123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Немцы Сибири | Отчеты о конференциях | Конференции 2008 | Былое
Культурология традиционных сообществ | Немцы Сибири 2002 | РАЭСК XLII | V Конгресс этнографов и антропологов России | Конференция, посвященая 30-летию ОмГУ
1 | 2 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 3 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | Конкурсные работы
Ершова Е.А. | Яловицына С.Э. | Абрамова А.А. | Фролова А.В. | Волохина И.В. | Герасимова Л.Б. | Коломиец О.П. | Назаров И.И. | Рейзвих Д.А. | Содномпилова М.М. | Стручкова Н.А. | Толмачева Е.Б. | Чернова И.Н.


А.В. Фролова
Москва, Институт этнологии и антропологии

ДЕТСКИЙ И МОЛОДЕЖНЫЙ ИГРОВОЙ КАЛЕНДАРЬ РУССКИХ В XX В.
(По материалам Архангельской области)

Население Архангельской области не может пожаловаться на невнимание со стороны этнографов и фольклористов к его традиционной культуре. Однако целенаправленное и систематическое изучение игрового календаря как детского, так и молодежного, его изменение, изучение игры и ее роли в контексте обрядовых праздников русских здесь не велось. В известной степени восполнить этот пробел позволяют материалы экспедиций, проведенных в данном регионе. Особенно интересны материалы, собранные в Холмогорском и Пинежском районах Архангельской области.

Детские игровые традиции. Детский игровой календарь - часть быта взрослых, издавна включавших подрастающих детей в свой круг хозяйственных интересов. Он соединил в себе традиции и новации сегодняшних дней. Фольклор, относящийся к раннему периоду жизни ребенка, зафиксирован многими собирателями и исследователями (Обрядовая поэзия Пинежья, 1980; Мудрость народная, 1991; Виноградов Г.С., 1924, 1925), причем большее внимание проявляется к детским играм, забавам и игрушкам, но даже эти направления остаются не достаточно изученными и в уже имеющихся этнографических и литературных материалах содержится много пробелов.

Покупная игрушка в крестьянской семье была редкостью, как правило, малышам игрушки делали взрослые члены семьи. Информаторы с особым удовольствием вспоминали, как делали игрушки для своих детей (Материалы экспедиций, 1990-1992). Простейшими погремушками для ребенка являлись нанизанные на веревочку катушки от ниток, бубенчики, привязанные над колыбелью ложки, различные берестяные коробочки, наполненные горохом или зерном, и другие предметы, издающие своеобразный звук. В материалах, относящихся к началу XIX в. (РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 235; Ефименко П.С., 1877, 1878), отмечается широкое распространение шаркунков (игрушки, издающей "шкворчащий" звук), которые изготавливали из бересты или собирали из деревянных деталей. В 1920-1930-х гг., по воспоминаниям информаторов, в редкой семье встречались подобные игрушки. В настоящее время шаркунки можно увидеть в различных музеях, например, в Загорском Музее игрушки.

Для ребенка, начинающего ходить, делали коников (Рис. 1) * - вырезанных из дерева коней с колесами или без них. Коники были разного размера: маленькие, которые ребенок катал по полу, большие, за которые он мог держаться или кататься на них верхом. Подобные игрушки встречались в находках из раскопок в Новгороде (Х-ХI вв.) и по внешнему виду почти не отличались от коников, сделанных в начале ХХ в. В Xолмогорском районе в д. Малое Залесье Иван Андреевич Верещагин (1915 г.р.) сам резал лошадок для внуков. Точно таких же лошадок делал для него его дед. В Холмогорском районе, как и во всей Архангельской области, встречались фигурки и других животных, например, коров, собак. Коровой крестьяне Холмогорского района называли еще игрушку, специально изготовленную для малышей 2-5 лет: большое бревно с вырезанным сидением и вставленными рогами и хвостом в виде веток и палки (Рис. 2). Помимо коников, вырезанных из целого куска дерева, в Архангельской области встречались и более сложные по технике изготовления игрушки. Так называемый пильщик состоял из нескольких деталей (Рис. 3). Повсеместной детской забавой были волчки, изготовленные из спиленной катушки и деревянного карандаша или маленькой палочки, вставленной в нее, просто выпиленные из деревянной болванки. Они были одной из любимых игрушек маленьких детей.

По мере взросления ребенок постепенно приобщался к традиционной празднично-игровой культуре взрослых. На Масленицу во многих домах для детей 2-5 лет делали горку. К печке прислоняли гладкую дощечку, клали на нее тряпочку и катали ребенка. На Пасху вешали в доме качели. Таким образом, определенные праздники в сознании ребенка ассоциировались с определенной забавой.

Становился взрослее ребенок - усложнялась его игровая деятельность. Детский игровой календарь, как и весь народный игровой календарь, можно условно разделить на два больших периода: зимний и летний.

Зимой у взрослого человека в сельской местности, а тем более у ребенка всегда было больше свободного времени. Несмотря на сильные морозы, днем дети всегда находились на улице и много времени проводили, катаясь на коньках и лыжах. Ребята делали их сами или с помощью взрослых. Большой редкостью даже в 1950-х гг. были лыжи и коньки фабричного производства. Одной из любимых забав было катание с гор, которые называли катушки. Приспособления для таких катаний существовали самые различные: санки-подковки, то есть санки с подкованными железными полозьями (Рис. 4), куски рогожи, доски, на которые "наращивали" снег, ледынки и т.п. В зажиточных семьях Пинежского и Холмогорского районов, кроме простых санок, имелись еще и праздничные, как правило, резные и расписные (Рис. 5). Праздничные санки детям давали редко, чаще всего они предназначались для молодежи.

Особым приспособлением для катания с гор были ледынки, специальным образом замороженные льдины. Делали их сами дети, порой изготавливая довольно сложные конструкции с ручками и вмороженным сидением. Совсем маленькие дети катались еще с звоза - деревянного настила спускавшегося к хозяйственному двору избы, по которому летом завозили в сарай сено.

На Русском Севере зимы всегда были снежными, благодаря этому развился целый комплекс снежных игр, практически не встречавшийся в центральных районах России: это строительство крепостей, ходов-лабиринтов в снегу, фигур, различные игры со снежками. Устраивались большие сражения, во время которых дети из разных концов деревни или села строили две отдельные крепости, а затем начинали снежную войну. Игра могла длиться с перерывами несколько недель, крепости же стояли всю зиму.

В большей степени эти игры были забавами мальчиков, девочки проводили много времени за домашними делами. С 6 лет девочку уже сажали за прялку, для этого делали специальные детские прялки, а с 9 лет учили ткать. Основу зимнего досуга девочек составляли домашние игры и игрушки. Они сами или с помощью взрослых делали куклы, шили из тряпок мячики. Самодельные куклы были самые разнообразные: сшитые из тряпок, с деревянной или тряпичной головой, целиком деревянные или соломенные.

Значительные размеры севернорусского крестьянского дома позволяли зимой играть в доме в такие подвижные игры, как прятки, салки и др. Маленькие горки в избе, катание на дощечке - все это не воспрещалось в крестьянском доме. Существовали многочисленные игры с приговорами: Чок-челнок, Купи полотушку, Купи туесок, Ладушки; среди них были игры, в которые играли преимущественно девочки, так называемые "девчоночьи игры": В шепотка, Купонка, Круг со столба.

В святки, дни от Рождества до Крещения, у детей была своя забава, которую они воспринимали как игру: они ходили славить Христа, за что их угощали сладостями. На Пинеге вплоть до 1920-х гг. были широко распространены рождественские песни "Маленький юльчик" или "Маленький ульчик", исполнявшиеся как припевки детьми-христославцами после молитвы.

Игры во время Масленицы ассоциировались в представлении детей прежде всего с горками. На молодежные горки (как правило, возводили несколько горок - большие для молодежи и взрослых) ребятишек пускали только тогда, когда там не было старших.

Во многих деревнях Архангельской области наряду с большими молодежными игрищами существовали малые игрища для детей, которые по малолетству не могли участвовать в деревенских вечерах - посиделках (бесёдах) молодежи. Детские игрища отличались от взрослых меньшим количеством хороводных игр. Наиболее распространенными играми на таких посиделках были Жмурки, Чок-челнок, Колечко, Ручеек, Третий лишний, Купи туесок, Капустку вить, Вкруг столба и т.п. Присутствие взрослых при этом было обязательным. На игрища по очереди собирались в семьях, где были дети. Подобные детские собрания перестали существовать уже в 1920-х гг.

Шедший за Масленицей Великий пост был строгим и для детей. Им не разрешали никаких шумных игр или игр с песнями - за этим следили старшие. Исключение кое-где делалось лишь для игр в куклы и лодыжки.

С Пасхи начинался летний период детских игр. Любимым занятием детей во время Пасхи было устройство и катание на качуле (качели). Ребятишки постарше сами устанавливали качули, а маленьким помогали взрослые. В Пинежском районе качели для детей обычно вешали в сенных сараях (на повети); если же на поветях устраивали молодежные качели, то детям их делали на улице: вешали на воротах, на деревьях, специально установленных столбах. Повсеместно в Архангельской области встречались и трехжердные качели (Рис. 6). Дети ходили друг к другу в гости на качулю. Часто вокруг качелей устраивались игры, "если до ям под качулей вытопчат, то переносят на другое место" (Пинежский район, д. Касконье). С этого же времени дети начинали ходить на ходулях. Их изготавливали по разному: используя природный изгиб дерева, отдельно прибивая приступку в жерди, обвязывая веревками срезанные ветви (Рис. 7).

Скакание на доске было одной из любимых забав девочек. Доски, на которых скакали дети, были меньше и устанавливались ниже, чем у взрослых, в остальном же сооружение ничем не отличалось от молодежного. На детей, как и на взрослых, распространялось правило скакать и качаться только до начала весенних сельскохозяйственных работ на полях.

Родители не запрещали детям играть, хотя они так же, как и взрослые, были заняты по хозяйству, на полевых работах. Малыши летом проводили в играх все свободное время, а во время белых ночей случалось, что играли на улице всю ночь. Не ходили играть только дети, оставшиеся без родителей и вынужденные зарабатывать на жизнь своим трудом. Наиболее распространенными летними играми у мальчиков были Рюхи, Городки, Чехарда, Попа-гонялы, Лунки, Шар, Жаворонок, Бабки, В сваю, а также хождение на ходулях, стрельба из лука, запуски воздушного змея и др. Среди девочек наибольшей популярностью пользовались игры в мяч, с веревочками, лентами, а также игры В хозяйство с куклами, Камушки, Лодыжки, и т.п. Любимыми общими играми являлись Лапта, Салки, Прятки, Горелки, Третий лишний, Жмурки, и игры, в которых действие сопровождалось словами: Первенчики, Зайчики, Куры и лиса, У медведя во бору, В коршуна и др. Существовали также такие забавы, как скакание верхом на палочке, различные виды перетягиваний, строительство сооружений из песка, игры в воде и др.

Почти все игрушки ребенок с 9 лет изготавливал самостоятельно. Это меленки (маленькие, простые модели мельниц), которые ставились на воде, различные виды вертушек, свистульки из дерева или глины, волчки, издававшие гудящие звуки и запускавшиеся с помощью особых приспособлений, пильщики, игровой инвентарь (биты, шары, городки, мячи, ходули и т.п.), различные виды лодочек и кораблей.

В настоящее время детские игры претерпели значительные изменения. Исследования, проведенные в. Архангельской области в начале 1990-х гг. показали, что основу игр у современных детей 8-12 лет составляют подвижные игры в виде салок и пряток, настольные игры фабричного изготовления, банки, ножички, практически отсутствуют игры с инвентарем, кроме игр с мячом (в том числе футбол). Любимые игры девочек - классики, резиночки. Из игр, бытовавших в ХIХ - начале ХХ вв., сохранились лапта, ходули, попа гонялы. Дети продолжают изготавливать свистульки из ивы. Значительные изменения претерпели игры, действия которых сопровождали слова. Так, например, игры Первенчики, Зайчики практически забыты. В игре Горелки текст сократился до минимума, а кое-где и вообще отсутствует, в кошки-мышки теперь играют без припевок.

Игровой календарь молодежи. Подростки в 13-16 лет (девочки раньше - с 13-15 лет, а мальчики с 15-16) обретали новый возрастной статус, их принимали во взрослый коллектив. Одним из проявлений такого признания было разрешение участвовать в молодежных гуляниях, игрищах и посиделках. С 13 лет девочке стыдно было играть в куклы, а мальчику - гонять по улице рюхи.

Молодежные игры, так же как и детские, имели свой годичный цикл. Наиболее крупным праздником зимы многие исследователи считали святки. Святочный период был поистине праздником молодежи. Игры, песни, обходы домов, посиделки с игрищами, гадания, разные обряды создавали неповторимую атмосферу святочного веселья. Не только в Архангельской области, но и по всей России был распространен обычай праздничного обхода домов молодежью. Существовало несколько видов обходов: ходить наряженными и славить Христа.

Многие исследователи на протяжении XVIII-XIX вв. писали о существовании нескольких комплексов ряженных на Русском Севере (РЭМ. Ф.7. Оп. 1. Д. 891.; Ефименко П.С., 1877, 1878; Забылин М., 1880; Зеленин Д.К.,1916; Коринфский А.А., 1901; Пропп В.Я., 1963; Чирцов Д., 1916; Чичеров В.И.,1957; Чулков М.Д., 1780): ряженые с медведем, быком, цыгане и т.п. В начале ХХ в. в Пинежье многие информаторы отмечали отсутствие подобных комплексов, например, масок уже не носили и в животных не наряжались: "тряпицей лицо завесят, тулуп вывороченный оденут и ходют по дворам". П.С. Ефименко также отмечал, что масок не носили, не встречалось упоминания о масках и в других источниках (Ефименко П.С., 1877. - С. 102). Особой игрой было опознание ходивших наряженными. Ряженные старались изменять свои голоса, походку, а утром вся деревня гадала, кто во что был одет. В основном это было развлечение молодежи, однако не запрещалось ходить наряженными молодоженам и людям более старшего возраста. Бывшие "заводилы" порой на протяжении долгого времени продолжали участвовать в святочных обходах. Многие информаторы вспоминали, что наряженных не угощали, это была своего рода забава, развлечение.

Желавшие получить угощение славили Христа и носили "звезду". Чаще всего это был сплетенный из прутьев круг с лучами, на который навешивали тряпочки, ленточки, бумажки, иногда в середину вставляли свечу. Ходили со звездой днем и вечером по 3-4 человека, если же "звезда" была сделано хорошо, то с ней ходили и большими группами, до 10 взрослых парней. Славить Христа не запрещалось никому: девушки, дети, старики часто делали это и без звезды. Христославцев обязательно угощали, иногда давали деньги. Кроме пения молитв и песен, прославляющих Христа, участники желали благополучия хозяевам и благодарили их. Такие припевки как "Хозяин, хозяюшка, христославцы пришли…" пели перед домом или на его пороге после исполнения основных христославных песен и молитв. Порой в них содержались и угрозы скупым хозяевам:

Тешу, потешу,
Хозяина повешу
За тонкий волосок.
Волос порвался,
Хозяин оборвался.

В.И. Чичеров, В.Я. Пропп и др. писали, что обходы дворов считались делом чрезвычайно важным (Чичеров В.И., 1957. - С. 123; Пропп В.Я., 1963). Выполняющие такой обход выступали не скромными просителями-нищими, а совершали магический обряд, призванный исполнить в будущем их желания и чаяния.

Святочные гадания местных жителей практически не отличались от гаданий в других областях России. Гадали в святочную неделю в основном девушки. Многие женщины-информаторы вспоминают, что гадали "на воде", с зеркалом, ходили слушать на улицу. В бане гадать боялись, делали это очень редко и обязательно с подругами. Гадали "на воде" так. В стакан наливали воды, насыпали золы, затем ставили стакан перед зеркалом и открывали трубу, после чего смотрели в зеркало: что увидишь, такая и будет судьба.

Многие святочные развлечения подробно описаны собирателями - фольклористами и этнографами, однако такая святочная забава как кудеся или обрядовое озорство не нашла достойного отражения в их работах. Практически все информаторы, рассказывая о Святках, с удовольствием и радостью вспоминали как они кудесили. В течение всего этого времени молодые люди, парни и девушки, вместе и по отдельности, "вроде как шалят": могли разбросать "костер" (поленицу дров), спустить в печную трубу перо, отчего дым расходился по избе, затащить на крышу сарая сани, приморозить дверь. Устраивали и более изощренные "шалости": увозили у нерадивого хозяина сани, ставили их где-нибудь на улице, клали в них бревно, завернутое в тулуп, и сверху укладывали дощечку с надписью "Хозяин пьян". Могли проложить из дров дорожку от дома жениха к дому невесты или влюбленной парочки. Очень любили кудесить в Пинежском районе. Как вспоминали информаторы, "насыпали на порог золу, перегораживали двери, вытаскивали со двора сани и разбрасывали костры". Кудесить ходили только в те дома, где были молодые работники в семье. К старикам не ходили, поэтому в селах относились к этому спокойно. Кудесили с Рождества до Крещенья, и занималась этим в основном молодёжь.

Интересно отношение к подобным проделкам односельчан. Никто не вспомнил, чтобы молодежь за это ругали; в Холмогорском районе, например, многие считали, что то была проверка на хозяйственность. Существовало строгое негласное правило: нельзя было кудесить во дворе вдовы или стариков. Это считалось позором. И в настоящее время в Пинежском районе осталась традиция кудесить, однако теперь молодежь шалит во всех дворах без исключений и может приморозить дверь и у стариков.

В рождественские праздники начинались зимние игрища молодежи. Для этого ребята "избу откупали", то есть платили хозяевам за помещение. Чаще всего молодежь собирала охапки дров и керосин, деньгами выкупали избу очень редко. Приносили свечи, иногда кое-какое угощение - орехи или конфеты, а к вечеру, часов с 4-х, в избу начинала собираться молодежь. Приходили люди и постарше. На таких игрищах чаще заводили хороводные игры: Вить капустоньку, Заинька, Хожу я гуляю вдоль по хороводу, Вьюн, Чижа водить, Вокруг столба, Прялица-кокорица, А мы просо сеяли. Со временем, в конце ХIХ - начале ХХ вв., с появлением балалаек и гармошек на игрищах молодежь стала отдавать предпочтение не хороводным играм, а танцам. Многие информаторы, посещавшие зимние посиделки в 1920-х гг., вспоминали, что они практически не играли хороводы, а танцевали барыню, краковяк, подыспань, яблочко, тустеп, кадриль, восьмеру. На посиделках играли в Люб ли сосед, Колечко, Ручеек. В на территории современного Сурской сельской администрации Пинежского района встречались игры с ремнем, позднее появились такие игры, как Фанты, Третий лишний, Кормить голубей.

В середине посиделок старшие уходили и молодежь начинала чувствовать себя смелее. Парни заигрывали с девушками, могли замотать кудель, обвязать одной ниткой и себя, и девушку, и прялку; показывали свою силу, устраивали перетягивания. Весь комплекс молодежных игр на игрищах и посиделках представлял собой своеобразную систему ухаживаний с большим количеством совместных игр. Практически во всех источниках ХIХ в. отмечалась степенность молодежных игр, несмотря на царившее на них веселье. Что касается игр с поцелуями, так популярных в центральной России, то в рассматриваемых районах они были редкостью. В Суре Пинежского района такая игра с поцелуями как Кормить голубей появилась только в 1930-х годах.

Заканчивались святочные недели на Крещение. После освящения проруби те, кто ходил наряженными, обязаны были окунуться в нее. В 1930-е годы эта традиция соблюдалась менее строго.

С Крещения до Масленицы продолжались обычные посиделки. Это был веселый и поистине всеобщий праздник. В некоторых местах гулянья начинались с Мясного заговенья - воскресенья перед масленичной неделей. Масленицу повсюду ожидали с большим нетерпением и готовились к ней, пекли шаньги, разные пироги, большие и маленькие, со всевозможной начинкой, закрытые и открытые. Интересно, что масленица не везде и не всегда была с блинами. Это в полной мере относится к Пинежскому и Холмогорскому районам. Наиболее популярный вид выпечки - шаньги, сковородники - круглые лепешки из жидкого пшеничного теста, политые сверху сметаной. Их пекли в печке на небольших сковородках. Сохранилась подобная локальная традиция и в наши дни.

На Масленицу молодежь каталась с гор. Горки готовили заранее. Они были разных видов: естественные, залитые водой; специально построенные, деревянные; были и просто уложенные на скате две жердины. Еще один вид горок называвшийся катищи, также встречавшийся в Архангельской области, подробно описан у П.С. Ефименко (1877. - С. 139). Катище - это деревянное сооружение, облепленное утрамбованным снегом. Деревянную горку устраивали на естественном склоне, чтобы сделать ее повыше. Массовые катания с гор начинались с Мясного заговенья. Съезжали с гор на санях, праздничных санках, на обледенелых рогожках.

Катанию с гор придавалось особое магическое и ритуальное значение. Так, например, в Пинежском районе до 1920-х гг. существовал обычай скатывания девушек с гор на своих прялках, причем у той, что дальше всех прокатится, будет самая лучшая кудель. Парни катались на санках девушек. Существовала такая забава, как солить рыжики. Она заключалась в том, что парень, съезжая с горы, должен был успеть поцеловать девушку и не перевернуть сани. Собирательница Е.С. Новикова записала такие воспоминания одного из участников этих забав: "Снег летит и старшим сверху ничего не видно, а увидят - попадет".

Обожали парни и просто переворачивать сани и "запрокидывать" девушек на снег, но не каждая девушка удостаивалась подобной чести: "Другую девку парни закатывают, почетной девке передыху не было, непочетная весь вечер на горке в сторонке простоит", - рассказали в с. Слуда. Долго сохранялся обычай примораживать пришедших на горку молодых, поженившихся в начале года. Молодую заставляли целовать мужа столько раз, сколько захочется окружающим, а если она сопротивлялась, то под сани, на которых молодожены должны были съезжать, лили воду. Когда же молодуха выполняла требования собравшихся, супругов с песнями скатывали с горы.

Во время Великого поста девушки продолжали собираться на посиделки, и если раньше им запрещали петь, плясать или играть, то в 1920-х гг. этих правил уже не соблюдали.

Со встречей Пасхи снимались многие запреты на шумные и подвижные игры. Красили яйца, делали "сыр", пекли куличи. Пасхи не бывало без качелей, их устанавливали в первый день после Пасхи. Кроме качелей для детей, устраивавшихся в каждом дворе, на традиционном месте в деревне или селе заранее возводились общественные качели. Вокруг них собирались целые гуляния. Качались большими группами: девушки посередине, парни по краям. Качуля представляла собой два врытых в землю столба, высотой около 4 метров, с перекладиной наверху. Через перекладину перебрасывались две веревки таким образом, чтобы концы оставались свободными, к ним и привязывалась доска в 4-х местах. Вешали качели парни, а веревки делали девушки. На качуле помещалось до 8 человек (двое стояли по краям доски, остальные сидели). Раскачивали очень сильно и высоко. Приходили кататься и семейные, если отпускала жена или муж разрешал. Детей на подобную качулю не пускали.

Повсеместно было распространено скакание на досках. Скакали как одни девушки, так и девушки с парнями. Бывало, как рассказали в селах Слуда и Сура Пинежского района, что скакали и замужние женщины. Порой опытные "скакальщицы" подлетали до крыши сарая. Для скакания бралась доска длиной 3-4 м, шириной от 30 см. Под доску в форме "колодца" накладывали поленья, которые назывались плахами. "Колодец" делали разной высоты. Скакали в первый день после Пасхи.

Катание на качелях и скакание на досках разрешались только до посевной страды, так как считалось, что если продолжать скакать и качаться, то это прибьет всходы. В 1930-е гг. этот запрет уже не соблюдался. С Пасхи гуляния молодежи переносились на улицу. Вокруг качелей водили хороводы, играли в горелки. Молодые парни и мужчины играли в бабки, гоняли попа.

Летом в Архангельской области повсеместно собирались мячище (гулянья). Часто они совпадали с празднованием престольных праздников. Например, в Пинежском районе Троицу отмечали в деревнях Кевроле и Городецке, Ильин день - в с. Лавеле. Затем отмечали в Суре престольный праздник - "Сурский канун", также престольным праздником была девятая пятница после Пасхи. Для этих праздников варили пиво, пекли пироги, шаньги. Собирались молодежные гулянья: молодежь ходила парами вдоль всей деревни под "долгую песню". Затем во второй половине дня в определенном, традиционном месте собиралось мячище. Так в с. Сура таким местом была Боровина - окраина села, в настоящее время часть территории сельского Братского кладбища. Приходила молодежь из окрестных деревень. Девушки приходили на гулянья в народных костюмах - сарафанах, повойниках, но многие были одеты по-городскому в платья, юбки и кофты. На Боровине водили хороводы (например, хоровод со словами "Просо сеяли), устраивали игры, очень много пели, особенно частушек. Однако в 1920-х гг. хороводы и хороводные игры стали вытесняться городскими танцами.

***

Игровая деятельность детей и тем более молодежи за последние десятилетия претерпела значительные изменения. Она изменялась в зависимости от социальных и культурных условий, соединяя в себе традиции и новые веяния. На основе этнографических и социологических данных можно сказать, что за советский период многие развернутые формы игр практически исчезли, их вытеснили и заменили, с одной стороны, различные виды искусства, а с другой - спорт. Уже к 1940-м гг. произошли существенные изменения в игровой сфере, стали менее распространенными обрядовые игры, многие из них просто исчезли, унося с собой неповторимый нравственный и этический облик. В то же время усилилась зрелищная сторона праздничных игр и гуляний, что привело к увеличению числа пассивных зрителей и уменьшению активных участников.

Традиционные игры имели гораздо большее значение в воспитании детей и социализации их как личностей, нежели современные, нередко обезличивающие игры. Народные игры, а главное прямая связь игрового календаря со строгим порядком жизненных и хозяйственных циклов раскрывали перед ребенком и молодыми людьми крестьянский мир и способствовало формированию их мировоззрения и исконно русского самосознания.

Приложение

ИГРЫ, БЫТОВАВШИЕ В ПИНЕЖСКОМ И ХОЛМОГОРСКОМ РАЙОНАХ
АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ В 1910 - 1930-Х ГГ.

Лодыжки. Собирали косточки от овец и играли ими на столе, рассыпав все лодыжки. Лодыжка, упавшая ямкой вверх, называлась коровушкой, горбом вверх - быком, существовали и другие названия для различных косточек. Нужно было щелчками попасть одной лодыжкой в другую такую же (быком в быка и т.д.), не задевая третью. Если попал - забираешь лодыжки себе и набираешь выщелкиванием по пять разных пар - шлюхи, быки, ямки (коровушки), гладка, жох. Если какая-то из костей переворачивалась на одну из сторон, называемую читой, игра переходила к следубщему по очереди игроку. Когда игрок тряс кости в ладошках, он говорил: "Пригори, прищепни, чтобы не было читы", то есть чтобы не было передачи хода другому игроку.

Бабки, кости, жохи или шлюхи - игры напоминающие лодыжки (в разных деревнях бытовали свои названия).

Чок-челнок - игра с загадками. Водящий начинал игру словами:
- Чок-челнок! Где ночевал?
- У добрых людей,
- отвечал кто-нибудь.
Водящий:
- А кто в семье?
Играющие:
- Семья есть: сам да сама, да бабушка, да кавалер, да барышня. (Или: Сам да сама, да старуха; сам да бабушка, да трое ребят; сам да сама да трое ребят и т.п.)
Водящий должен был угадать о чьей семье идет речь. Если угадал, то тот, кто загадывал - становился водящим.

Круг со столба - игра с водящим, которому завязывали глаза, с элементами отгадывания.

Гонять мяч. Играли в основном девушки 10-15 лет, по двое. Для игры брали мяч, как правило, самодельный, сшитый из тряпок, набитый тряпками или куделью, скатанный из шерсти, диаметром 7-10 см. Игровым полем выбиралась площадка или дорога. Играющие становились друг против друга на расстоянии 10-15 м. Один из игроков бросал мяч, стараясь забросить его за партнера, после этого второй игрок переходил на место падения мяча. Теперь уже он кидал мяч первому, так же стараясь перебросить место, на котором стоял партнер. В процессе игры получалось, что игроки перемещались по площадке: один отходил, если кидал слабее, другой приближался, если кидал сильнее. Мяч могли угонять до 1,5 км. Победителем считался тот, кто кидал сильнее - "дальше угонял мяч".

По разуму ли сосед. Игра с выбором партнера, соседа-соседки.

Люб ли сосед. Также игра с выбором партнера. Играющие рассаживались в круг в любом порядке. Выбирался один водящий, который спрашивал у любого сидящего:
- Люб ли сосед?
Если сидящий отвечал: "Люб", то водящий переходил к другому, а если сидящий отвечал: " Не люб", то сидящий справа менялся местами с тем, кто люб, причем если оказывался люб водящий, то сидящий справа становился им. Был распространен и другой вариант, особенно на молодежных игрищах, когда рассаживались строго по парам (парень-девушка), тогда игра приобретала другой смысл и вносился элемент ухаживания.

Попа-гонялы или гонять попа. Игра, напоминающая современные городки. Один из игроков - водящий, остальные участники должны были попасть по попу, маленькому полену. В с. Сура в 1930-40-х гг. поп был конусообразным. Его устанавливали в определенном месте, а затем сбивали палками, стараясь загнать как можно дальше. Если никто по нему не попадал, то водящий брал попа и бежал на то место, откуда начинали игру. Все игроки бежали за ним, взяв свои палки, но не обгоняя его, и тот, кто прибегал последним становился водящим.

Рюхи - игра, напоминающая городки.

Камушки или 5 камешков. Для игры брали 5 гладких камешков. Тот, кто начинал игру, брал их в руку, один подкидывал, остальные четыре клал на землю и сразу ловил подкинутый камень. Затем играющий бросал камень вверх и во время его полета старался захватить с земли несколько других. Если ему это удавалось - он продолжал выполнять упражнения дальше, если же он не мог поднять камушки или не поймал летящий, то игра переходила к другому человеку. Нужно отметить, что в каждой деревне играли по-разному, и порядок выполнения заданий в каждой деревне был свой. В Пинежском районе игра в камушки встречалась и в 1950-е гг.

Шаром накатышом - игра, напоминающая Попа-гонялы, только вместо попа играли в деревянный шар.

Ладошки. Два играющих бьют друг друга по ладоням в определенном порядке.
В шепотка. Водящему завязывали глаза, и он должен был угадать, кто ему шепчет.

Купонка. Вариант современной игры в молчанку.

Волосянка. Соревнование, кто дольше вытянет звук -а-.

Кума. Салки со стихотворным приговором.

Капустку вить; вкруг столба; хожу я, гуляю; вьюн; а мы просо сеяли; заинька; чижа водить. Хороводные игры с припевками.

Горелки. Игра со стихотворным приговом "Гори, гори ясно, чтобы не погасло". Играющие становились парами, а стоящий впереди водящий должен был осалить пробегавшую мимо него пару.

Первенчики; зайчики; куры и лиса; у медведя во бору; в коршуна; уж дождь-дождем. Игры с театральными, драматическими действиями и элементами касания.

Из-за сухой трески. Салки с веником или метлой, когда бьют водящего, чтобы ему было труднее попасть в кого-либо.

Игра с ремнем. Водящий ходил вдоль линии стоящих играющих и должен был хлопнуть ремнем одного из них. Осаленный должен был обежать всю линию играющих и вернуться на свое место, а водящий поймать его. Если это удавалось, то водящим становился пойманный. В подобную игру в деревнях современной Сурской сельской администрации предпочитала играть молодежь на посиделках, так как "были видны симпатии": парень выбирал девушку и наоборот.

Источники
РЭМ. Ф.7. Оп.1. Д.235, 891.
Материалы экспедиций в Архангельскую область. 1990-1992 гг. (Архив автора).

Литература
Виноградов Г.С. Детский народный календарь // Сибирская живая старина [Иркутск]. - 1924. - Вып. II.
Виноградов Г.С. Детский фольклор и быт. Программа наблюдений. - Иркутск, 1925. - (Библиотека собирателя. - Вып. III).
Ефименко П.С. Материалы по этнографии русского населения Архангельской губ. В 2-х частях. - М., 1877-1878.
Забылин М. Русский народ, его обычаи, предания, суеверия и поэзия. - М., 1880.
Зеленин Д.К. Очерки русской мифологии. - Пг., 1916. - Вып. I: Умершие неестественной смертью и русалки.
Коринфский А.А. Народная Русь: Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа. - М., 1901.
Мудрость народная. Жизнь человека в русском фольклоре. - М., 1991. - Вып. 1.
Обрядовая поэзия Пинежья. (Русский традиционный фольклор в современных записях). - М., 1980.
Пропп В.Я. Русские аграрные праздники: опыт историко-этнографического исследования. - Л.,1963.
Чирцов Д. Праздники в Пинежском уезде // Известия АОИРС. - 1916. - № 11.
Чичеров В.И. Зимний период русского земледельческого календаря XVI-XIX вв.: (Очерки по истории народных верований) // Труды Ин-та этнографии. - М., 1957. - Т. XL.
Чулков М.Д. Словарь Русских суеверий. - СПб., 1780.

* Все рисунки выполнены автором

* Работа опубликована в сборнике: Культурология традиционных сообществ: Конкурсные работы молодых ученых / Отв. ред. М.Л. Бережнова. - Омск: Изд-во Омск. педагогическ. ун-та, 2002. - С. 72-88.

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016