123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Этноархеологические исследования | Полевой архив | Этнографические заметки | Этнографическая экспозиция МАЭ ОмГУ | ЭтноФото | Этнография Омского Прииртышья
Русская страница | Белорусская страница | Кумандинская страница | Генеалогическая страница | Этнография без этнографа



Страницы из дневника одной экспедиции, или
"Печальные предгорья", часть вторая.

Психологи как-то заметили, что человек, ведущий дневник, куда заносит более или менее значимые события своей жизни, подсознательно, а может и специально рассчитывает на то, что его дневник будет рано или поздно кем-нибудь прочитан. Обнаружив недавно дневник нашей экспедиции, я подумал, зачем его скрывать на пыльных полках. Пусть все прочитают. Ведь он, если верить психологам, на это и был расчитан. Вероятно, любопытному читателю будет интересно узнать как живут и работают этнографы в поле.

День первый

Вместе с отрядом студентов-практикантов, возглавляемых этнографом из Алтайского госуниверситета кандидатом исторических наук Е.А. Бельгибаевым, мы выехали в нашу совместную этнографическую экспедицию к кумандинцам Солтонского района. С нами в автобусе ехали также и студенты-археологи под предводительством кандидата исторических наук В.П. Семибратова. Шумная археолого-этнографическая орава не давала скучать пассажирам, и пять часов пути от Барнаула до села Нижняя Ненинка пролетели незаметно. В Нижней Ненинке мы - этнографы - выходим, а археологи едут дальше. Их лагерь будет километрах в 20 от нас, у села Новотроицкое.

Обустраиваемся в пустующей трехкомнатной квартире, привыкаем к сельской жизни, налаживаем контакты с местным населением. Несколько слов о нашем отряде. Помимо меня и Е.А. Бельгибаева, составляющих костяк руководства, в экспедиции приняли участие студенты-экспедиционники Вася и Олег, совершившие с нами поездку к кумандинцам Красногорского района в прошлом году, а также четверо студентов-практикантов: неугомонно говорящий Александр, лихая Анна, загадочная Валентина и Ольга из Михайловки. Быт нашей экспедиции существенно скрашивало наличие нескольких музыкальных инструментов: гитара (Аня), флейта (Валя) и еще виртуозный студент Олег умеет играть на ложках.

День следующий

Начинаем работу. Легко сказать начинаем. С самого утра до позднего вечера почти не переставая  идет дождь. Дожди, надо отметить, лили в это лето обильно, а в нашей Ненинке - особенно. Как сказал наш религиозно подкованный студент Олег, который читал Веды: "Индра прогневалась и заливает всех водой!". На счет Индры он, конечно, погорячился, а в остальном был прав. В одну из дождливых ночей крыша нашего дома протекла и образовала в девичьей спальне огромную лужу. Пришлось девчонок переселять. Теперь о работе. В селе проживает небольшая по численности группа кумандинцев (человек 80). Нам, согласно целям экспедиции, предстояло подробно изучить их культуру, записать по возможности образцы фольклора и провести анкетирование по теме "Этнические процессы у кумандинцев". Легко сказать: изучить и анкетировать. А вот как их изучать, если информаторов днем с огнем не сыщешь? Если они не на работе, то значит, где-нибудь пьют. Не все, конечно, но большинство. Алкоголизм очень сильно поразил этот народ. Причины же этого не только в физиологических особенностях коренных сибирских народов ("У них фермента какого-то в крови нет, вот и пьют" - так поясняют нам местные жители причины беспробудного пьянства своих соседей-кумандинцев), а более всего - в ухудшении социально-экономического положения сельского населения. Нет работы, нет денег, нет перспектив, нет нормального досуга - выход им видится только в хмельном забытьи. Грустно и печально, как и печальны сами предгорья в дождливую погоду.


День следующий

Дожди приутихли, и мы начали активную работу. Проанализировали похозяйственные книги сельской администрации, стали работать с информаторами. Буквально с самых первых дней пошел интересный материал: очень много фольклора, чуть меньше сведений о традиционно-бытовой культуре и хозяйству. Зато, к восторгу студентов, много информации о шаманах и религиозных верованиях. Очень удивляет тот факт, что в некоторых семьях сохранились старинные предметы: каменные зернотерки, деревянные веялки и ступы, которыми продолжают пользоваться и в наши дни. В Нижней Ненинке это обстоятельство выглядит еще более поразительно, ведь это село - своего рода "плавильный котел". Здесь, помимо преобладающего русского населения и маленькой группы кумандинцев, проживают также немцы, мордва и представители других национальностей.

День обычный

Сегодня 7 июля. Иван Купала в дуэте с Индрой поливают с самого утра. В перерыве между дождиками мы все же сбегали в Заречье - так называется компактный поселок на краю Нижней Ненинки, где, отделенные от основной части села речкой Ненёй, проживают кумандинцы. Записали сказку, несколько песен и сфотографировали бабушку Олю - интересного информатора. Когда стали возвращаться, снова врезал дождь и промочил нас до ниточки. Увидев меня, промокшего насквозь, наблюдательный студент Олег сказал, что я теперь с полным правом могу называться человеком дождя. А бывалый студент Вася поднес мне в стакане "антибиотик" - водку, которую хранил специально для такого случая. Его заботами я и не заболел.

Еще один день

В этот день состоялась неожиданная, но приятная встреча, о которой стоит рассказать подробнее. Когда я возвращался из Заречья, передо мной вдруг появилась легковая машина-иномарка, которая остановилась и просигналила. А затем из машины вышли мои друзья из Шатобала: дядя Юра, его жена Галина, их дочка Настенька и дед Карым (подробнее о них читайте в первой части "Печальных предгорий" и в газете "За науку" за 2002 год от 2 сентября). Вот так встреча! Как же они здесь оказались? Говорят, что случайно заехали в Ненинку к какому-то знакомому, а тут я иду.

Пригласил их к себе в лагерь и напоил чаем. Потом долго расспрашивал об их житье-бытье в Шатобале. Вспомнили нашу прошлогоднюю охоту. Дед Карым пригласил: "Давай опять к нам в Шатобал приезжай, на охоту пойдем". Карым прекрасный охотник, большую часть жизни он провел в тайге и самая любимая тема для разговора у него - это охота. Юрка сказал, что медведь стал захаживать на их делянку. Надо, говорит, абая подстрелить. Абаем они медведя зовут. Я пообещал в конце лета приехать в полюбившейся мне Шатобал. На этом мы и расстались. Но попасть в Шатобал я так и не смог, о чем сильно жалею.

День очередной

Студентки Аня и Валя нашли у одного старика камусовые лыжи, то есть широкие охотничьи лыжи, подбитые конской кожей. Старик согласился передать эти лыжи в музей АГУ. Счастливые Аня и Валя стали требовать у меня за свою находку сгущенку и другие сладости. Сгущенку мы им выдали, а вот от других сладостей воздержались, ведь нам предстояла экскурсия на местный масло-сыр завод. По дороге на завод я опасался, что студенты, увидев сыр, не захотят покидать складских помещений и останутся там навсегда. Как оказалось, опасался не зря. Узрев несметное число сырных головок, и я захотел здесь остаться навечно. Уж очень сыр люблю! Экскурсия была познавательной. Мы узнали и увидели всю технологию масло и сыроделия. Под конец радушные сыроделы отвели нас в свою столовую и угостили сыром. Добрая тетя Наташа принесла полведра сырной закваски (по вкусу как кефир), поставила его на стол и сказала: "Ешьте, ребятёшки". "Ребятёшки" умяли полголовки сыра и почти всю закваску.

День переезда

Сегодня мы переезжаем из Нижней Ненинки в соседнее село Сузоп. Уловив некое знакомое созвучие, наши студенты шутили: "Ну, вот, теперь мы в СИЗО". На счет СИЗО они, конечно, загнули. Сузоп, по сравнению с Нижней Ненинкой, имеет более благоустроенный вид. Да и живем мы теперь в просторном здании начальной школы. Сузоп также можно назвать "плавильным котлом", здесь много русских, мордвы, немного латышей. Кумандинцев здесь столько же, сколько в Нижней Ненинке, но расселены они по всему селу. Приходится долго искать. Несколько дней подряд с момента нашего приезда в "СИЗО", мы выдерживаем штурмы школы. Местная молодежь пытается познакомиться с нашими студентками. Все бы ни чего, да только знакомиться они приходят глубокой ночью. Приходиться их урезонивать.

Дни разъездов

Невероятно плодотворными оказались наши выезды в другие села Солтонского района. Первым подверглось "этнографическому налету" с. Тосток. За день мы опросили практически всех кумандинцев, проживающих в этой деревне. Собрали богатейший материал практически по всем темам, но более всего по шаманизму. Студенты буквально пищали от восторга. Только неумолкающий студент Саша красноречиво молчал. Надо отметить, что день нашего посещения Тостока выдался невероятно жарким. После долгого пути под палящим солнцем и напряженной работы, спасение было найдено на местном пруду. После купания мы стали очевидцами истории, литературно приукрашенный вариант которой я привожу ниже.

"Ко мне подошел пьяный мужик. Обезображенное вековым опьянением его лицо разило перегаром.

 - Здорово, - протянул он, покачиваясь на нетрезвых ногах. А затем представился:
 - Я - Рожин...

Мне стало весело, и я скаламбурил:
- Да я вижу, что рожин...

Рожин стал оправдываться:
- Это у меня фамилия такая - Рожин. Дай закурить.

Курить у меня не было. Поэтому Рожин, поняв, что толку от меня мало, перешел на свою автобиографию.

- А ты знаешь кем я работал? - спросил он, прекрасно зная, что я и знать не знал до сего момента, что есть такой на свете человек - Рожин, а тем более кем он работал.

- Интересно было бы узнать... - поддержал я разговор.

- Воспитателем! - Гордо ответил мой собеседник, устремляя указательный палец в небо. Этот жест просил, настоятельно требовал обратить мое внимание на значимость рожинской профессии. На всякий случай я уточнил:

- Что, ребятишек в детсаде воспитывал?...

Смутившись, Рожин ответил:
- Почему детишек? Телят. Я пастухом работал. Ты знаешь, как я телят воспитывал? У-у-у-у... Пригоню их на лужок и скажу: "Жрите!". И они жрут. Скажу: "Собиритесь", и они в стадо соберутся. Слушались, да-а-а...

В этот самый момент из ближайших кустом вынырнул небольшой отряд вольно пасущихся свиней.

Увидев поросят, Рожин воспрянул:
- Вот видишь свиней? Щас я им скажу, чтобы они жрали, и они послушаются.

Пьяный Рожин скомандовал. Не обращающие на него внимание чушки, продолжали есть свою траву, как и ели до этого. Рожин, на сколько это ему позволяло его нетрезвое лицо, состроил гримасу удовлетворения и победно заявил:
- Вот, видишь, слушаются. А все почему? Да потому, что ува-жа-ют. Уважают!

Одна из свиней посмотрела на нас, хрюкнула, и залезла в черную лужу у водопроводной колонки. Рожин развернулся и пошел по пыльной дороге в сторону магазина".

Уже под самый конец нашей экспедиции, мне и студентам Анне и Василию удалось совершить вылазку в райцентр - с. Солтон. Большая часть времени у нас ушла на работу с похозяйственными книгами местной администрации. Оставшееся время мы решили посвятить работе с информаторами. Для беседы я выбрал бабушку Полю - Пелагею Самзаровну. Мне хотелось познакомиться с этой женщиной по той причине, что она является мамой моего шатобальского информатора Юрия (о котором я писал выше).

Итак, мы у Самзаровны, так называют нашу старушку в Солтоне, очевидно за ее горячий темперамент, веселый нрав и общительность. Немного приболевшая Самзаровна, поначалу было отказалась с нами беседовать, но потом, когда выяснилось, что я знаю ее сына и даже ходил с ним на охоту, взбодрилась и стала говорить. Отвечая на наши вопросы, она проговорила не умолкая без малого четыре часа. Мы втроем едва поспевали за ней записывать. В общем, все наше время, отпущенное на Солтон, мы потратили на Самзаровну. Тепло распрощавшись с нашей бабушкой, мы помчались на автостанцию, где с минуты на минуту отправлялся наш автобус до Сузопа. Уже находясь в автобусе, оценили сведения, полученные от Самзаровны, и поняли, что получили от нее столько полезной информации, сколько от всех предыдущих информаторов вместе взятых. После чего жизнерадостная студентка Аня воскликнула: "Хочу на следующий год в экспедицию в Солтон!". А бывалый студент Вася отметил: "Крутая бабуля!".

День посвящения

Сегодня 17 июля - День этнографа. Это наш профессиональный праздник. С утра поздравляем друг друга и идем на работу. Празднование намечено на вечер. За этот день успеваем сделать невероятно много (недаром ведь День этнографа). Записали сказку, несколько песен, сфотографировали каменную зернотерку, познакомились с семьей замечательного человека Семена Григорьевича Шахова. Наткнувшаяся по ошибке на криминальную семейку боевая студентка Аня пообещала им "хук с лева", чем вогнала эту семейку в жуткое оцепенение.

Вечером мы собираемся на пикник. По традиции мы отмечаем День этнографа восхождением на ближайшую гору. Там устраиваем праздничную трапезу и посвящение студентов в этнографы. Как только взошли на ближайшую горку, небо заволокло тучами. Сразу же вспомнили посвящение прошлого года, когда мы, будучи с экспедицией в Красногорском районе, поднялись 17 июля на г. Елтош. В то восхождение нас намочил дождь. Сегодня также намечается ливень.

Наблюдательный студент Олег сказал: "А мне сегодня одна бабушка сказала, что в старину кумандинским женщинам запрещалось подниматься на горы. Вероятно, этот дождь - наказание нам за то, что с нами наши девушки". На что бывалый студент Вася скептически заметил: "Олег, так ведь мы же не кумандинцы, и наши девушки не кумандинки. Так что эти запреты нас не касаются". В знак согласия со словами Василия, небо выгнулось под тяжелым раскатом грома. Да-с, попали в переплет! Положение спас Е.А. Бельгибаев, который обнаружил на вершине горы разлапистую пихту и пояснил, что охотники-челканцы в старину свои шалаши устраивали вот под такими деревьями: ни снег, ни дождь им не помеха. Послушав его совет, все устремились под пихту. Здесь мы и отметили наш праздник. Большие выдумщики посвящений - я и Ержан - придумали нашим "неофитам" небольшое испытание, которое те прошли успешно. В ответ великолепные импровизаторы Аня и Валя спели песню про этнографическую экспедицию, сочиненную накануне. Далее: костер, печеная картошка и чай со сгущенкой. Нашим сладкоежкам другого и не надо.

Счастливые и мокрые от дождя мы вернулись "на базу". И здесь мы обнаружили, что наш ответственный студент Олег, которому было поручено нести наше экспедиционное знамя, это знамя благополучно потерял. О флаге отдельная история. Его проект был разработан еще в прошлогоднюю экспедицию в Красногорском, а воплощен в жизнь нашей же студенткой, искусствоведом и рукодельницей О.Э. Жуйковой. На изготовление символа этнографической экспедиции, воплощенного в технике вышивки и аппликации, у нее ушел почти год. И вот теперь это без преувеличения сказать творение утеряно! Бывалый студент Вася сурово пообещал покаявшемуся Олегу, что "прикончит" его, если знамя не найдется. Ранним утром следующего дня я прошелся по нашему вчерашнему маршруту и нашел пропажу. Флаг мирно висел на березовой ветке. Честь отряда спасена!

День отдыха

В этот день за нами пришла машина из лагеря В.П. Семибратова. По договоренности нас должны были вывезти в место расположения археологов на время выходных. Студенты очень обрадовались, ведь нет ничего приятнее, чем попеть песни у костра всю ночь и повидаться с друзьями сокурсниками. Но перед посиделками этнографов "бросили" на раскоп помогать друзьям-археологам. Наши веселые девчонки и здесь отличились: нашли два нуклеуса и три отщепа.

День отъезда

Сегодня уезжаем. Без приключений не обошлось. Утром оказалось, что наша оптимистичная студентка Аня заболела, и ее пришлось срочно везти в райцентр в больницу. За несколько часов медики поставили нашу больную на ноги и мы, с ощущением сброшенного с плеч груза, едем в Барнаул. Всю дорогу, как бы на прощанье с печальными предгорьями, твердил про себя строчки стихотворенья, которое сочинил наш талантливый студент Олег:

Кумандиния

Вот Кумандинии дождливые холмы
Леса полны загадок и грибов.
Чтоб описать куда попали мы
Не хватит наших умных, длинных слов.

Враждебный и прекрасный дикий мир.
Он искренен, наивен и жесток.
Нам проникать в него, создав свой балансир,
И в сердце сохранив средь ливня уголок.

О, Кумандиния, открой нам свой секрет
И после тайн живыми дай уйти.
Сквозь тучи дай увидеть солнца свет.
Сквозь беды дай к победе проползти.

Нам древнего народа дружбу дай.
На лавр дай еловых нам ветвей.
И в сердце нашем пусть сей дикий край
Останется - прекраснейший трофей!

 

Иван Назаров

Опубликовано в газете Алтайского государственного университета "За науку", в 2003 году в номере от 23 января.


 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2018