123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Этноархеологические исследования | Полевой архив | Этнографические заметки | Этнографическая экспозиция МАЭ ОмГУ | ЭтноФото | Этнография Омского Прииртышья
Русская страница | Белорусская страница | Кумандинская страница | Генеалогическая страница | Этнография без этнографа
Русские в Омском Прииртышье | Народная медицина русских Омского Прииртышья (конец XIX–XX вв.)
Введение | Очерк 1 | Очерк 2 | Очерк 3 | Очерк 4 | Очерк 5 | Заключение | Приложение 1



§2. СТАРООБРЯДЦЫ ОМСКОГО ПРИИРТЫШЬЯ

Старообрядцами исследователи называют "участников религиозно-общественного движения, возникшего в России в середине XVII в. под воздействием неприятия и отрицания церковной реформы патриарха Никона (1654 г.) " [52 ]. Официальной церковью и государственной властью они были названы "раскольниками". Этот термин заключал в себе негативный, дискриминационный оттенок и употреблялся в официальных документах до издания Манифеста 17 октября 1905 г. о свободе выбора вероисповедания.

Сами старообрядцы, по свидетельству исследователя финно-угорских народов М.А. Кастрена, "предпочитают название "староверы", то есть последователи старой веры" [53]. Что касается исследователей, то они используют в своих работах как термин "староверы", так и "раскольники", но некоторые предпочитают термин "старообрядцы", "поскольку последний больше соответствует сущности явления… потому, что дело в разнице не веры, а обряда" [54 ].

Пойдя на разрыв с православной церковью, старообрядцы обрекли себя на бегство от преследования государственных властей, на жизнь за пределами или на окраинах Российского государства. Одной из таких окраин стала для последователей "старой веры" Сибирь. В Сибири к началу XX в. старообрядцы расселились весьма неравномерно: "небольшое число их сосредоточено в Верхнеудинском уезде Забайкальской области …, затем в Барнаульском, Бийском и Змеиногорском уездах Томской губернии, трех южных уездах Тобольской губернии и в прилегающем к Благовещенску районе Амурской области" [55 ].

В Омском Прииртышье после исправления церковных книг Тара стала центром старообрядцев, "которые отсюда расходились по окружным деревням…" [56]. После тщательного изучения движения населения и проверке поименных списков омский историк А.Д. Колесников пришел к выводу, что в Омском Прииртышье оседали староверы из числа местных сибирских старожилов [57]. Иную точку зрения на происхождение сибирских старообрядцев имеет Ф.Ф. Болонев, который считает, что существенную роль в появлении староверов в Сибири сыграла ссылка. Этот вывод основывается на анализе материалов 22-х партий ссыльных старообрядцев, выведенных из Польши [58 ]. Из-за ограниченности источниковой базы мы можем лишь определить предыдущее место жительство старообрядческих семей, заселявших деревни Омского Прииртышья.

Крестьяне-старообрядцы Ялуторовского, Ишимского и Тюкалинского уездов переселялись на новые места вместе с другими группами населения, но как только представлялся случай, они селились отдельно [59]. Так, в 1759-1763 гг. переселенцы староверы из 7 слобод и деревень Ялуторовского дистрикта переселились вместе в д. Яман по Абацкой дороге [60]. В конце XVIII в. началось заселение восточной части Тарского уезда, урманов по рекам Ую и Таре. В этом районе осело больше всего ревнителей "старой веры". В 1795 г. на р. Уй ишимскими и знаменскими старообрядцами была основана д. Седельникова, ставшая центром старообрядчества в данном районе [61 ].

На р. Таре первое поселение староверов возникло в 1789 г. Это была д. Самохвалова, основанная переселенцами Спасской (Саломатовской) волости Ялуторовского уезда. Позднее были основаны деревни Низовая и Заливина, в 1796 г. крестьяне этого же уезда заселили д. Красноярскую. В 1805 г. восточнее ее появились деревни Скирла, Малая Красноярская и Кыштовка [62 ].

В начале XX в., по подсчетам Епархиального Братства, в Омском Прииртышье проживало: в Тарском уезде - 780 человек обоего пола старообрядцев, в Тюкалинском - 7006, Акмолинском и Омском - до 1000 человек [63 ].

В материалах ревизий данные о религиозной принадлежности населения можно почерпнуть лишь в Первой Всероссийской переписи, в ревизских сказках подобные сведения не указывались. Из переписи населения 1897 г. можно узнать, что в ряде деревень Бергамакской и Малокрасноярской волостей Тарского уезда проживали старообрядцы (в деревнях Танатово, Плотбище, Ушаково, Заливиной, с. Низовом и пос. Кольцовском). Переписчики зачастую не указывали, к какому толку старообрядчества принадлежало то или иное население. Так, в д. Танатово Бергамакской волости проживали старообрядческие семьи Усольцевых, Рячкиныхи и Коршуновых [64]. Не указано согласие у староверов переселенческого поселка Кольцовка Малокрасноярской волости [65]. Интересно, что в поселке, заселявшемся в конце XX в. выходцами из Черниговской и Пензенской губерний, проживали старообрядцы-старожилы. Лишь относительно с. Низового и д. Ушаково было указано, что 106 человек в д. Ушаково и 32 человека в с. Низовом принадлежали к поморскому согласию [66 ] (Карта 2).

На волне крестьянского переселения в Сибирь в исследуемый район попали староверы из европейской части России. Так, в д. Плотбище Бергамакской волости вместе с переселенцами из Шавлинского уезда Ковинской губернии приехала семья (7 человек) старообрядцев [67]. В д. Заливино Малокрасноярской волости прибыла семья (6 человек) из Чистопольского уезда Казанской губернии [68 ].

Из реконструированных генеалогий видно, что различные семьи, являющиеся частями одного фамильного клана, могли принадлежать к различным ветвям православия - официальному (никонианскому) или старообрядческому. Например, в клане Гутовых (с. Низовое Малокрасноярской волости) потомки старшего брата Гутова Афанасия Борисова (ум. 1844 г) в 1897 г. значатся православными, а потомки Гутова Егора Борисова (1844 г.р.) записаны "поморскими старообрядцами" [69]. Тоже самое можно наблюдать в клане Желещиковых, где потомки Желещикова Тимофея Дмитриева (1802-1845) числятся православными, а дети и внуки его брата - Желещикова Ивана Дмитриева - "поморскими старообрядцами" [70]. Причем, в семье внука Ивана Дмитриева - Тимофея Васильева Желещикова и Пелагеи Меркурьевны, значащихся "поморскими старообрядцами", старший сын Степан (1882 г. р.) также записан старообрядцем, а младшие дети Иван (1891 г. р.) и Никон (1894 г. р.) - православными [71 ] (Схема 4).

По данным И. Голошубина, к началу XX в. круг старообрядческих деревень данного региона несколько изменился. В деревнях Танатово, Плотбище и пос. Кольцовском старообрядцев уже не было [72], но зато они появились в деревнях Малинкино и Скирле [73]. Отметим, что в переписи населения 1897 г. по деревням Малой и Старой Скирле нет сведений о старообрядцах. В 1999 г. члены этнографической экспедиции ОмГУ побывали в этих населенных пунктах и собрали информацию о том, что раньше в д. Старой Скирле действительно жили старообрядцы или, как их здесь называли, "кержаки", которые значительно отличались в культурно-бытовом плане от переселенческого населения располагавшейся рядом д. Малой Скирлы. Реконструировав генеалогию Дарьи Егоровны Мец (Нохриной) 1903 г. р., "кержачки" [74], выяснилось, что в переписных листах 1897 г. ее отец - Нохрин Егор Павлов и дед - Петр Леонтьев были записаны вместе с семьями православными [75 ]. Можно предположить, что в 1897 г. эти люди скрыли свою приверженность к "старой вере".

Ценными являются сообщения "Справочной книги Омской епархии" относительно толков и согласий, к которым принадлежали старообрядцы деревень Средней Тары. По данным И. Голошубина, в деревнях Самохвалово, Сергеевке и Заливино проживали беспоповцы [76], в д. Большекрасноярке - староверы-поповцы. Относительно староверов из с. Низового и деревень Ушаково и Чинянино уточнено, что они принадлежали к беспоповцам поморского согласия [77]. В деревнях Большеречье, Малинкино, Скирле и Ядрышниково принадлежность старообрядцев к каким-либо толкам не обозначена, известно только, что в перечисленных деревнях проживало до 20 дворов староверов [78 ].

Как уже упоминалось, старообрядческое население Омского Прииртышья называло себя "кержаками". Данный термин широко распространен по всей Сибири, причем, чаще всего, он не является самоназванием. В первоначальном варианте "кержаками" православные сибиряки называли старообрядцев - выходцев с р. Керженец Нижегородской губернии, где староверы укрывались от репрессивных мер государства. Но после разгрома скитов часть старообрядцев попала в Сибирь, где осела в основном на территории Томской губернии, где их и стали называть "кержаками" [79]. В последствии этот термин распространился как на местных сибирских старообрядцев, так и на староверов, прибывших в Сибирь на волне переселения конца XIX - начала XX в. [80 ]

Уже отмечалось, что старообрядцы Омского Прииртышья были выходцами из различных деревень сибирских уездов. Так, к примеру, старообрядческая семья Каргополовых прибыла в д. Низовую из д. Усть-Ишимской, а семьи Желещиковых из деревень Чауниной и Чередовой, семья Гутовых - из д. Иванов Мыс, две семьи Киселевых - из деревень Мурзиной и Боровской [81 ]. Потомки этих первопоселенцев также называют себя "кержаками". Таким образом, этим словом называли всех старообрядцев вне зависимости от толков и согласий, как это было и в других регионах России, где они жили.

Известно, что некоторым группам старообрядцев в Омском Прииртышье давали и иные названия. К примеру, в Усть-Ишимском районе Омской области их называли "чашечниками" [82], поскольку у старообрядцев существовала традиция есть только из своей посуды и иметь для посторонних специальную "чашку". В Нижне-Омском районе Омской области староверов называли "двоеданами" [83]. Это групповое имя можно встретить и среди старообрядцев Приобья. По мнению Е.Ф. Фурсовой, этот термин сохранился с тех времен, когда старообрядцам было предписано платить двойную подать [84 ].

Все перечисленные группы старообрядцев отличались как от старожильческого православного населения, так и от поздних переселенцев своими религиозными и культурно-бытовыми особенностями. Наши информаторы знали отличие этой группы русских от остальных сибиряков, прежде всего в особенностях вероисповедания ("не ходят в церковь", "молятся по-своему" и т. д.); в особенностях быта и, прежде всего, в том, что исследователи называют "чашечниством" [85] - запрете на использование чужой посуды из-за боязни обмирщиться; в чертах характера членов этой группы, к которым относят обычно отчужденность, замкнутость, необщительность, запрет на употребление табака и алкоголя. Одновременно о старообрядцах часто говорят как о скупых, жадных людях, а слово "кержак" стало нарицательным для обозначения прижимистого человека [86 ].

В настоящее время кержаков нельзя назвать особой группой населения. Это связано с утратой старообрядцами религиозной специфики, отсутствием интереса к вопросам веры. Можно сказать, что сейчас этнографы изучают не столько группы "кержаков", "чашечников", "двоеданов", сколько представления о них.

Работа опубликована в: Русские в Омском Прииртышье (XVIII - XX века): Историко-этнографические очерки / Отв. ред. М.Л. Бережнова. - Омск: ООО "Издатель-Полиграфист", 2002. - С. 38-44.

© А.А. Новоселова, 2002 г.

 

<<<Назад. Далее>>>

<<<На Русскую страничку


 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016