123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Записки этнографички | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008
Немецкий отряд глазами практиканта | ДНЕВНИК УСТЬ-ИШИМСКОГО ОТРЯДА


ДНЕВНИК УСТЬ-ИШИМСКОГО ОТРЯДА

Приезд. 15 июля

После восьмичасового плавного шествия по небывало сверкающей на солнце глади Иртыша "Ракета" замедлила ход и, зацепившись швартовыми верёвками замерла у дебаркадера, чем-то напоминавшего огромную лягушку.

- Вот он ваш Эбаргуль, - смеясь сказал капитан, специально спустившийся проводить нас. - Удачи Вам.

Итак, мы добрались до места, где решено в этом году провести этнографический сезон. Почти семьсот километров отделяют этот уголок девственной природы от пыльных и шумных улиц Омска.

"Ракета", как большая белая касатка, забеспокоилась, и, недовольно фыркнув, скрылась за поворотом . Дневное светило, ярко блиставшее утром и днём, потянувшись последними лучами, пошло на закат ,тоже попрощавшись со вновь вступившими на незнакомую землю.

На фоне крепких бревенчатых домов стали появляться люди. О своем приезде мы предупреждали заранее, но из-за отсутствия прямой связи с деревней точное число сообщить не смогли, поэтому гостеприимные жители приходили нас встречать уже который день подряд. Нынешнее лето выдалось дождливым, превратив все подходы к реке в непролазную глиняную кашу, по которой путешественники, облачась в непривычные резиновые сапоги с помощью добровольцев из местной молодёжи с трудом стали перетаскивать свой исследовательский инвентарь на сушу.

-Динар, беги скорее за телегой, - крикнула тетя Роза сыну, - смотри сколько у них вещей, сами то по нашей грязи не донесут.

С тетей Розой, как мы потом стали называть бывшую заведующую клубом Розу Гариповну Миргалиеву, мы познакомились на берегу. Женщина, лет пятидесяти в очках, с очень доброй улыбкой, с удивлением рассматривала наши огромные сумки.

- Куда вы приехали, у нас ведь каждый день дождь.

Однако, по ее лицу было видно, что она искренне рада нашему приезду.
Дружественное расположение местной "администрации", которая состояла из настоящей заведующей клуба Зифы Ахметовны Кучуковой, на фоне незнакомого деревенского пейзажа, вселило оптимизм. Большое одноэтажное деревянное здание оказалось клубом и нашим пристанищем на последующие двадцать дней. Местная молодежь вначале с любопытством разглядывала нашу суету на новом месте, а затем, немного попривыкнув к новым лицам, местные парни стали расспрашивать надолго ли мы приехали и зачем. Оказав помощь всем, чем можно и удовлетворив своё любопытство они разбрелись по домам оставив нас наедине с первыми впечатлениями.

Наша экспедиционная группа состояла из тринадцати человек, шестеро из которых, ехали в экспедицию впервые. День был тяжелый, поэтому все организационные дела пришлось отложить до утра, однако это не помешало нам обсудить первые впечатления о деревне. Я увидела некоторое разочарование, смешанное с усталостью на лицах моих товарищей, однако на словах они пытались сами себя подбодрить. Сейчас, спустя время, неудобства быта - темнота, сырость, комары - кажутся романтикой.

О том, что утром пошел дождь мы узнали не выходя из нашего нового дома - в комнате, которую мы определили под кухню, протекал потолок. Несмотря на позднее утро хотелось спать. На крыльце я встретила уже знакомую нам Зифу Ахметовну, она несла нам молоко на завтрак.


Почему Эбаргуль?

Эту деревню этнографы выбрали и случайно, и не случайно: во-первых, экспедиции к курдакско-саргатским татарам не проводились уже давно, во-вторых, деревня эта находится рядом с озером и стоит на реке, что позволяет собрать разнообразную информацию по всем видам рыболовства; в-третьих, это, возможно, просто судьба.
Деревня расположена на левом берегу Иртыша и насчитывает примерно восемьдесят дворов. Издалека видно, что она разделена как бы на две части, меньшую из которых местные жители называют Мазаратка - "расположенная около кладбища" - и считают самой старой.

Одним из первых вопросов к местным был:

- Почему деревня называется Эбаргуль? Как переводится название.

Некоторые говорили, что так деревню назвали русские, а раньше она звалась по- другому ; некоторые считают, что по названию озера Эбаргуль, которое в свою очередь переводится как "посылай озеро", а большинство считают, что деревня названа по имени старика, который первый поселился в этом месте.
Если бы не образованная дождем грязь, внешний вид деревни представлял бы очень милую и живописную картину - серо-коричневые домики на фоне  ярко-зеленой травы, уходящая вдаль полоска реки, кажущаяся дорогой на небо и низко повисшие облака.

Деревня пережила несколько наводнений, в следствии которых местные жители вынуждены были переселяться с одного берега на другой. 1921 г., 1941 г., 1971 г., в 2001 году татары тоже ждали большого наводнения - и хотя по рассказам вода подступила настолько, что можно было прямо с крыльца прыгать в воду - на этот раз оно не вызвало таких хлопот как предыдущие. Оказывается в Усть-Ишимском районе есть маленькая Венеция.

Мы - "северные" татары!

Если в устье Ишима, одного из притоков Иртыша, воткнуть иголку циркуля, а затем отмерить радиус около трехсот километров и прочертить круг, то мы получим примерную территорию проживания курдакско-саргатских татар, одной из этнотерриториальных групп сибирских татар. Вместе со своими соседями -  тарскими, тюменскими, тобольскими и ясколбинскими татарами - они входят в состав тоболо-иртышских татар, наиболее многочисленного массива всех сибирских татар.

Как отмечает профессор Омского университета, доктор исторических наук Н.А. Томилов, история этих мест и проживающего здесь народа, который является потомком тюрков, ранних поселенцев в этих местах, а также южных хантов, ногайцев, кыпчаков и киданей, очень энергична. Сценарий по ней, при хорошей постановке, мог бы получить "Оскара", что неудивительно: ханы здесь сменяли друг друга в кровавой борьбе, некоторые из них основывали города, иго сменялось свободой, и так далее, и тому подобное. Но прошли те сказочные времена, и сейчас нет уже никаких ханов и ханств,  память о них живет лишь в местных легендах, да в архивах. Однако мечта любого этнографа, знакомого с историей того или иного народа, услышать от информатора захватывающий рассказ о стародавних событиях, происходивших лет эдак триста-четыреста назад, да еще и совпадающих с архивными сведениями.

Но это только мечта, а чтобы получить намного меньшие результаты, мало представиться автором будущей книги "Деревня Эбаргуль: ее жители, история и культура"; нужно правильно задать вопрос и грамотно повести беседу. Обычно этнограф начинает свое общение с местным жителем с одного из обязательных вопросов:  

- Кто Вы? Кем себя считаете? … по национальности.

Большинство сибирских татар отвечают: "Мы - сибирские татары",  что, впрочем, неудивительно. Однако настойчивый исследователь на этом не останавливается, а продолжает выяснять, к какой именно "территориально-этнической группе" сибирских татар относит себя собеседник. Справедливости ради заметим, что услышав подобный вопрос, обычный городской житель, пусть даже имеющий высшее образование, в девяносто девяти процентах  случаев растеряется. Но нам-то обязательно надо получить ответ! В этом случае подходит метод "сравнительного различия", в который входят вопросы типа: "Чем вы отличаетесь от татар, которые живут в Новосибирской или Томской области?" или "Как вас называют живущие по соседству в районе Тары или Тобольска татары и отличаетесь ли вы от них по языку?"

  Естественно, многие вопросы остаются без ответа, а некоторые ответы приводят самого этнографа в замешательство. Так, в нашем, ставшим уже за несколько дней проживания родным Эбаргуле, многие старики гордо заявляли: "Мы - "северные" татары! Севернее нас только ханты и манси живут, татар дальше нет, мы крайние!" Удивительно, ведь если в научной литературе для обозначения некоторых этнографических групп употребляются такие понятия как "северные алтайцы" или "северные ханты", а  эти народы так сами себя не называют, то с татарами ситуация прямо противоположная: термина "северные" татары в научной литературе не встретишь… 

 В дальнейшем разговоре этнограф пытается узнать названия более дробных делений на тугумные (генеалогические) группы. Слово тугум переводится как "потомство", "родство", "род", "поколение", "фамилия".  В д. Эбаргуль вопрос о существовании  тугумов не остался без ответа: нам не только их назвали, но и объяснили почему предка той или иной семьи стали именно так называть, почему  эти названия превратились в прозвища. Узнав это, уже не удивляешься, почему худенького нерослого мальчика из семьи Рахматуллиных друзья насмешливо называли "медведем" - он ведь из Ою Тугум, то есть из рода медведя.

Очень гордятся своим родом Янбаевы, но мало их осталось в деревне - много девочек рождается, вырастают они и берут другую фамилию, а их дети себя уже к другому тугуму относят. А кроме того, как говорят местные жители, теперь молодежь корнями своими мало интересуется - не только название материнского рода не знает, но и отцовское прозвище позабыли. А гордиться Янбаевым есть чем. Мужчины-родоначальники их Ших Тугума раньше шейхами (шихлар) были - борцами за веру. Из этого тугума муллы выходили, и род этот богатым был: старики своим внукам рассказывали, что "когда табун лошадей этого рода шел на водопой, то когда один край табуна пил воду, другого еще не было видно".

Уже знакомая нам тетя Роза вышла замуж и стала Миргалиевой. В деревне Миргалиевых называют Чебелар - несушки; название такое, по словам других жителей деревни, дано не случайно: женщины в этом роду всегда рожали много детей, и подзывали их, когда те уже подрастут и играют на улице, хлопая руками по бедрам. У тети Розы девять детей и уже даже есть внуки, так что можно искренне пожелать, чтобы и дальше их род хорошим потомством славился.

Все это только начало опроса, так сказать "введение". Далее нужно плавно перейти к вопросам по интересующей этнографа теме и не сбиться в процессе разговора, не потерять основную линию. При этом еще важно повести разговор так, чтобы беседа была приятной обеим сторонам и совсем ненавязчивой. Так что работа в нашем этнографическом поле - в некотором роде искусство, причем с  абсолютно непредсказуемым порой результатом. Удача в этом занятии занимает не последнее место!

Продолжение следует...

©А.А. Абрамова, Ю.Н. Ярзуткин, 2002

На страничку "Экспедиции" >>> 


 

 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016