123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Этноархеологические исследования | Полевой архив | Этнографические заметки | Этнографическая экспозиция МАЭ ОмГУ | ЭтноФото | Этнография Омского Прииртышья
Русская страница | Белорусская страница | Кумандинская страница | Генеалогическая страница | Этнография без этнографа
Русские в Омском Прииртышье | Народная медицина русских Омского Прииртышья (конец XIX–XX вв.)
Введение | Очерк 1 | Очерк 2 | Очерк 3 | Очерк 4 | Очерк 5 | Заключение | Приложение 1



§ 4. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О "ТОМ СВЕТЕ"

Изучение представлений о том свете показывает, что русские Омского Прииртышья считали, что его реально существующим местом, которое обладает пространственными и ландшафтными характеристиками. При этом традиционное и христианское описание того света различаются.

Потусторонний мир, по представлениям русских Омского Прииртышья, - это место, куда после смерти тела попадает душа человека. Там же обитают и сверхъестественные силы - божественная, нечистая, смерть, болезни. Подобное представление является очень архаичным. Вместе с ним в сознании людей уживались христианские образы ада и рая [120 ].

По русским представлениям, после смерти душа уходит из тела. Уже было отмечено, что выход души из тела ожидают - ставят чашку с водой, в которой душа омывается. Если замечают, что вода всколыхнулась, значит, душа вышла из тела. В Олонецкой губ. при отходе человека в иной мир разлука души с его телом нередко представлялась в виде поднятия пара [121], а саму душу представляли в виде дымочка или облачка [122 ]. В русском фольклоре сохранилось представление о душе как о птице, бабочке, зайце, горностае, мыши, насекомом. Но чаще всего представления об облике души не конкретизировались.

По поверьям, после смерти за душу умершего начинается борьба между ангелом и бесом. В христианской традиции этот момент обозначается как мытарства, которые заканчивались на 40-й день после смерти, когда душа отправлялась в уготовленное для нее место [123]. Эти представления, явно христианского происхождения, господствовали среди крестьян к концу XIX в. Вместе с тем, распространены были и представления о неразлучности души и тела, более архаичные по своему происхождению. Считалось, что покойники все слышат, пока их не закопают в могилу [124 ].

Особенно много мнений сложилось в народе о посмертной участи некрещеных младенцев. Одни считали, что таких детей нельзя отпевать [125]. Другие уверяли, что некрещеные дети становятся русалками [126]. В народе считали, что в загробном мире некрещеные дети не видят белого света, ползают как черви [127]. В некоторых местах считали, что если плод не доношен менее половины срока и похоронен, то надо взять с его могилы землю, завернуть ее в красную тряпочку и закопать в ту же могилу [128]. Часто таких детей хоронили не на кладбище, а в подполье дома [129 ].

В то же время во многих местах полагали, что младенцы безгрешны и за них отвечает мать [130] Она не должна плакать и причитать по умершему ребенку: "Куда упадет материна слеза, выгорит это место" [131]. О неопределенности посмертной судьбы мертворожденных и "не получивших креста" младенцев говорит легенда: "Такой ребенок семь лет лежит в могиле, а потом вылетает из гроба и вьется в виде птички вокруг людей, прося: "креста, креста". Кто услышит эти звуки, должен положить накрест две соломинки, нитки. Ребенок хватает эти соломины и несет на небо, хвалясь перед Богом, что он получил себе крест" [132 ].

Теперь мы переходим к характеристике различных локализаций того света в народной культуре. Существовали представления о том, что после смерти душа находилась вместе с телом в подземном царстве, в могиле, которая иногда осмыслялась как вход в это царство. Об этом говорится в быличке: "Покойники лежат в своих могилах, только ночью гонит их сторож на водопой. Как он ударит в полночь в колокол, так все они из могил подымаются - и прямо к речке…" [133]. По некоторым представлениям, души умерших до Страшного Суда находились в темном пустом месте, глаза их не видят свет [134]. Тому же верили во Владимирской губ.: "До суда мyки нет, все души находятся в темнице" [135 ]. Мотив слепоты и темноты, как в подземельях, характерен для русских представлений о потустороннем мире.

Основой подобных представлений, вероятно, является способ захоронения в земле. Следы этого верования, в соответствии с которым место погребения соотносилось с местом посмертного существования, можно обнаружить в похоронных причитаниях, где смерть человека воспринималась как переход в новую хату, домовину, хоромину [136 ]. Эти термины, обозначающие гроб, соотносятся с понятием дома. В причитаниях посмертному жилищу приписываются все существенные атрибуты дома:

Там построено хоромное строеньицо -
Прорублены решетчаты окошечка,
Врезаны стекольчаты околенка,
Складены кирпичны теплы печеньки,
Насланы полы да там дубовыи,
Перекладенки положены кленовыя…
[137]

В народных верованиях и в фольклоре тот свет описывается очень противоречиво. По представлениям о расположении того света под землей, могильное пространство раздваивается - оно ограничено и безгранично одновременно. Но можно выявить и другую локализацию загробного мира. У всех восточнославянских народов встречается образ стеклянной (медной) горы, на которую должна взобраться душа после смерти. В Сибири верили, что на том свете есть гора, а за этой горой живут покойники. Когда человек умирает и является на тот свет, ему приходится лезть через эту гору [138]. В Подольской губ. говорили, что души умерших будут "драпаться" на крутую стеклянную гору [139] . С этим поверьем связывают обычай, запрещающий выбрасывать остриженные с рук и ног ногти. В Восточной Сибири говорили, что ногти с рук нужно весь свой земной век класть за пазуху, а с ног - под пол, мужики могли класть их в штаны. На том свете, верили русские крестьяне, ногти понадобятся: когда нужно будет лезть на гору, они прирастут [140 ].

В русской традиционной культуре потусторонний мир воспринимался в весьма неопределенном виде - в образе дальней, неизвестной "сторонушки":

Во сторону иду чужую,
Иде никто не знает мя,
Откуду же никто не прииде…
А ведом есть - не вем намо
[141]

В похоронной причети говорится, что эта страна располагалась за темными лесами и морями:

Удалилась моя белая лебедушка
За горы она за высокие,
За облачка она за ходячие…
[142]

В другом плаче говорится:

Приукрылся наш желанный, родной дядюшка,
Он за темны леса, за дремучие,
За высокие горы, за толкучие,
За синие моря, да за глубокие,
Вровень он с облаками со ходячими…
[143]

Широко распространено представление о том, что "неведомая" страна находится где-то на востоке. Противопоставление восток-запад является в своей основе очень архаичной чертой традиционного мировоззрения, повлиявшей в свое время и на христианскую традицию. Именно это влияние можно усмотреть в ориентации могил с запада на восток, в вере в то, что "Бог строил престолы на востоке, а черт на западе…" [144] Аналогию к этому поверью можно обнаружить в сербском гадании на каше: если каша начала закипать с востока или северо-востока, то будущий год будет урожайным. И наоборот, если каша закипит сначала с западной стороны, то год будет неудачным [145 ]. Следовательно, потусторонний мир, находящийся на востоке, воспринимался как символ и источник урожая, изобилия.

Большое значение для характеристики потустороннего мира имеет образ водного пространства, преграждающего дорогу в загробный мир, и генетически связанный с ним образ огненной реки. У восточных славян в целом были распространены представления о воде как дороге в иной мир [146]. Известно также представление о том, что души умерших пребывают в доме Давида, который окружен со всех сторон морем [147]. По русским представлениям, души умерших могут возвращаться из своего обиталища, приплывая оттуда по воде в яичной скорлупе [148]. Колодец с водой также может служить дорогой на тот свет, как в быличке, где умерший муж приходит к жене из колодца [149 ].

Обращаясь а апокрифам и духовным стихам, отражающим книжный пласт русской духовной культуры, мы также встречаем водное пространство, отделяющее мир живых от мира мертвых. В апокрифе "Хождение Агапия в рай" говорится, что для достижения рая Агапию пришлось переплыть море на корабле [150]. В отреченном слове "О всей твари", сохранившем многие архаичные черты, повествуется о том, что четырехугольная земля плавает на воде, за этим "окияном" лежит земля, на которой находится рай и мyки [151]. Иногда это водное пространство воспринимается как мифологическая "Забыть-река": "Умерший грудной ребенок 3 дня по матери тоскует и плачет… Ангелы Господни на забытную реку сносят его и покажут ему, и он все забудет" [152 ].

Огненная река - мифологическая река, отделяющая мир живых от мира мертвых, занимала важное место в космологических представлениях русских конца XIX - начала XX в. Земля представлялась им покоящейся "на воде высокой, вода на камне, который держат четыре кита, плавающих в огненной реке" [153]. Эта река протекала там, где упал с неба Сатана со своими дьяволами [154 ]. Через реку могут пройти только души праведных:

Протекала тут река огненная,
Да тут ездит Михайло Архангел-царь,
Перевозит он души праведные,
Через огненну реку по пресветлому раю…
[155]

Иногда в огненной реке помещали ад, в котором должны мучиться грешники, или часть ада [156 ]. В других случаях река отделяла рай от ада:

Тогда грешные со праведными будут различаться:
Праведные души будут взяты на восточную сторону,
А грешные души будут взяты на западную сторону.
Между ними протечет Сион-река огненная…
[157]

Перевозчиками душ через реку чаще всего были Михаил Архангел и Николай Угодник. Эти же персонажи были и сторожами райских врат [158]. Охранял райские врата и апостол Петр, который хранил ключи от рая [159 ].

Христианские представления о рае и аде глубоко укоренились в народном сознании и постепенно были дополнены целым пластом языческих верований. Так, в народе считали, что попасть в рай может не только праведник, но и убитый молнией [160 ].

Обычно рай помещали на небо: "На небе вверху находится рай. Там живет Бог с ангелами и святыми. Мы живем под небом. А под нами, под землей, ад, там живут черти и грешники" [161]. "Рай на небе, а ад в земле. Потому и называют тот свет темным, а этот - белым" [162 ]. Об этом же сообщают духовные стихи:

В чистом небе - рай населен…[163]

О том, что тот свет расположен на небе, можно судить по обычаю печь на Вознесенье "лесенки" - особое обрядовое печенье. При этом верили, что если в этот день поешь "лесенки", то вскоре взойдешь на небо [164]. Но продолжали существовать и более архаичные представления о неразделенности рая и ада: "По ту сторону ад, по эту - рай. Их разделяет такая елань - чистое место" [165]; "С правой стороны Иордана находится рай, а с левой - ад" [166 ]. Таким образом, мы видим, что в представлениях о локализации того света нет единства. В них соседствуют как христианские, так и языческие представления.

Все русские понимали рай как место блаженства для праведников, а ад - как место вечных мук для грешников. Описание рая можно найти в рассказах об обмираниях: "Вот встречают меня два андела. Пропели молитву, взяли под руки и повели… Там сады зеленеют, пташки поют. Поют всё молитвы". В этом же рассказе говорится о стоящем в раю украшенном престоле, на котором лежат просвиры для тех, кто приходил в храм до звона [167 ]. Вообще, все желания души в раю будут удовлетворены:

Будет пища райская различная,
Одежда - риза вовек неизносная,
И Ангелы-Архангелы будут
Веселить души праведных…
[168]
А у нас в раю жить-то весело,
Жить-то весело, да и некому.
У нас-то в раю медяная река,
Медяная река, сахарные берега…
[169]

Души грешников, по русским представлениям, забирают черти и уносят в ад. Описание ада, как в книжной, так и в фольклорной традиции намного ярче и определеннее, чем описание рая [170 ].Синоним ада - преисподняя - отражает представление об аде как о подземной области:

Велел Господь Бог
Созверзнуть душу грешную.
Созверзли душу грешную.
Засадили душу грешную
Во тьму во кромешную
…[171]

Характеристики ада противоречивы: "тьма кромешная", "огонь неугасимый", "морозы лютые" [172]. Вход в ад преграждают ворота, которые охраняет св. Касьян. С этим персонажем связано поверье: на кого Касьян посмотрит, тот превратится в камень, умрет [173 ]. По другим представлениям, грешные души не могут переправиться через огненную реку и им приходится переходить ее вброд:

Побрели, как души грешны церезь огненну реку, -
Тела те у них да опаляются,
А власы те на головах да загораются.
Не мусуть яны перейти церез огненну реку,
Идуть же яны, грешные, на веки вечныя,
На веки вечныя яны мучиться…
[174]

Описание вечных мук содержится в духовных стихах:

Иным будет грешникам
Огни неугасимые, огни лютые…
Иным будет грешникам зима зла-студеная
Сы морозами с лютыми…
Иным будет грешникам смола зла кипящая…
Которым грешникам
Печи будут медные,
Заслоны железные.
Иным будет грешникам черви ядовитые,
Черви лютые…
[175]
Иным будет грешникам - тьма несветимая,
Иным будет грешникам - глубокие пропасти и место темное,
Иным будет грешникам - скрежет зубовный…
[176]

В Сибири верили, "кто мясо воровал, на том свете перед ним лежит мясо, все в червях, а он над ним стоит и хавкат, как собака. Кто вино пил, тянут его по гвоздям. Ябедник за язык повешен. Молоко кто продает да разбавляет водой, тот безуспешно отделяет молоко от воды. Кто брал взаймы да не отдавал, здесь ходит и разносит долги, но у него их не берут. Кто в карты играл, тому черти в ладони иглы вбивают". Выгребание из печи жара голыми руками предназначено ростовщикам, а опойцы, то есть умершие от пьянства, будут возить дрова для адских горнов [177]. Опойцы, относимые в разряд "заложных" покойников, по многочисленным свидетельствам, будут использоваться на том свете в качестве тягловой силы [178 ]. Таким образом, возмездие на том свете настигает тех, кто нарушал не только религиозные нормы, но и законы сельского общества.

Адских мук грешникам, как считали, помогали избегать родные, находящиеся в раю. В одной из быличек рассказывается о мальчике, который упросил Бога разрешить ему вытащить свою мать из ада. Бог разрешил мальчику использовать для этого нитку. Но, несмотря на помощь ангелов, план не удался, и мать осталась в аду [179]. Живые родственники могли отмолить грехи своих ближних. В Рязанской губ. верили, что любого самоубийцу можно отмолить. Труднее всего отмолить удавленника, так как он "решает себя как Иуда". Особенно легко мать могла умолить за ребенка - молитва матери всегда доходит до Бога. Могла, по поверьям, жена просить за мужа, а вот муж молить за жену не мог [180]. У русских широко было распространено поверье, что муки в аду прекращаются на Благовещенье и с Пасхи до Вознесения [181 ].

Естественными обитателями ада являются черти и их глава - Сатана. Черт олицетворял саму нечистую силу и имел много табуированных имен: бес, змий, враг, тот, он, лукавый, нечистый, луканька, недобрый и т.д. [182] Там, где обитают эти мифологические персонажи - в болотах, омутах, на перекрестках - чаще всего находятся сакральные места контакта с загробным миром. Вероятно, отсюда идет и поверье, распространенное прежде в Сургутском крае о том, что Сатана живет в преисподней в иле [183 ].

В сказочной традиции, кроме представлений о рае и аде, сохранились представления о том свете как о стране вечного изобилия, связанной с золотом и Солнцем. Тридесятое царство почти такое же, как и обычное: "И там свет такой же, как у нас" [184]. Там есть прекрасные луга, сады, поля. Однако об изобилии говорят "молочные реки и кисельные берега", скатерть самобранка. Все, сколько-нибудь связанное с тем светом, приобретает золотую окраску - золотой дворец, золотые яблоки, золоторогий олень, золотогривый конь и т.д. Это настолько распространенный признак, что может, по мнению В.Я. Проппа, свидетельствовать и об обратном: все, что имеет золотой оттенок, связано с потусторонним миром [185]. Иногда место, куда прибывает герой, описывается как город или государство. Зачастую позднейшая традиция превращает героя в купца, город становится торговым [186 ].

Тот свет в представлении русских связан с цикличным развитием природы. Русские говорили: "Зима становится, мертвецы спать ложатся" [187]. Когда после зимних морозов вдруг наступала оттепель, полагали, что это "родители вздохнули" [188]. Считалось, что весной, вместе с природой, просыпаются представители того света, например, русалки [189]. Все эти представления сближают образ того света, сложившийся у русского народа, с древнеславянскими представлениями об ирии - царстве Солнца за морем, куда на зиму скрываются птицы, змеи, насекомые [190]. По более поздним поверьям, некоторые из них, например, галки зимуют в аду [191 ].

По представлениям русских, загробная жизнь сохраняла и другие черты мира живых. Во-первых, на том свете душе необходима пища. В Тарском районе Омской области был записан рассказ о том, как умершая женщина приснилась своей родственнице и попросила у нее есть [192]. С этим же поверьем был связан обычай класть в гроб хлеб, пироги, соль, яйца, орехи и даже водку, пиво и воду, необходимые для пропитания умершего на том свете [193]. В поминальные дни к столу обязательно приглашали и самого умершего [194 ].

Во-вторых, на том свете умершим необходима одежда и обувь. Для умерших готовили особую смертную одежду, выражавшую идею инаковости потустороннего мира. Одежда на том свете, так же как и при жизни, согревает умершего. Чтобы покойник "не зяб на том свете", его платье отдавали тому, кто обмывал тело [195 ].

В-третьих, на том свете сохраняются родственные отношения, души умерших родственников живут вместе [196]. Умерший ребенок должен стать похожим на родителей. Существует даже поверье о том, как этого достичь. В частности, ребенок на том свете продолжает расти. "Чтобы он родителев не перерос, а рос бы да мерялся, да вовремя остановился" в гроб кладут нитку в рост отца [197 ]. Вера в то, что на том свете люди живут семьями, отражается в желании иметь могилы рядом с родственниками. Сохраняются на том свете и соседские отношения. Женщина-вдова, например, могла попросить умершего "соседушка" рассказать о ее житье-бытье ранее умершему мужу:

Да как сойдешь ты на иное живленьице,
То пораскажи, спорядный мой соседушко,
Про мое да про несчастное живленьиыо,
Про мое да сирот малых возрастаньицо…
[198]

Считалось, что на том свете люди занимаются теми же делами, что и при жизни. Поэтому в гроб клали орудия труда, с которыми умерший не расставался при жизни [199 ]. Так же как и живые, на том свете умершие по праздникам ходят в церковь.

По русским поверьям, умершие могут оказывать как положительное, так и отрицательное влияние на живых. Становясь после смерти предком, умерший превращался в защитника и покровителя дома. Особенная роль отводилась матери, которая и после смерти продолжала опекать детей. Невеста, прежде чем пойти под венец, просила благословения у умерших родителей.

Вредоносное воздействие "нечистых" покойников выражается в порче скота, засухах, бурях, болезнях. Часто дурного воздействия можно избежать, отличив вредоносного покойника от живого человека. Для этого нужно попросить подозрительное лицо перекреститься или прочитать молитву. Поскольку загробный мир воспринимался как противоположность этого света, умершие тоже приобретали традиции, обратные тем, что имели при жизни. В частности, мертвецы крестятся вокруг пупка и молитвы читают с ошибками.

Подводя итог, можно сказать, что по представлениям русских конца XIX - начала XX вв. тот свет был реально существующим и поэтому обладал определенными пространственными и ландшафтными характеристиками, хотя и не очень четкими.

***

Потусторонний мир в представлениях русских Омского Прииртышья составлял определенную структуру, состоящую из представлений о путях, связывающих тот и этот свет, о формах подобного общения и характеристики того света, как места пребывания души после смерти тела. Представления о том свете в сознании русских крестьян Сибири к концу XIX - началу XX в. уже не представляли некоего единства, поэтому было необходимо выделить из сложной, многоуровневой традиционной духовной культуры русских отдельных элементов, связанных с представлениями о смерти и загробном мире. Выделив эти элементы, фактически было необходимо реконструировать и дать систематическое изложение этих представлений. Реализуя эту задачу, мы пришли к выводу, что представления о том свете носят сложный, многоуровневый характер.

В формировании представлений о путях проникновения в загробный мир главную роль играет погребально-поминальная обрядность, смысл которой в восстановлении изначальной разделенности между мирами, нарушенной смертью человека. Кроме того в ходе погребально-поминального обряда осуществляется переход личного события на уровень общественно значимого, в результате чего умерший причисляется к разряду предков-покровителей. Невыполнение обряда превращает умершего в заложенного покойника, что происходит в случае, если человек умирает "не своей" смертью. Все эти представления очень архаичны, но были освоены и включены в христианскую традицию.

Такими же древними были представления о возможностях общения с потусторонним миром. Несмотря на форму такого общения (регламентированная, полурегламентированная, нерегламентированная), оно рассматривалось как очень опасное. Связь мира мертвых и мира живых проявлялась и в действии "нечистых" покойников, во вредоносности нечистой силы. Вместе с пониманием того света как места чужого для живых, в представлении русских сохранялись архаичные представления о связи того света и благополучия, богатства, здоровья, урожая. Тот свет воспринимался и как источник знаний о судьбе всех людей.

Подобные характеристики потустороннего мира делали его важнейшей частью традиционной картины мира, имеющей двухчастную основу. Постепенное разложение традиционной культуры привело к снижению роли представлений о том свете в жизни человека. В конце XIX - начале XX в. сохранялись только осколки древнейших верований, вытесненных христианским мировоззрением.

Работа опубликована в: Русские в Омском Прииртышье (XVIII - XX века): Историко-этнографические очерки / Отв. ред. М.Л. Бережнова. - Омск: ООО "Издатель-Полиграфист", 2002. - С. 156-169.

 

© Д.А. Рейзвих, 2002 г.

<<< Назад. 

<<< На Русскую страничку


 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2018