123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Этноархеологические исследования | Полевой архив | Этнографические заметки | Этнографическая экспозиция МАЭ ОмГУ | ЭтноФото | Этнография Омского Прииртышья
Русская страница | Белорусская страница | Кумандинская страница | Генеалогическая страница | Этнография без этнографа
Русские в Омском Прииртышье | Народная медицина русских Омского Прииртышья (конец XIX–XX вв.)
Введение | Очерк 1 | Очерк 2 | Очерк 3 | Очерк 4 | Очерк 5 | Заключение | Приложение 1



§ 2. СТРУКТУРА СЕМЬИ РУССКОГО КРЕСТЬЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ
ОМСКОГО ПРИИРТЫШЬЯ

При изучении этнической истории русских крестьян Омского Прииртышья семейный строй этого населения и его особенности представляются важным свидетельством для характеристики этнических процессов. Сложение и развитие русской крестьянской семьи в Сибири неразрывно связаны с историей заселения и хозяйственного освоения сибирских пространств переселенцами [7]. Русское крестьянское население, оседая в Сибири, создавало хозяйство, опираясь не только на хозяйственную культуру, но и на бытовые традиции, которые во многом обусловливались семейным строем.

Изучение семьи сопряжено с известными трудностями, которые обусловлены характером и состоянием источников. Вопросы, связанные с семьей, могут быть исследованы "только косвенным образом, поскольку семья никогда не была объектом, о котором собирались бы специальные сведения во время дореволюционных переписей" [8]. Поэтому о наличии семей у поселенцев, о составе этих семей, времени их сложения можно судить с некоторой долей условности. Историю крестьянской семьи в XVIII - XIX вв. можно проследить по массовым материалам, представленным в ревизских сказках. Ревизии второй половины XVIII в. дают достаточно точные сведения о составе населения, так как, начиная с третьей ревизии, в них фиксировались не только мужчины, но и женщины.

Первоначальное русское население районов Западной Сибири почти не имело семей. Оно состояло в основном из мужчин, пришедших в одиночку [9]. Перевоз родственников с "Руси" был первым этапом создания семей у русского населения Сибири. С середины XVII в. по мере роста осевшего населения возникали внутренние возможности для образования семей в среде сибирских переселенцев. Немалую роль в этом сыграли вторичные внутренние заселения. Внутренние миграции осуществлялись переселенцами с семьями, так что население на новых местах формировалось сразу же как семейное.

Сибири, как и вообще России, были свойственны крестьянские семьи двух типов: малые, состоявшие из двух поколений (родители - дети), и неразделенные. К последним относились так называемые "отцовская", состоявшая из трех, а иногда четырех поколений, и "братская", в которой совместно жили женатые братья со своими детьми.

На первом этапе освоения Сибири преобладали семьи, которые по своей форме относились к малой семье. Однако, и на первом этапе освоения Сибири семьи русских сибиряков были разнообразны по составу, так как с "Руси" вывозились разные родственники. Переселенцы вывозили родственников после того, как становились постоянными жителями Сибири, а "превращение их в таковых... затягивалось на года, в течение которых их родственники в России могли умереть или покинуть семьи" [10].  Поэтому прежний состав семьи в Сибири восстанавливался редко.

В начале XVIII в. стал наблюдаться рост неразделенных семей. Традиция восстановления неразделенных семей была обусловлена прежде всего хозяйственными соображениями. В целом, в освоенных районах Сибири к началу XVIII в. неразделенные семьи либо преобладали, либо составляли немалое число. Таким образом, в сравнении с начальным периодом заселения размеры семей увеличиваются, усложняется их состав. Разделы разраставшихся семей тормозились в это время обработкой десятинной пашни - повинностью, возлагавшейся на семью как тяглую единицу.

Во второй половине XVIII в. в развитии крестьянской семьи начал проявляться новый этап. К тому времени во многих местах начались разделы старожильческих семей, чему способствовали отмена государевой пашни (с1760-х гг.) и перевод крестьян на повинность в денежной форме. Кроме того, путем разделов крестьяне стремились избавиться от рекрутской повинности, так как общины стремились выделить рекрутов в первую очередь из многолюдных семей. Аналогичная ситуация имела место в тех районах юга Западной Сибири, где процесс первоначального освоения завершился: В Тарском округе средние размеры крестьянских семей в 80-90-х гг. XVIII в. колебались по волостям от 2 до 3,2 души мужского пола, а типичными были семьи в 1-3 души мужского пола [11].

По данным IV-й ревизии 1782 г. в слободе Бергамакской семья состояла из 3,2 души мужского пола и 3,1 души женского пола, типичными были семьи в 1-4 души мужского пола. Нетипичными на общем фоне выглядели семья Лисина Ивана Дмитриева, состоящая из 18 душ мужского пола и 13 душ женского пола, и семья Мельникова Михайло Никитина, состоящая из 20 душ мужского пола и 16 душ женского пола [12]. Семья Мельникова была четырехпоколенной неразделенной братской семьей.

Из общей картины четырех исследуемых сел выбивается д. Могильно-Посельщичья. В данном населенном пункте по данным 1782 г. на одну семью приходится 1,4 душ мужского пола и столько же женского. Это можно объяснить ее недавним ко времени ревизии заселением и местом выхода переселенцев из Европейской части России. Легко определить важность последнего обстоятельства, если сравнить приведенные данные с материалами по вновь заселившейся д. Могильно-Старожильской. В эту деревню прибывали люди из близлежащих мест и везли с собой семьи целиком(Табл. 5).

Таким образом, крестьянская семья в освоенных в XVIII в. районах юга Западной Сибири к концу столетия приблизилась по размерам и структуре к крестьянским семьям уездов раннего заселения. Малая семья в это время становилась господствующей формой семьи, как и в начальном периоде освоения Сибирских земель. Но между малой семьей, существовавшей у первого поколения сибирского крестьянства, и такой же по форме семьей во второй половине XVIII - начале XIX в. были существенные различия. Во-первых, отличительной особенностью вторичной малой семьи по сравнению с первоначальной могло быть сокращение числа лиц, не имевших наследников, ибо у первых насельников не всегда был полный состав семей и не все из них имели возможность заводить детей. Во-вторых, вторичная малая семья была более многолюдной [13].

В целом по Сибири в течение XVIII в. средний размер крестьянской семьи уменьшился. Этот процесс в равной степени был присущ и округам Европейской России [14]. Многосемейные дворы перестали быть массовым явлением. К концу XVIII в. малые двухпоколенные семьи составляли в рассматриваемом нами районе примерно 56% всего количества семей [15]. В четырех исследуемых населенных пунктах количество двухпоколенных семей составило в это время 45,7% от общего количества семей. Из одного поколения было 67 семей, что составило 40,9% от общего количества. По разным населенным пунктам соотношение сложилось различное. Так, в слободе Бергамакской преобладающими являлись семьи из трех поколений (14 семей - 40%) и есть две семьи с четырехпоколенным составом. В д. Могильно-Старожильской и Мысовской преобладали семьи двухпоколенные - 17 семей - 60,7% и 3 семьи или 60,0% соответственно. Но в д. Могильно-Старожильской на втором месте по количеству были семьи однопоколенные - 7 семей или 25,0%, а трех и четырехпоколенные отсутствовали. В д. Мысовской семьи, состоявшие из одного поколения, вообще отсутствовали, как, впрочем, и четырех поколенные; оставшиеся 40% составляли две трехпоколенные семьи. А в д. Могильно-Посельской 52 семьи или 54,2% составляли однопоколенные и 44 семьи или 45,8% двухпоколенные (Табл. 6).

Очевидно, что разница в поколенном составе семьи зависела от времени и источников заселения населенных пунктов. В Бергамакской слободе, заселившейся раньше других, мы находим семьи с самым разным набором поколений - от одного до четырех. В д. Могильно-Посельщичьей в этот же период отсутствовали трех и четырехпоколенные семьи, так как деревня была заселена незадолго до ревизии, и семьи прибывали из Европейской России в "удобном" для дальних переездов составе. Незадолго до IV ревизии заселялись д. Могильно-Старожильская и Мысовская, но в них не было только четырехпоколенных семей. Это можно объяснить выходом переселенцев из рядом расположенных мест, что позволяло привезти с собой семьи в полном составе.

В первые десятилетия XIX в. ситуация с людностью крестьянской семьи изменилась мало. Произошел некоторый рост численности крестьянских семей. К середине века размеры крестьянских семей продолжали расти и достигли довольно значительной величины. В этот период рост семей шел не столько за счет усложнения ее структурно-поколенного состава, сколько за счет увеличения числа детей. Особенно это заметно на примере д. Могильно-Посельской. Здесь крестьянские семьи выросли с 1,4 душ мужского пола в конце XVIII в. до 4,0 душ мужского пола в середине XIX в. Этот показатель количества душ мужского пола на семью самый большой из всех исследуемых населенных пунктов (Табл. 5).

Увеличение людности семей в первой половине XIX в. происходило за счет увеличения рождаемости и уменьшения смертности детей. Это свидетельствует о том, что крестьяне освоились с местными природными условиями, встали на ноги, укрупнили хозяйство и, следовательно, выросла потребность в рабочих руках. Важно и то, что эти "руки" крестьяне могли прокормить. Людность семей выросла еще и потому, что снизились темпы дробления семей. Этот факт, видимо, можно связать с указом Сената от 30 марта 1823 г. "О воспрещении казенными крестьянами из больших делиться на малые". Указ же появился, поскольку правительство видело главную причину дробления крестьянских хозяйств в желании избавить юношей из больших семей от рекрутской повинности.

В южной части Западной Сибири в конце XVIII - первой половине XIX в. расселялось немало переселенцев из Европейской России и из соседних северных округов. Однако влияние миграций на изменение размеров семей в разных частях юга Западной Сибири было различным. Семьи Тарского округа в первых десятилетиях XIX в. по составу и количеству душ на одну семью были близки к семьям конца XVIII в. Во второй четверти XIX в. здесь происходило увеличение людности крестьянских семей. Исследователи писали, что преобладающими стали семьи, состоявшие из трех поколений, они составляли 48%, тогда как двухпоколенные занимали уже второе место и составляли 36% всего количества семей [16]. По данным ревизских сказок за 1850 г. мы проследили развитие русской крестьянской семьи в изучаемом регионе. В это время для всех исследуемых пунктов было характерно увеличение людности семьи, численность двух и трехпоколенных семей выравнялась, хотя и наблюдается небольшой перевес в сторону семьи из трех поколений - 37,4% и 38,9% соответственно (Табл. 7).

В целом же развитие крестьянской семьи Омского Прииртышья шло примерно так же, как в более северных районах. Среди больших преобладали отцовские неразделенные семьи. Важно отметить, что даже большие семьи, как правило, не имели более 7-7,5 душ мужского пола. Были, разумеется, и исключения. В д. Могильно-Посельской по 9-й ревизии (1850 г.) в семье Алимпия Григорьева Артемьева, 63 лет было 17 душ мужского пола и 10 душ женского пола. Семья была трехпоколенной и состояла из отца с матерью, четырех их женатых сыновей с детьми и двух неженатых сыновей и одной дочери - девицы. Возрастные рамки в семье были от 63-х лет до 3-х месяцев. Мы можем определить эту семью как отцовскую неразделенную. Семья Тараса Яковлева Балова из д. Могильно-Старожильской была неразделенной братской. Шестеро женатых и детных братьев жили под главенством старшего брата, с ними же жила их мать. Всего в семье было 12 душ мужского пола и 15 - женского.

Неразделенная семья систематически регенерировалась на основе малой, но, не будучи неизменно существующей, в зависимости от местных обстоятельств через относительно короткое время распадалась. История неразделенных семей - отцовских и братских, как вторичных образований, свидетельствует об их подчиненности семье малой.

В конце XIX - начале XX в. преобладали семьи из двух, реже трех поколений прямых родственников. Семья из двух поколений - родителей и их детей, по материалам Первой всеобщей переписи населения 1897 г., составляла 51,8% от общего количества семей. Приблизительно одинаковым было в это время количество одно- и трехпоколенных семей: 14,5% и 19,9% соответственно (Табл. 8).

В это же время наблюдается уменьшение численности семей до 2,5 душ мужского пола. Но и в этот период имелись исключения. В с. Бергамак, по материалам переписи 1897 г., семья Елисеева Еремея Васильева состояла из 11 душ мужского пола (всего 22 души обоего пола) и была братской неразделенной [17].

Семья русского крестьянского населения Омского Прииртышья, как и Сибири вообще, имела много общего по форме, составу, структуре с крестьянской семьей Европейской России. Эта общность определялась традиционными представлениями о формах семейного строя и быта, основывавшихся, в свою очередь, на опыте хозяйствования крестьянского двора. В Омском Прииртышье, как и в Сибири в целом, развитие сельской семьи в рассмотренный период шло от образования малых семей к постепенному разрастанию и превращению их в неразделенные семьи, а затем к вторичному распространению малых семей.

Работа опубликована в: Русские в Омском Прииртышье (XVIII - XX века): Историко-этнографические очерки / Отв. ред. М.Л. Бережнова. - Омск: ООО "Издатель-Полиграфист", 2002. - С. 59-66.

© Л.Б. Герасимова, 2002 г.

<<< Назад. Далее >>>

<<< На Русскую страничку

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2018