123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Программы учебных курсов | Избранные лекции
Лекция по этноархеологии | Лекция по культурологии традиционных сообществ | Лекция по имперской географии власти | Лекция о группах русских сибиряков | Лекция об источниках генеалогии
Введение | Лекция 1 | Контрольные вопросы | Рекомендуемая литература


ВВЕДЕНИЕ

Вопросы:
1. Этноархеология и потребность в этноархеологических знаниях.
2. Цель, задачи и содержание курса "Введение в этноархеологию".

1 вопрос.  Этноархеология и потребность в этноархеологических знаниях.

ЭТНОАРХЕОЛОГИЯ (Ethnoarcheologie, Ethnoarchaeology, Ethnoarcheologie; синонимы - археологическая этнография, археология действия, живая археология [1], точнее было бы сказать: этнографоархеология) - научное направление, складывающееся во второй половине ХХ в. в результате интеграции археологических и этнографических исследований и призванное решать круг проблем по истории культуры и общества особым способом - на основе сопряжения археологического и этнографического видения этих проблем.

Исследования на стыке археологии и этнографии в ХХ в., особенно в последние четыре десятилетия, ввели в научный оборот относительно большой объем фактических данных и привели к новым методолого-теоретическим обобщениям, выводам, к разработке источниковедческих и методических аспектов археолого-этнографических работ. Это позволило ряду ученых за рубежом, а затем и в России заявить о формировании нового направления исследования на стыке археологии и этнографии. Оно получило название этноархеологии и стало широко распространяться начиная с 1960-х годов.

Потребность в этноархеологических знаниях возникла тогда, когда использование прямых и косвенных аналогий для археологов в этнографии и поиски этнографами следов традиционных культур предков современных народов в археологических материалах зашли как бы в тупик. Специалисты двух наук стали осознавать ограниченность таких "прямых" обращений археологов к этнографии, а этнографов к археологии.

Эти обращения существенно не увеличивали объем информации в области этнической истории - формирования (этногенеза) и последующего развития этносов (этнодинамика) и шире - историко-культурных общностей, вплоть до этнораспада (гибели или трансформации в другое этническое образование).
Но казалось, что и для изучения истории социальных образований (институтов), социальных структур и отношений, то, что часто именуется социогенезом, а также поиски археолого-этнографических аналогий путем сравнительно-исторического метода, метода классификации и даже метода типологии как бы исчерпали себя.
То же самое виделось и в изучении процессов культурогенеза - становления и дальнейшего функционирования отдельных явлений культуры и традиционных систем культуры. И хотя результативность связи археологии и этнографии как смежных наук в изучении культур традиционных обществ была явно выше, чем в исследованиях социогенеза и социодинамики, все же и здесь выявлялась недостаточность простого сосуществования двух наук.

Таким образом, к середине ХХ в. возникло понимание того, что перевод по отдельности археологических и этнографических источников в область исторических знаний стал как бы недостаточным для нового информационного "взрыва" в исследовании истории населения первобытной эпохи и последующих исторических эпох вплоть до новейшего времени (особенно в тех случаях, когда речь идет о так называемых бесписьменных народах). Тогда некоторые археологи стали заниматься поисками путей внедрения этнографических знаний и методов в археологию, в том числе изучением процессов изготовления орудий труда, предметов быта, жилищ и т.д. А отдельные этнографы решили овладеть сложной археологической наукой и самим проводить археологические раскопки и археолого-этнографические исследования. В советской науке благодаря во многом идеям и деятельности тогдашнего директора Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Академии наук СССР С.П. Толстова (но не только его) были предприняты широкомасштабные меры, приведшие к многолетним работам Тувинской и Хорезмской комплексных археолого-этнографических экспедиций.

В 1960-е - 1980-е годы ученые стали понимать, что просто консолидация усилий археологов и этнографов в изучении исторической действительности, включая прежде всего социокультурную действительность (действительность вообще - это действительное бытие сущего[2]), хотя и приносит новые результаты, но все же недостаточно эффективна в этом деле. Тогда-то и появилась идея интеграции археологических и этнографических исследований, которая в отличие от консолидации ученых двух наук требовала новых исследовательских программ. Эти программы должны были быть направлены в первую очередь на восстановление связанности отдельных дифференцированных явлений археологической культуры и социума (в данном случае понятие "социум" понимается как синоним "общества"). Ставилась задача воссоздания археологического социокультурного организма (комплекса) в целостности.

И здесь выяснилось, что без этнографического видения трудно реконструировать и конструировать такой комплекс. Именно этнография могла помочь восстановить недостающие звенья в таком комплексе путем видения сопряженности социокультурных явлений и их функций в единой системе. Действительно, социокультурные явления сопряжены друг с другом в системе - природная среда, способы производства и жизнедеятельности, поселения, жилища, пища, народные знания, религия, искусство, стереотипы поведения и т.д. тесно взаимосвязаны (мы говорим: сопряжены) друг с другом.

Объем взаимодействия и взаимопроникновения археологии и этнографии в деле реконструкции и конструирования социокультурных комплексов археологического прошлого и их отдельных составных, в деле изучения этих комплексов и процессов их формирования и функционирования оказался очень большим. Поэтому встал вопрос о качественно новом сближении этих наук на уровне интеграции и появлении нового этноархеологического научного направления [3].

Представляется, что актуальность этноархеологических исследований связана с получением новых знаний, с переосмыслением (насколько это возможно) результатов прошлых исследований (видимо, прежде всего, в археологии и палеоэтнографии) под углом предмета и проблем этноархеологии, с использованием этноархеологических знаний в других науках (культурологии, социологии, социальной философии и др.), а также отчасти в современной практике решения социокультурных проблем.

2 вопрос. Цель, задачи и содержание курса "Введение в этноархеологию".

Цель дисциплинарного курса "Введение в этноархеологию" - внедрение в учебный процесс высшей школы (в основном в систему исторического образования) освоения студентами этноархеологических знаний. Этот курс может быть и одним из звеньев при подготовке кадров этноархеологов и расширения сферы подготовки археологов и этнографов.

Основные задачи курса сводятся преимущественно к трем позициям:
1) охарактеризовать видение учеными, в том числе авторами данного учебного пособия, понятия этноархеологии как научного направления, объекта, предмета, проблем, источников этноархеологии и ее связей с другими науками о культуре и обществе;

2) раскрыть основные вехи истории консолидации и интеграции археологии и этнографии, дать историографический обзор формирования и развития этноархеологического направления;

3) изложить основные методы этноархеологических исследований в зарубежной и отечественной науке, дать характеристику их результативности;

4) показать возможные перспективы этноархеологии.

Это издание учебного пособия "Введение в этноархеологию" - фактически первое в вузовской системе образования России. Оно подготовлено на основе разработанной в 1997 г. программы курса "Введение в этнографию" сотрудниками исторического факультета Омского государственного университета и Омского филиала Объединенного института истории, филологии и философии Сибирского отделения РАН А.В. Жуком, С.С. Тихоновым и Н.А. Томиловым по проекту "Историческая наука, образование, ученый в социокультурном пространстве Северной и Центральной Евразии ХХ столетия" Федеральной целевой программы "Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы". Данное учебное пособие написано также в рамках выполнения названного проекта в 1998 г. и соответствует названной учебной программе.

Оно рассчитано, главным образом, на студентов исторических факультетов университетов, педагогических институтов и педагогических университетов. К нему следует отнестись не как к полному изложению этого формирующегося этноархеологического научного направления, а только как к первому опыту элементарного введения в этноархеологию. Из изложения задач курса видно, что за пределами учебного пособия остаются многие конкретные материалы этноархеологических исследований зарубежных и отечественных ученых, в нем не полностью будут изложены результаты изучения фактических данных, общих закономерностей и региональных явлений в разных частях света (Австралии, Азии, Америке, Африке, Европе) по данным этноархеологии, а также не предполагается дать подробные характеристики методов этноархеологических исследований. Более конкретные и детальные знания по этноархеологии студенты могут получить при соответствующей специализации по археологии и этнографии в тех вузах, где проводится обучение по этноархеологии. Пока же отдельной специализации по этноархеологии в отечественных вузах нет.

Авторы учебного пособия были бы рады вызвать интерес у студентов к этноархеологии, а у некоторых из них желание принять участие в изучении ряда этноархеологических проблем и, в более широком смысле, принять участие в формировании в России этого научного направления.

В учебное пособие включен подготовленный его автором список рекомендуемой научной литературы.

1. Шнирельман В.А. Этноархеология... // Этнография и смежные дисциплины, этнографические субдисциплины, школы и направления. Методы. - М.: Наука, 1988. - С. 95.

2. Очерки социальной философии. - СПб.: Изд-во Санкт-Петербургск. ун-та,
1998. - С. 53.

3. Кениг А.В. Этноархеология как метод археологических реконструкций (по материалам тазовских селькупов). - Сургут, 1997. - С. 3-4; Томилов Н.А. Этноархеология и этнографо-археологический комплекс // Этнографо-археологические комплексы: проблемы культуры и социума. - Новосибирск, 1996. - Т. 1. - С. 10-11; Шнирельман В.А. Этноархеология - 70-е годы // Советская этнография. - 1984. - № 2. - С. 100-113.

© Н.А. Томилов, 1999


 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016