123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Программы учебных курсов | Избранные лекции
Лекция по этноархеологии | Лекция по культурологии традиционных сообществ | Лекция по имперской географии власти | Лекция о группах русских сибиряков | Лекция об источниках генеалогии
1 вопрос | 2 вопрос | 3 вопрос


3 вопрос

Культурология традиционных сообществ как особая научная субдисциплина

Очевидно, назрела необходимость выделения особого научного направления - культурологии традиционных сообществ в качестве субдисциплины общей культурологии. Объектом исследования данного направления следует рассматривать ЛКК различных параметров и содержания (разумеется вне связи с этничностью), предметом - внутреннюю структуру этих ЛКК, конфигурации составляющих их атрибутов (свойств), образы категориальных соотношений, выраженные, прежде всего, через разнообразные связи между атрибутами и их конфигурациями.

Традиционная культура существует в рамках замкнутого коллектива людей, занимающего определенный микроландшафт. Цельное, взаимосвязанное единство традиционной культуры, людей и окружающей природы составляет сущность ЛКК.
Основная проблема этнологии, при таком подходе, это вопрос о том, как и под воздействием каких факторов проявилось свойство этничности, этнической идентификации, истоки данного феномена человеческого общества и его трансформация во времени. Очевидно, что в основе обоих подходов различные методологии и методики, разные цели и объекты исследования.

Практически такое разделение уже произошло, но не декларировано. Достаточно поверхностно взглянуть, например, на смежные с современной "этнографией" дисциплины (по крайней мере они содержат в своем названии формант "этно"), чтобы убедиться, что их предметная область находится либо в рамках культурологической (культурологии традиционных сообществ), либо этнологической парадигмы. Так, направления этнопедагогики, этноэкономики, этнохореографии, этноархеологии и т.п. относятся к сфере исследования традиционных комплексов культуры, никак не связанных с этнической средой. Действительно, этноархеолога нисколько не заботит, в какой конкретно этнической среде он находится, для него важнее, что традиции того ЛКК, которые он изучает, соотносимы по тем или иным параметрам с археологическим материалом, находящимся в его распоряжении. Так что же здесь "этнического"? Аналогично обстоит и со специалистами, исследующими комплексы традиционных жилищ, одежды, пищи, социальных институтов, погребальные сооружения, традиционные приемы воспитания и образования или танцы. Маркер "этно" в любом из этих случаев показывает, что речь идет не об общенациональных или, даже, общемировых тенденциях развития, а о локальных, традиционных комплексах. Даже если исследователь заявляет, что он изучает традиционную культуру какого-либо этноса, очевидно, что, на самом деле, речь идет о том или ином локальном комплексе или группе комплексов, иногда их называют локальными группами этноса. Однако, в силу изложенных выше соображений акцент должен быть смещен от этноса в сторону культуры, т.е. содержательной стороны предмета.

С другой стороны направления этнопсихологии, этносоциологии, этногенеза и этноистории (в отдельных аспектах) относятся к собственно этнологической парадигме, к сфере формирования, развития, трансформации свойств и отношений этничности, этнической идентичности. Соответственно данные направления должны стать областью исследования этнологов. В любом случае, исследование ЛКК как специальная теоретическая и конкретно-научная задача - одно из наиболее перспективных и актуальных направлений современной науки.

Эта проблема актуальна, в частности, для кооперации с археологами, которые давно и часто предпринимают попытки сопряжения культур археологических с культурами "этнографическими". При этом последнее выражение, вероятно, является синонимичным понятию ЛКК (культурного диалекта) различного содержательного объма. Однако совершенно очевидна структурная неразработанность понятия ЛКК на фоне глубоких теоретических исследований понятия "археологическая культура" (а также "локальный вариант", "археологический микрорайон" и т.д.) и связанного с ним понятийного аппарата [1]. Методологическая ошибка в выборе самого объекта археолого-этнографических сопоставлений, зачастую, приводит археологов к довольно наивным заключениям об этнической или, даже, лингвистической привязке археологических памятников, способствуют созданию мифологизированных концепций исторического процесса. Правда, все это - не вина самих археологов...

Теоретическая разработка проблемы означает прежде всего изучение структуры ЛКК. Гипотетически структура ЛКК выглядит следующим образом. За основу рассмотрения принимаются атрибуты ЛКК в их различных конфигурациях. Конфигурации - это атрибуты во всей совокупности своих связей, отношений, опосредований. Представляется, что наиболее значимыми для конфигураций являются фоновые (почвенные),  историко-генетические, типологические, стилевые, технологические, социо-поведенческие, контрактные (престижные) и прочие виды связей. Конфигурации атрибутов (компоненты) могут быть представлены в виде своеобразных абстрактов: цепи, кластеры, сети, кристаллы, которым соответствуют образы категориальных соотношений (связей): звенья, рои, узлы, решетки и т.д. Ареалы, занимаемые ЛКК, подразделяются на поселения (кусты поселений), регионы, провинции, субконтиненты (микродиалекты, диалекты, макродиалекты, группы, семьи, союзы семей - если пользоваться этнолингвистическими категориями). Совокупности базисных (рамочных) конфигураций составляют модели ЛКК. В структуру ЛКК входят также модификационные конфигурации, образованные под воздействием не-базисных (контрактных, престижных) связей. Наконец, относительно полная реконструкция ЛКК включает процедуры выявления временных и пространственных модификаций конфигураций, иерархических отношений занимаемых ареалов и таксономии конфигураций, хронологических и территориальных границ ЛКК и т.д. Разумеется, изложенные теоретические положения (теоретический задел) будут корректироваться в ходе конкретных исследований конкретных ЛКК различного объема - от поселения (куста поселений) до субконтинента.

Существенной частью процедуры реконструкции ЛКК является применение историко-этнографической методики. Мы используем данный термин в том его значении, которое было теоретически разработано в целом ряде работ выдающимся сибиреведом Севьяном Израилевичем Вайнштейном. Данный подход предполагает рассмотрение этнографического (традиционно-культурного) материала с позиций историзма. Он означает реконструкцию архетипических форм того или иного компонента ЛКК, а также изучение динамики и направленности их трансформации в ходе длительного исторического развития. Постановка таких задач подразумевает, разумеется, использование обширного круга источников, содержащих разнообразную информацию, но и результаты оказываются намного более обоснованными и достоверными.

Принципиальное несоответствие культур этнических и традиционных логически вытекает из рассмотрения их содержания: замкнутость и локальность первых контрастно выделяется на фоне взаимодействия, контакта, разрыва старых и построения новых связей как сущностной основы вторых. Но и эмпирические наблюдения, практика демонстрирует их несоответствие. Оно выражается, прежде всего, в несовпадении этнических границ и границ распространения комплексов традиционной культуры. Практически всегда в границах этноса существует несколько комплексов традиционной культуры, и наоборот, ряд этносов могут функционировать в границах одного традиционно-культурного комплекса. Неравномерны и темпы развития этничности и функционирующей одновременно с ней традиционной культуры. Изменения в этнической идентификации далеко не всегда сопровождаются сменой традиционной культуры и наоборот ряд последовательно трансформирующихся комплексов традиционной культуры могут не приводить к смене этнических стереотипов и представлений об этнической культуре.

Например, формирование культуры различных этносов лесной и таежной зоны Южной Сибири с древности развивалось в рамках единого культурного комплекса, который был обозначен нами как "Южносибирский лесной культурный комплекс". В наиболее полной степени черты данного культурного комплекса сохранились в традиционной культуре групп, занимающих районы горной тайги Южной Сибири: северных алтайцев, шорцев, таежных хакасов, лесных (северо-западных и восточных) тувинцев. Эти группы обладают многими общими компонентами традиционной культуры, функционально между собой тесно взаимосвязанными и образующими устойчивый во  времени и пространстве культурный комплекс. При этом границы данного культурного комплекса не совпадают с этническими границами. Более того традиционная культура групп, входящих в данный комплекс зачастую находится в противоречии со стереотипными представлениями о культуре того или иного этноса. Примером может служить лесная группа хакасов. В отличие от других групп данного этноса лесные хакасы - преимущественно оседлые горно-таежные охотники-скотоводы с резко отличным обликом традиционной культуры (преобладание присваивающих видов хозяйства, подсобный характер скотоводства, оседлый быт, постоянные и временные промысловые жилища и постройки, культ хозяев - промысловых покровителей и т.д.). С другой стороны, культурный комплекс, сформировавшийся у групп северных алтайцев ("другого" этноса!) весьма близок к соответствующей культурной модели таежных хакасов или лесных тувинцев [2].

Подобных примеров, доказательных, с опорой на полевой материал, любой этнограф может привести множество. Это правило почти без исключений. Настоятельно требуется неэтнический подход к изучению такого рода феноменов традиционной культуры.

Можно привести целый ряд косвенных аргументов, подтверждающих несовместимость традиционной и этнической культуры. Один из таких аргументов может быть выражен в виде следующей закономерности: уровень сохранности традиционной культуры обратно пропорционален уровню развития этнического самосознания, иными словами, чем выше уровень этнического (национального) самосознания, тем все более и более быстрыми темпами происходит разрушение традиционного уклада и культуры.

Примером взаимодействия генетически различных форм культуры является религиозная ситуация, которая сложилась у тюркоязычного населения юга Западно-Сибирской равнины.

Как известно, официальной религией тюркского населения данного региона - татар и казахов является ислам. Вообще известно, что контакты, а тем более принятие и распространение какой-либо мировой религии является важным индикатором формирования этнической культуры и самого этноса. Однако в сообществах, находящихся под сильным влиянием традиционной культуры и одновременно в сфере действия мировой религии формируется, зачастую, специфический мировоззренческий комплекс, который проявляется в бытовой (народной форме) этой мировой религии, например народный или бытовой ислам (в англоязычной литературе - Folk Islam). У татар и казахов Западной Сибири религиозно-мировоззренческий комплекс выступает в форме мусульманско-языческого синкретизма [3]. При этом ранние религиозные представления (шаманизм, анимизм и др.) в рамках данного комплекса могут быть сопоставлены с традиционным пластом культуры, а мусульманский слой отражает процессы формирования собственно этнической культуры.

Для изучения такого синтетического мировоззрения объектом исследования является отдельный малый локальный культурный комплекс. Чаще всего это может быть отдельное поселение (деревня) или куст поселений. Такой подход позволит изучать функционирование традиционного мировоззрения среди наиболее информированных групп населения, главных носителей традиционного знания. Таким образом, основное внимание уделяется ни догматам ислама, ни вопросам культа, а процессам трансформации мусульманских норм в сознании людей, находящихся в рамках традиционной культуры.

И, подводя итоги сказанному, переходим к выводам.

Традиционная культура должна рассматриваться как самостоятельная важнейшая часть культуры человечества. В основе определения традиционной культуры кладется принцип деятельности. Та культура, которая формируется в рамках оседло-земледельческого (крестьянского), кочевническо-скотоводческого и охотничье-рыболовческо-собирательского видов деятельности может быть условно обозначена как традиционная (народная) культура. Основным признаком последней является замкнутость, локальность, диалектность в широком смысле этого слова. Способом существования традиционной культуры являются особые культурные феномены человечества - локальные культурные комплексы или культурные диалекты, естественной и неотъемлимой их частью являются региональные диалекты в языке. Эти феномены составляют объект изучения культурологии традиционных сообществ - особой научной субдисциплины.

Литература

1. Клейн Л.С. Археологическая типология. - Л., 1991. - С. 125-247.

2. Селезнев А.Г. Черты лесного комплекса в облике таежных групп Южной Сибири (Горный Алтай и таежная Хакасия) // Этническая история тюркских народов Сибири и сопредельных территорий. - Омск, 1998. - С. 192-208.

3. Seleznev A.G. Le syncretisme islam-paganisme chez les peuples turks de Siberie occidentale // En islam siberian - Paris, 2000. - P. 341-356. - (Cahiers du monde russe, 41/2-3).

Вернуться к обсуждению лекции>>>

 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016