным генеалогий 80,5%. Большинство браков заключено в пределах одного населенного пункта. Каждое поселение образует свой круг деревень, между которыми браки в виду их территориальной близости были предпочтительными. На границах расселения курдакско-саргатских татар отмечаются поэтому и браки с представителями соседних групп сибирских татар - тарских, и, особенно, тобольских. Отметим однако их малое количество. Сравнивая в общем и целом направленность брачных связей курдакско-саргатских татар в XX в. и в конце XVIII в. (материалы 5-й ревизии населения 1795 г.), необходимо заметить, что несколько снизились количественные показатели эндогамии курдакских (с 77,7% в 1795 г. до 65,6% для XX в.) и саргатско-утузских татар (с 86% до 82,8%). Наблюдается значительное количество браков между двумя этими подгруппами. Помимо традиционных направлений брачных связей курдакско-саргатских татар (с тобольскими), прослеженных по материалам 5-й ревизии населения, в XX в. по данным генеалогий можно выделить новую направленность брачных связей - браки с пришлыми поволжско-приуральскими татарами, количество которых стало превышать количество браков, заключенных между двумя подгруппами курдакско-саргатских татар.

В гл. II "Проблемы реконструкции этнической  истории курдакско-саргатских татар конца XVIII - XX вв. (по данным генеалогий и переписей населения)" исследуется количественный, этно-социальный и пофамильный состав татарского населения данной группы, реконструируются генеалогические линии по материалам переписей населения конца XVIII - XIX вв. и соединяются с современными родословными.

При изучении этнической истории курдакско-саргатских татар конца XVIII - XX вв. нами были использованы архивные материалы, главным образом данные ревизий населения XVIII - середины ХIX вв., материалы Первой Всероссийской переписи 1897 г. и данные генеалогий, собранных в 1970 - 80-е годы участниками экспедиций Омского госуниверситета. На примере реконструкции этнической истории курдакско-саргатских татар мы попытались выявить возможности получения новой информации при совмещении данных генеалогий и архивных источников.

Из списков ясачных волостей Тарского уезда видно, что курдакско-саргатские татары проживали в XVII в. в нескольких волостях: Саргач (Ишим-Томак), Тебендя, Котлубахтина, Я-Иртыш, Отуз, Тав, Тав-Отуз (Кулары), Коурдак. Часть из этих волостей совпадали с деревней. В XVIII - XIX вв. курдакско-саргатские татары проживали в трех волостях Тарского уезда - Коурдакской, Саргатской и Тав-Отузской. В конце XIX в. выделилась Карагайская волость. По материалам 5-й ревизии населения (1795 г.) Коурдакская волость насчитывала 17 татарских селений (Карагай, Еланаульская, Каинаульская, Тюлюганская, Убаул, Таилацкая, Каибулинская, Кускунская,Байбахтинская, Ташатканская, Аевская, Тепкашская, Шиштамакская, Уштамакская, Большая Кава, Малая Кава, Качюкова), Саргатская волость - 12 селений (Бую (Берестяная), Саургачи, Тебендинский острожек, Новая (Усть-Ишимский острожек), Новая (Летякова), Терметякова, Таутацкая, Ебаргульская, Касмакова, Ильчебагинская, Ашеванская, Себеляково), Тав-Отузская волость - 5 селений (Тавинская, Я-Иртышская, Большие Кулары, Малые Кулары, Отузская). В 13 из названных 33 поселений проживало по 100 с лишним человек, в 12 - от 50 до 100 человек и в 8 - до 50 человек. По деревне Тюлюганской данные отсутствуют.

В ходе 5-й ревизии населения установлена численность курдакско-саргатских татар, равная 3665 человекам. На территории проживания данной группы татар в татарских селениях насчитывалось также 39 бухарцев, 4 казанских татар, 3 русских, 1 башкир. В 1795 г. этнический состав татарских поселений был в основном однороден. В социальном плане большинство населения относилось к категории ясачных людей (местные сибирские татары).За период с 1795 г. по 1897 г. увеличилось количество курдакско-саргатских татар за счет естественного прироста с 3665 до 5455 человек. На территории расселения данной группы татар в татарских селениях проживало 1112 государственных крестьян (поволжско-приуральских татар), 133 бухарца и 183 русских.

Таким образом, население деревень исследуемой группы татар состояло, в основном, из коренных сибирских татар - ясачных людей, позднее называвшихся инородцами. Государственные крестьяне (поволжско-приуральские татары) стали интенсивнее поселяться среди курдакско-саргатских татар со второй половины XIX в. Доля бухарцев в поселениях данной группы столь мала, что они не могли оказать значительного влияния на этническое развитие курдакско-саргатских татар.

В первой главе, написанной на основе собранных в настоящее время генеалогий, говорилось о довольно неглубокой генеалогической памяти татарского населения. Основные генеалогические сведения, за редким исключением, датируются второй половиной XIX - началом ХХ вв. Соответственно встает проблема реконструкции генеалогических линий. В качестве основных источников в данном случае могут быть использованы массовые делопроизводственные материалы, в частности, посемейные ревизские сказки и первичные переписные листы переписи населения 1897 г. В ходе решения вопросов этнической истории целой группы курдакско-саргатских татар представляется необходимым реконструировать, насколько это возможно, генеалогические линии всего населения на период конца XVIII - XIX вв., т.е. начиная с имеющихся материалов 5-й ревизии населения (1795 г.). Реконструкция и изучение генеалогий такой значительной по численности группы населения требует комплексного подхода, специфических методов в оценке информационных возможностей источников и их дальнейшей обработки. К сожалению, при работе с материалами переписей населения по группе курдакско-саргатских татар пришлось столкнуться с рядом проблем. Так, в большинстве своем мы имеем дело не с полным набором по переписям, а лишь с его фрагментами.

Это связано со слабой сохранностью переписных книг по изучаемым населенным пунктам - практически нет ни одной деревни, по которой бы сохранились материалы всех переписей населения. В ряде случаев из-за отсутствия материалов некоторых ревизий временной промежуток по имеющимся материалам настолько значителен, что не представляется возможной реконструкция генеалогических линий в связи с тем, что существует еще одна проблема - проблема идентификации. Решение ее в каждом конкретном случае зависит от целого ряда обстоятельств, а прежде всего от процесса фамилеобразования  и источниковедческой специфики ревизских сказок.

Следует отметить, что в XVIII - XIX вв. в татарских селениях данного региона дети получали фамилию, образованную от имени отца, в редких случаях - от имени деда. Соответственно в каждом новом поколении происходила смена фамилий, хотя это не были фамилии как таковые. Слово "фамилия" не имеет аналогов в языке сибирских татар и является заимствованием. Однако для удобства изложения материала в дальнейшем будем использовать это понятие. Например, в материалах 5-й ревизии (1795 г.) по деревне Абаул имеются сведения о семье Еша Разметева, у которого были сыновья Айтак, Курманали, Натырбага, Юсуп. В материалах 7-й ревизии (1816 г.) переписаны отдельно семьи Айтака Ешева, Курманали Ешева, Натырбаги Ешева, Юсупа Ешева и семья Еша Разметева, у которого записаны младшие сыновья Абашалин и Уразмат. Смена фамилий происходила порой до 1920 - 30-х гг. С другой стороны, при проведении всех переписей населения непосредственными исполнителями были в основном русские. Записанные со слуха имена и фамилии татарского населения не всегда соответствовали тому, как они звучали. Например, те же Ешевы из деревни Абаул в материалах 10-й ревизии (1858 г.) записаны как Ияшевы, а в материалах переписи населения 1897 г. - Айшовы. Из всего вышесказанного следует, что при реконструкции генеалогий необходимо постоянно иметь ввиду принадлежность того или иного лица к определенной семье, фамилии, поколению. Для идентификации лиц в таких случаях первостепенное значение приобретают данные по структуре и составу семьи, содержащиеся в ревизских сказках. В ходе работы с материалами переписей населения конца XVIII - XIX вв. возникали трудности и другого рода - трудночитаемый почерк, использование старославянской азбуки и т.п.

Записи, имеющиеся в материалах 5 - 10-й ревизий и переписи населения 1897 г., использовались следующим образом. Сведения о каждой семье заносились на отдельную карточку. Затем материалы располагались в таблицах с разбивкой по годам проведения переписей населения. В эти таблицы заносилось только мужское население, т.к. реконструировать генеалогии по женской линии не представляется возможным. Таблицы составлялись отдельно для каждого населенного пункта. Затем они сравнивались между собой, в ходе чего выстраивались генеалогические схемы.

В дальнейшем составленные по материалам переписей населения конца XVIII - XIX вв. генеалогические схемы сравнивались с родословными, собранными в настоящее время среди татарского населения, проживающего на территории расселения курдакско-саргатских татар. Современные генеалогии не отражают смену фамилий, т.к. большинство информаторов об этом не помнят. В связи с этим возникает ряд затруднений при сравнении двух видов источников, поскольку процесс смены фамилий был характерен и для начала ХХ в. В ряде случаев нами использовались генеалогические карточки, основанные на данных собранных в 1970 - 80-е гг. генеалогий. На эти карточки заносились сведения о предках информатора по одной из линий (отцовской или материнской) с указанием места их рождения, времени переезда (если таковые имелись), смены фамилии в связи с замужеством. По этим карточкам мы выясняли, какие фамилии были "местными", а какие появились в данном конкретном поселении в связи с переездом их носителей.

Реконструкция генеалогических линий по материалам переписей населения конца XVIII - XIX вв. позволила осветить ряд моментов этнической истории курдакско-саргатских татар. В первую очередь необходимо отметить относительное постоянство состава населения этого периода. Несмотря на смену пофамильного состава населения в связи с незавершенным процессом образования фамилий, в поселениях курдакско-саргатских татар в большинстве своем проживали в середине XIX в. потомки тех людей, сведения о которых имеются в материалах 5-й ревизии населения (1795 г.) В ходе реконструкции генеалогических линий выяснилось, что часть из них затухает, другая же разрастается и представляет большинство населения определенного поселения. Приток пришлых поволжско-приуральских татар, а также усилившиеся в XX в. миграционные процессы не способствовали сохранению постоянства состава населения. Однако есть поселения, жители которых в настоящее время в основном - потомки тех, кто жил здесь в конце XVIII в. (например, Большая Тебендя, Саургачи и т.д.).

При сравнении материалов переписи населения 1897 г. и собранных в 1970 - 80-е гг. генеалогий, выяснилось, что хотя постепенно пришлые поволжско-приуральские татары переходят на этническое самосознание сибирских татар (особенно эффективен этот процесс в этнически смешанных семьях), у большинства из них сохраняется этногенетическое сознание. Именно сравнение современных родословных с архивными материалами подтверждает репрезентативность генеалогического источника.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, приводятся основные выводы.

Основные положения диссертации нашли свое отражение в следующих публикациях:

1. Этнический состав татарского населения севера Омской области (по данным генеалогий) // Этническая история тюркоязычных народов Сибири и сопредельных территорий: Тез. докл. по этнографии. - Омск, 1984. - С. 170-172.

2. Генеалогии как историко-этнографический источник по изучению курдакско-саргатских татар // Проблемы этнографии и социологии культуры. - Омск, 1988. - С. 49-51.

3. Опыт реконструкции этнической истории курдакско-саргатских татар конца XVIII - XX вв. // Антропология и историческая этнография Сибири. - Омск, 1990. - С. 121-130.

4. Опыт совмещения архивных материалов и данных генеалогий (на примере курдакско-саргатских татар) // Этнические и социально-культурные процессы у народов СССР. - Омск, 1990. - Кн. 1. - С. 50-54.

5. Переписи населения конца XVIII - XIX вв. как источник по изучению этнической истории курдакско-саргатских татар // Этническая история и культура народов Советской страны. - Омск, 1991. - С. 50-52.

6. Материалы к изучению современного этнического состава татар северных районов Омской области // Областная научно-практическая конференция, посвященная 275-летию города Омска. Секция: История культуры. - Омск, 1992. - С. 87-88.

7. Основные результаты исследования этнической истории и современного этнического состава курдакско-саргатских татар // Этническая история тюркских народов Сибири и сопредельных территорий: (По данным этнографии). - Омск, 1992. - С. 75-79.

8. Этнодемография курдакско-саргатских татар в конце XVIII - XIX вв.: (по материалам V - X ревизий и переписи населения 1897 г.) // Научная конференция памяти Н.М. Ядринцева. Секция: Этнография и археология. - Омск, 1992. - С. 49-51.

9. Восстановление исторической памяти (проблемы этнической генеалогии) // Региональные проблемы межнациональных отношений в России. - Омск, 1993. - С. 155-160.

10. Генеалогии курдакско-саргатских татар и материалы переписей населения XVIII - XIX вв. (Опыт совмещения) // Томилов Н.А. Проблемы этнической истории (По материалам Западной Сибири). - Томск, 1993. - С. 203-216. - (В соавторстве с Н.А. Томиловым).

11. Некоторые методы изучения этнического состава и этнической истории (на примере курдакско-саргатских татар) // Этническая история народов России (Х - ХХ вв.) - Санкт-Петербург, 1993. - С. 13-14.

12. К истории одного татарского поселения // Ислам, общество и культура. - Омск, 1994. - С. 86-90.

13. Источники для изучения этнического состава населения ХХ в. и реконструкции его на конец XVIII в. (на примере сибирских татар) // Археологические микрорайоны Западной Сибири. - Омск, 1994. - С. 116.

14. История двух татарских поселений (к.  XVIII - XX в.) // Вопросы географии Сибири. - Вып. 21. - Томск, 1995. - С.88-99.

15. Проблемы выявления различных компонентов в современном этническом составе татар Среднего Прииртышья: К вопросу о взаимодействии // Россия и Восток: проблемы взаимодействия: Тез. докл. - Ч. III. - Челябинск, 1995. - С. 152-155.

16. Этнический и пофамильный состав карагайской группы тоболо-иртышских татар (конец XVIII - XX вв.) // Проблемы административно-государственного регулирования межнациональных отношений в Тюменском регионе: Исторический опыт и современность: Матер. Всероссийск. научн.-практич. конфер. - Тобольск, 1995. - С. 50-54.

17. Этнодемографический аспект изучения V-X ревизий и Первой Всероссийской переписи населения 1897 г. ( на примере курдакско-саргатских татар) // Народы Сибири и сопредельных территорий: Межвед. сб. науч. статей. - Томск, 1995. - С.51-58.

© С.Н. Корусенко, 1996

 

 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016