123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Этноархеологические исследования | Полевой архив | Этнографические заметки | Этнографическая экспозиция МАЭ ОмГУ | ЭтноФото | Этнография Омского Прииртышья
Русская страница | Белорусская страница | Кумандинская страница | Генеалогическая страница | Этнография без этнографа
Русские в Омском Прииртышье | Народная медицина русских Омского Прииртышья (конец XIX–XX вв.)
Введение | Очерк 1 | Очерк 2 | Очерк 3 | Очерк 4 | Очерк 5 | Заключение | Приложение 1



§3. ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ ПОЗДНЕГО ВРЕМЕНИ (КОНЕЦ XIX - НАЧАЛО XX В.)

Говоря "переселенцы конца XIX - начала XX в.", исследователи подразумевают целый калейдоскоп различных групп, имеющих специфические названия, прозвища, характерные черты культуры. Объединяет эти разрозненные группы лишь время их появления в Сибири - рубеж XIX-XX вв., что было связано с коренными преобразованиями, происходившими в 60-е гг. XIX в. в России, прежде всего с отменой крепостного права. Масса людей устремилась в Сибирь в поисках лучшей доли. Только с 1864 по 1914 гг. в Сибирь переселилось 3687 тысяч человек, основная масса которых - 80,9% были выходцами из южных районов России [87 ].

В конце XIX - начале XX в. в Омском Прииртышье, в основном в южной его части - на юге Тюкалинского и в Омском уездах, образовалось компактное украинское население [88]. В это же время прибывало много крестьян-белорусов из Минской, Могилевской, Витебской и Гродненской губерний. В основном они селились в Тарском уезде, подчас образовывая компактные группы деревень [89 ]. Таковыми являются населенные пункты на севере современного Муромцевского района Омской области - с. Поречье, д. Игоревка и Алексеевка.

Вновь прибывшие, как уже говорилось, предпочитали селиться отдельно от старожилов, образовывая собственные поселки (Карта 3). Так, с 1870 по 1900 гг. на территории Муромцевского района появились переселенческие поселки Лебяжье, Любимовка, Кольцовка, Просяковка, Романовка, Ляпуновка и др. [90] В этом районе Омского Прииртышья по-прежнему селились в основном выходцы из Центральной России, но можно было найти и южан. К примеру, пос. Ляпуновский был заселен исключительно переселенцами из Пензенской и Рязанской губерний [91], а пос. Кольцовский - из Пензенской, Новгородской и Черниговской губерний [92 ].

Как считает П.Т. Сигутов, "вселение новоселов в некоторой степени ущемляло интересы старожилов и создавало ряд трудностей во взаимоотношениях этих двух групп населения" [93]. В деревнях Карташевской волости старожилы силой пытались согнать переселенцев с выделенных им участков, так как последние часто служили старожилам заимками. К примеру, при заселении Капустинского переселенческого участка, располагавшегося между деревнями Боровянка и Инберень, выяснилось, что на нем стоит жилой дом с хозяйственными постройками жителя д. Сухо-Карасук. Несмотря на его возмущение и чинимые им препятствия, переселенцы из Киевской губернии стали строить землянки. Как пишет историк-краевед В.С. Аношин, "волостной старшина Климов поддержал кулака, вызвал всех переселенцев в волость и продержал их там сутки". За это время старожилы разрушили все землянки поселенцев, вынудив их таким образом перейти на другой участок [94]. Это положение, связанное с обострением земельного вопроса, усугублялось и различиями в культурно-бытовом плане. Сибиряки пренебрежительно относились к переселенцам, считая их глупыми и не приспособленными к жизни, но одновременно они ценили переселенцев за их трудолюбие и работоспособность [95 ].

Наряду с созданием новых поселений большое значение имело приселение в существующие села. Населенные пункты в это время разрастались, становились многолюдными. В конце XIX в. среди деревень Средней Тары имелось четыре населенных пункта с числом жителей более 1000 человек [96 ]. Переселенцы селились отдельными "концами", что отразилось в названиях краев различных деревень. Старожильческие края часто назывались Сибиряцкими [97 ], а переселенческие - либо Российскими (Россея), как в деревнях Юдина, Чинянино, Бергамак Муромцевского района Омской области [98 ], либо по местам выхода переселенцев: Курский край в д. Ушаково (Муромцевский район) [99 ], Рязанский край в д. Вятка (того же района) [100 ], Орловка - в д. Малокрасноярка (Кыштовский район Новосибирской области) [101 ], Вытебщина и Смоленщина в д. Большеречье (Кыштовский район) [102 ].

По рассказам информаторов, жители разных краев "веселились и гуляли по отдельности", не вступали друг с другом в брачные отношения. Часто молодежь устраивала драки "краем на край". Если же кому-то нравилась девушка из чужого края, то, чтобы взять ее замуж, нужно было ее выкупить или обменять на другую [103]. Подобные отношения устанавливались не только между группами старожилов и переселенцев, но и между различными группами "новиков". Так, в д. Большеречье Кыштовского района Новосибирской области молодежь двух переселенческих краев - Вытебского и Смоленского - дрались друг с другом из-за девчонок, "вытебшаны" не запускали "смолянинов" на свою улицу [104 ].

На почве различий в языковом и культурно-бытовом планах появились обидные прозвища и названия, которыми обменивались группы переселенцев и старожилов. Именно в это время создаются те стереотипы и образы различных групп русских, которые бытуют в сибирских деревнях и по сей день. Как пишет П.Е. Бардина, "… по всей Сибири старожилы называли переселенцев "новиками" и "российскими" [105]. Такой же обобщающий характер имели термины "кацапы" и "колтучаны", обозначающие вообще русских из европейской части России [106 ].

Названия переселенческих групп можно подразделить на две категории: первая -произошедшие от топонимов, чаще всего мест выхода той или иной группы переселенцев. Например, "вятские", "вытебшане", "смоляки", "коцули" или "куренины" (курские), "могыли" (из Могилевской губернии), "пензяки" и т. п. Ко второй категории относятся групповые имена, образованные от прозвищ, например, "лапотоны", "хохлы", "самоходы", "чунари". Если этимология первой группы названий не вызывает вопросов, то со второй - ситуация гораздо сложнее. К примеру, "лапотонами" могли называть любых переселенцев, вне зависимости от мест их выхода. В основе этого термина лежит отличие переселенцев от сибиряков в одежде: "лапотоны" - переселенцы, которые носили лапти [107]. Вообще этот вид обуви привлек к себе внимание сибиряков, стал символом бедности. С приходом "российских" появляются такие выражения, как "лаптями трясти / лаптями мести", то есть жить в нужде [108]. По способу появления в Сибири некоторых переселенцев называли "самоходами" ("самоходни", "самоходня"). Как говорят информаторы, "они сами, пешком за землей пришли" [109 ]. "Хохлами" называли не только украинских переселенцев, но и белорусов или русских их южных районов России. Сами "хохлы", как и живущие рядом с ними представители иных групп русского народа, воспринимали себя русскими. Поэтому эту группу населения мы рассматриваем как часть русского этноса.

Интересна этимология прозвища "чунари". Так называли жителей д. Отрадновки Кыштовского района Новосибирской области, переселившихся в Сибирь в 1920-х гг. "из Рязани" [110]. По одной версии, так переселенцев назвали потому, что они носили чуни, по другой - из-за песни "чуники-чунарики", текста которой информаторы уже не помнят [111]. В "Словаре русских старожильческих говоров Среднего Прииртышья" этот термин трактуется как прозвище глупого, бестолкового человека [112 ], что указывает на негативное, экспрессивно-эмоциональное восприятие этой группы населения.

Иногда, помимо названия, которое использовалось и ей самой, группа имела еще обидное прозвище. Например, "вытебшан" в д. Большеречье Кыштовского района обзывали свинушанками [113 ], "пензяков" в д. Ушаково Муромцевского района - толстопятыми  [114 ].

Все выше перечисленные прозвания групп переселенцев были даны им старожилами - чалдонами и сибиряками. Последние, в свою очередь, не оставались в долгу и тоже награждали старожилов "дразнилками". Например, жителей с. Могильно-Посельское Большереченского района Омской области называли могильски колтыки, жителей д. Логино-Хорошевское (в том же районе) - чернопяты, д. Шипицыно - шипицынские космачи, а д. Гущино - гущинские ракушки [115 ]. Эти прозвища были придуманы жителями д. Могулинки (того же района) - "хохлами", там же было сложено следующее двустишие-дразнилка:

Гущинские ракушки, приходите в гости к нам
У нас курица пропала, мы наварим супу вам
[116 ].

Из анализа данных анкет, о которых говорилось во введении, были сделаны следующие выводы. В течение XX в. происходило "стирание" из памяти населения названий групп, связанных с губерниями - местами выхода из Европейской России. Потомки переселенцев в наши дни чаще всего относят себя к "сибирякам", хотя их предки назывались "российскими" или другими областными названиями. Из этого можно сделать вывод, что со временем термины для обозначения групп поздних переселенцев забываются, а сохраняется вплоть до наших дней обобщенный термин - "российские".

Работа опубликована в: Русские в Омском Прииртышье (XVIII - XX века): Историко-этнографические очерки / Отв. ред. М.Л. Бережнова. - Омск: ООО "Издатель-Полиграфист", 2002. -  С. 44-48.

© А.А. Новоселова, 2002 г.

 

<<<Назад. Далее>>>

<<<На Русскую страничку

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2018