123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Публикации | Коллекция авторефератов
Глушкова Тамара Николаевна | Коровушкин Дмитрий Георгиевич | Бельгибаев Ержан Адильбекович | Бережнова Марина Леонидовна | Бетхер Александр Райнгартович | Волохина Ирина Валерьевна | Жигунова Марина Александровна | Золотова Татьяна Николаевна | Иванов Константин Юрьевич | Коломиец Оксана Петровна | Корусенко Михаил Андреевич | Корусенко Светлана Николаевна | Назаров Иван Иванович | Свитнев Алексей Борисович | Селезнева Ирина Александровна | Смирнова Елена Юрьевна | Ярзуткина Анастасия Алексеевна | Тихомирова Марина Николаевна | Титов Евгений Владимирович | Блинова Анна Николаевна


Бетхер Александр Райнгартович

ТРАДИЦИОННОЕ ХОЗЯЙСТВО НЕМЦЕВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ
В КОНЦЕ XIX - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX ВВ.

Специальность - 07.00.07 - Этнография,
этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Работа выполнена на кафедре этнографии и музееведения Омского государственного университета

Научный руководитель д-р ист. наук
профессор Н.А. Томилов

Защита состоялась 22 октября 2003 г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Изучение хозяйственных занятий, является одной из важнейших составных частей этнографического исследования любого народа. Хозяйство, направленное на производство материальных условий жизни, наряду с социальной деятельностью является важнейшим видом человеческой деятельности. Уровень развития хозяйства оказывает влияние на состояние других элементов материальной культуры определенной этнической общности - поселения, жилища, одежды и т.д., а также опосредованно и на состояние духовной культуры. Значение хозяйства для этнических общностей как самовоспроизводящей системы обусловлено той ролью, которую она играет в обеспечении их витальных (жизненных) потребностей.

Исследование традиционных элементов материальной культуры, в том числе и хозяйства, у различных групп российских немцев в Западной Сибири, имеет особый интерес. За короткий промежуток времени, на протяжении 100-150 лет, российские немцы, в связи с миграциями три-четыре раза меняли место проживания. При этом резко менялись природно-географические, климатические, экономические, социально-политические условия жизнедеятельности. Одни традиции в хозяйстве российских немцев должны были исчезнуть, другие трансформироваться, возникнуть новые. Поэтому анализ изменений в хозяйстве немецкого населения в Сибири, позволит проследить процесс адаптации традиционной культуры к меняющимся в ходе миграции условиям жизнедеятельности, выявить особенности становления хозяйства в новых условиях у различных этнических групп российских немцев.

Состояние изученности темы. Несмотря на довольно обширную историографию по истории немецкого населения в Сибири, традиционный хозяйственный комплекс остается до настоящего времени еще малоизученной темой в отечественной исторической и этнографической науке.

Первые работы, в которых в той или иной мере освещались вопросы состояния и развития хозяйства немецкого населения в Западной Сибири, появляются практически с момента возникновения первых поселений немецких переселенцев в Западной Сибири уже на рубеже XIX - XX вв. Это работы о становлении первых переселенческих поселков в Сибири А Морозова, В. Юферева [1], пояснительные статьи В.Я. Нагнибеда, А.Н. Букейхана в статистических сборниках [2] и др. В этих работах вопросы хозяйства немецкого населения Западной Сибири специально их авторами не рассматривались, а только затрагивались в общем контексте изучения состояния переселенческого дела в Сибири.

В отличие от дореволюционного периода после установления советской власти изучение немецкого населения в Сибири было не таким активным. Так, из работ 1920-х гг. можно назвать только исследование специалиста по животноводству Омского губернского управления сельского хозяйства А.П. Соколова, в котором на обширном фактическом материале всесторонне была изучена одна из отраслей хозяйства определенной группы немецкого населения - скотоводства у меннонитов Омского уезда с момента их переселения в Сибирь до середины 1920-х гг. [3] . Однако главным объектом данного исследования являлась красно-немецкая порода крупного рогатого скота, а не особенности традиционного хозяйства меннонитов.

В период с 1940-х до 1980-х гг. традиционное хозяйство немецкого населения практически не изучалось. Любые исследования по истории советских (российских) немцев в это время не приветствовались и фактически находились под запретом. Единственным автором, исследовавшим в этот период историю немецкого населения в Западной Сибири, в том числе и хозяйственного развития, являлся барнаульский историк Л.В. Малиновский, который собственно и положил начало научному изучению развития хозяйства у немецкого населения в Сибири. Его работы были посвящены прежде всего социально-экономическим процессам, ходу колхозного строительства в сибирской немецкой деревне в 1920-1930-х гг. [4]

Только с 1990-х гг. начинается активное изучение различных аспектов истории и этнографии немецкого населения Западной Сибири. Одним из крупных центров по изучению истории, этнографии и культуры российских немцев стал г. Омск.

Интересные результаты по исследованию хозяйства немецкого населения в Западной Сибири представлены в работах П.П. Вибе. Так П.П. Вибе в своих работах по формированию немецкого населения в Западной Сибири уделяет внимание форме владения землей при поселении немцев в различных местах Сибири, затрагивает вопросы успешного становления хозяйства немецких переселенцев [5]. Еще одним направлением в исторических исследованиях по истории немецкого населения в Сибири, является изучение предпринимательства среди немецкого населения Сибири - работа Е.Л. Зашибиной и А.Г. Кисилева о коммерсантах немецкого происхождения в Омском Прииртышье [6], работы И.И. Кротта о предпринимателях в сфере сельского хозяйства [7] .

Большой вклад в изучение всего культурного комплекса немецкого населения Западной Сибири, в том числе и сферы материальной культуры, внесли омские этнографы. В работах Т.Б. Смирновой по этническим процессам приводится краткий обзор хозяйственных занятий, выделяются основные тенденции развития хозяйства у немецкого населения в Западной Сибири [8]. В диссертационном исследовании С.А. Рублевской вопросы хозяйственных занятий затрагиваются в контексте их взаимосвязи с теми или иными календарными обрядами, влиянием хозяйственного комплекса на годовой цикл праздников у немецкого населения Западной Сибири [9]. Т.В. Савранина рассматривая этнический и конфессиональный состав немецкого населения на территории Западносибирской равнины, исследовала культурные комплексы отдельных этнических групп немецкого населения, в том числе и элементы материальной культуры [10] .

В других городах Сибири также ведутся исследования по различным аспектам истории немецкого населения в Сибири. В работе Л.П. Белковец из Новосибирска дается краткий анализ состояния хозяйства у немецкого населения в Западной Сибири к 1920-м гг. [11]. Меннонитам Западной Сибири посвящены работы другого новосибирского ученого А.И. Савина, в том числе деятельности Меннонитского сельскохозяйственного общества в Сибири [12] .

Другим центром по изучению немецкого населения в Сибири является г. Барнаул. Здесь появилась одна из первых обобщающих работ по истории немецкого населения в Сибири - книга В.И. Бруля "Немцы в Западной Сибири" [13]. В данной работе автор приводит значительный объем материала по развитию хозяйства немецкого населения в Западной Сибири в рассматриваемый нами период, но без какого-либо подробного анализа по отдельным отраслям и районам. Из последних барнаульских исследователей следует назвать В.Н. Шайдурова, который занимается изучением социально-экономического развития немецких поселений на Алтае [14] .

Значительные результаты по изучению хозяйства и хозяйственных занятий у немецкого населения Западной Сибири в период с конца XIX - первой трети XX в. имеются также и в зарубежной литературе, прежде всего в работах германских авторов. В Германии первые работы о немецком населении в Сибири, в которых затрагивались также и вопросы хозяйственного развития, появляются уже в начале XX в.

Воспоминания о немецких поселениях Сибири оставили пасторы, в разное время служившие здесь в лютеранских приходах - Отто Брунс [15], Якоб Штах [16], в работах которых указывается география распространения немецких колоний в Сибири, рассказывается о трудностях освоения новых земель. Заметки о посещении в 1920-х гг. немецких поселений Сибири оставил Гельмут Ангер [17] . Несмотря на научный характер поездки и ученое звание автора - доктор наук, книга Г. Ангера носит поверхностный, описательный характер. Тем не менее, в ней содержатся некоторые интересные материалы, отражающие хозяйство немецкого населения Западной Сибири в середине 1920-х гг.

Данные по землепользованию в начале ХХ в. у немцев в России и СССР, в том числе и в Сибири, представлен в работе германского исследователя аграрных отношений Отто фон Аухагена [18] . Автор в данной работе описывает, например, систему землепользования в начале ХХ в. у немецких крестьян-арендаторов в Змеиногорском уезде Томской губернии, указывая основные причины и факторы, оказавшие влияние на ее формирование.

В послевоенные годы в исследованиях германских ученых вопросы изучения хозяйства немецкого населения в Западной Сибири не затрагивались. Практически отсутствуют статьи по истории немецких поселений в Сибири в сборнике Землячества немцев из России "Heimatbuch der Russlanddeutschen". Вопросы развития хозяйства у немецкого населения в Западной Сибири не затрагивались в фундаментальных работах по истории немцев России И. Флейшгауер, А. Айсфельда. Из последних современных германских исторических исследований следует назвать монографию Д. Брандеса и А. Савина [19] , в которой на обширном архивном материале рассматривается влияние различных мероприятий советского государства на жизнь сибирских немцев, в том числе и на состояние и развитие хозяйства: продразверстка, коллективизация, антирелигиозная борьба и т.п.

Еще одним центром по изучению истории немецких (меннонитских) поселений в Сибири за рубежами России является Канада. В работе Г. Фаста [20] освещена история формирования и развития меннонитских поселений в Кулундинской степи, в том числе и условия и способы хозяйствования меннонитов в этом районе. Истории меннонитских поселений под Омском посвящена книга П. Рана [21] , построенная в виде сборника воспоминаний жителей различных селений. В ней приводится довольно подробное описание хозяйственных занятий меннонитов на этой территории.

Таким образом, из приведенного анализа видно, что изучение хозяйства и хозяйственных занятий у немецкого населения проводилось фрагментарно, по отдельным аспектам, определенным районам проживания и группам немецкого населения. Поэтому можно констатировать, что вопросы состояния и развития традиционного хозяйственного комплекса у немецкого населения Западной Сибири в конце XIX - первой трети XX вв. не получили еще своего комплексного и всеохватывающего изучения, не стали предметом системного научного анализа и специального исследования, что позволяет говорить о неразработанности темы традиционного хозяйства немцев Западной Сибири в конце XIX - первой трети XX вв.

Цель работы: реконструировать традиционный хозяйственный комплекс у немецкого населения Западной Сибири в конце XIX - первой трети XX вв.

Задачи работы:

- определить роль земледелия в структуре хозяйства, исследовать формы землевладения и землепользования, систему земледелия и приемы агротехники;

- выяснить значение животноводства в структуре хозяйства, изучить виды содержавшегося в хозяйствах скота и способы его содержания;

- охарактеризовать состояние и уровень развития деятельности по обработке продуктов земледелия и животноводства, других несельскохозяйственных занятий - ткачества, гончарства, слесарного и кузнечного дела и др.;

- выделить особенности в развитии хозяйства у отдельных локальных этнических групп, определить факторы их формирования;

- осуществить типологию традиционного хозяйственного комплекса немецкого населения Западной Сибири конце XIX - первой трети XX вв.

Объект исследования: традиционное хозяйство немецкого сельского населения в Западной Сибири в конце XIX - начале XX вв. При этом хозяйство нами понимается как система материально-практической деятельности определенной группы населения по производству материальных условий жизнидеятельности.

Формирование немецкого населения на изучаемой территории начинается в 1890-х гг. В данном диссертационном исследовании мы не будем специально останавливаться на вопросе этнической структуры российских немцев. Этот вопрос подробно рассмотрен в диссертационных исследованиях Т.Б. Смирновой и Т.В. Савраниной. Отметим лишь, что среди основных компонентов этнического состава немецкого населения на изучаемой территории были представлены такие группы как поволжские, волынские немцы, меннониты и украинские немцы, католики и лютеране.

Предметом диссертационного исследования является традиционный хозяйственный комплекс, являющийся основой хозяйства как системы материально-практической деятельности определенной группы населения. При этом под хозяйственным комплексом понимается цикл занятий, составляющих способ материального обеспечения коллектива людей в определенных природно-географических и исторических условиях. Компонентами структуры хозяйственного комплекса являются виды (отрасли) и приемы хозяйственных занятий [22] .

Хронологические рамки работы, конец XIX - первая треть XX вв., охватывают период с момента появления первых поселений немецких переселенцев в Западной Сибири в начале 1890-х гг., вплоть до начала массовой коллективизации в конце 1920-х - начале 1930-х гг., когда был разрушен сложившийся традиционный комплекс хозяйства у немецкого населения Западной Сибири.

Географические рамки исследования ограничены местами компактного проживания немецкого населения в Западной Сибири в рассматриваемый период. По административно-территориальному делению на начало XX в. это территории Тобольской губернии - Тарский и Тюкалинский уезды, Акмолинской области - Омский уезд, Томской губернии - Каинский, Барнаульский, Змеиногорский уезды. В природно-географическом делении это юг лесной зоны, лесостепная и степная зоны Западной Сибири.

Методологической основой диссертации являются концепции и подходы, связанные с реконструкцией культурных комплексов. Продуктивными для осуществления типологии хозяйственного комплекса явились также положения разработанной в отечественной этнографической науке теории хозяйственно-культурных типов. Важную методологическую ценность для нашего исследования представляли подходы, разрабатываемые в этноэкологических исследованиях [23]. В качестве методологической посылки, позволившей объединить и придать целостность исследованию, явились положения системного подхода [24] .

Методика исследования базируется на двух типах методов, традиционных для этнографического исследования: полевых - для сбора источников, исследовательского материала, и кабинетных - для обработки собранных материалов. В качестве основных методов сбора материала для исследования применялись метод интервьюирования (опроса), непосредственного наблюдения и фиксации материальных объектов.

В качестве основного метода для обработки используемых источников в данном исследовании применяется метод конкретно-исторического анализа. При сопоставлении элементов хозяйства у разных этнических групп применяется сравнительный метод. Широко используется метод заключения по аналогии, опирающийся прежде всего на сходные признаки сопоставимых фактов, что позволяет переносить признаки с одного из изучаемых объектов на другой. Для выделения вариантов традиционного хозяйственного комплекса у изучаемого населения на основе данных по состоянию и развитию хозяйства отдельных локальных групп применялся метод типологии. При этом целью проводимой типологии является выявление специфики различных форм хозяйственной деятельности и определение характера их соподчинения. Основываясь на уже имеющемся опыте системного анализа хозяйства [25] , изучение хозяйства, как любой сложноподчиненной системы, проводится нами в трех плоскостях исследования: предметной - определение компонентного состава структуры, функциональной - исследование механизма внутренней деятельности системы, исторической - изучение ее генезиса.

Источники, которые использовались при написании данной работы, можно разделить на четыре группы.

Первая группа источников - этнографические полевые материалы. Данные материалы собраны в ходе полевых исследований историко-этнографических экспедиций Омского государственного университета (хранятся в архиве Музея археологии и этнографии Омского государственного университета - Ф. 1. "Этнография"), Немецкого культурного общества "Согласие" (г. Омск) и Азовского районного историко-краеведческого музея (хранятся в архивном фонде Азовского музея). Сбор полевого материала проводился в районах компактного проживания немецкого населения Алтайского края, Новосибирской и Омской областей в ходе непосредственного общения с информаторами по специальной программе, охватывающей широкий круг вопросов по традиционному хозяйству немцев Западной Сибири в конце XIX - первой трети XX вв.: способы обработки земли, возделывания выращиваемых культур, орудия труда, способы содержания скота, несельскохозяйственные занятия и др.

Вторая группа источников - материалы местных и центральных архивов, в документах которых отразились как количественные, так и качественные показатели развития хозяйства немецких крестьян в Западной Сибири в рассматриваемый период. Это прежде всего материалы Российского государственного исторического архива - фонды 391, 1273, Государственных архивов Новосибирской - 146, П-2, и Омской областей 67, Р-33, Тобольского филиала Государственного архива Тюменской области - 588, и Центра документации новейшей истории Омской области - фонд 7.

Следующая группа источников, содержащая важную информацию по развитию хозяйства немцев в Западной Сибири, включает в себя различные опубликованные материалы конца XIX - начала XX вв., в том числе работы исследователей по развитию переселенческого хозяйства в Сибири - А. Морозова, В. Юферева, В.Я. Нагнибеда, материалы справочника "Земли для коневодства и скотоводства в Азиатской России", вышедшего в 1913 г. в Санкт-Петербурге. Являясь первыми опубликованными работами, отражавшими процесс становления и развития немецкого крестьянского хозяйства в Сибири, они содержат и описания хозяйственных занятий, условий, приемов хозяйствования немцев в Западной Сибири зафиксированные непосредственно современниками. Эти материалы также использовались нами в данной работе, и бесспорно, могут рассматриваться в качестве источниковой базы.

Дополнительным источником в нашей работе выступали статистические данные. Дополнительный характер этого вида источников определялся, прежде всего, поставленными целью и задачами нашего исследования. Материалы различных статистических обследований переселенческого хозяйства немецкого населения привлекались нами для отображения роли и места того или иного вида хозяйственной деятельности, отдельных выращиваемых сельскохозяйственных культур, пород скота и т.п. Это материалы статистических обследований переселенческого хозяйства в начале ХХ в. в Акмолинской области, Тобольской и Томской губерний, материалы сельскохозяйственных переписей 1916-1917 и 1920 гг.

Каждая группа источников отражает тот или иной аспект развития хозяйства у немцев Западной Сибири в рассматриваемый период. Только комплексный анализ названных источников, с привлечением данных по истории и этнографии российских немцев, позволяет более полно реконструировать хозяйственный комплекс, который сформировался у немцев Западной Сибири в рассматриваемый период.

Научная новизна работы. В диссертации впервые в полном объеме реконструирован традиционный хозяйственный комплекс, сложившийся у немецкого переселенческого населения в Западной Сибири в конце XIX - первой трети XX вв., характеризуются основные хозяйственные занятия - земледелие, животноводство, обработка продуктов сельского хозяйства и другие хозяйственные занятия, выделяются особенности в развитии хозяйства у отдельных локальных этнических групп, на основании чего выделены варианты хозяйственного комплекса у немецкого населения данного региона в рассматриваемый период. Впервые вводятся в научный оборот новые архивные материалы.

Практическая значимость. Результаты данной работы могут быть использованы при дальнейших исследованиях традиционного хозяйства немецкого населения в России, например, при изучении истории российских немцев, исследовании процессов адаптации хозяйственно-культурного комплекса немецких колонистов в ходе периодических миграций, в трудах по истории и этнографии народов Сибири. Также материалы работы могут быть использованы при написании различных учебных пособий и разработке курса лекций по истории и культуре немцев Сибири, в деятельности национально-культурных центров.

Апробация результатов исследования. Основные результаты и положения работы отражены в 16 научных публикациях. Отдельные аспекты диссертационного исследования апробированы на 8 научных конференциях в России (4 международных и 4 всероссийских) и Международном семинаре стипендиатов Фонда им. Г. Белля в Берлине.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, списка информаторов, приложений, содержащих карту основных мест расселения немцев в Западной Сибири, таблицы по развитию хозяйства, иллюстрации.

Во введении обоснована актуальность исследования, научная новизна и практическая значимость темы диссертации, дается историографический обзор, определены цель и задачи исследования, охарактеризованы методологическая основа работы и источниковедческая база.

Первая глава - "Земледелие" - состоит из двух разделов.
В первом разделе рассматриваются земельные отношения - характер владения землей и система землепользования в немецких поселениях Западной Сибири.

Большинство немецких крестьян, переселяющихся в Сибирь, селилось именно на казенных землях. Водворяясь на общих основаниях на земли Переселенческого управления, как и переселенцы других национальностей, немцы на основании Степного Положения получали надел из расчета 15 дес. на каждую душу мужского пола независимо от возраста. Переселенцы владели своими участками "на праве постоянного пользования и были лишены права свободного распоряжения землей. 

Немцы также селились на арендованных и купленных землях.  Значительное количество немцев селилось в Омском уезде на арендуемых у Войскового Хозяйственного Правления Сибирского Казачьего войска земельных участках. В каждом конкретном случае, участки арендовались на специально оговаривающихся условиях. Помимо казачьих земель, немецкие переселенцы арендовали земельные участки под специализированные хозяйства у государства вТюкалинском уезде. Кроме возможности получения душевого надела и аренды земельного участка, некоторые немецкие переселенцы покупали у частных лиц землю в личную собственность. В основном, это были меннониты, имевшие достаточное количество свободных средств, пользовавшиеся тем, что в Сибири земля была значительно дешевле, чем в Европейской России.

Получаемый или приобретаемый переселенцем земельный участок включал в себя землю, отводимую под усадьбу, пашню, выгон, покосы, а также мог содержать неудобные земли, лес, болота и т.п. Распределение этих угодий на отводимом участке определялось системой землепользования.

Немецкие крестьяне - переселенцы из Поволжья принесли с собой нетрадиционную для других этнических групп российских немцев передельную общинную систему землепользования (Umteilungsystem). В поволжско-немецких селениях пашенные угодья обычно разбивались на несколько частей, в зависимости от качества почвы, расстояния от поселка, удобства охраны от потрав. Полосы распределялись по жребию, периодически подвергаясь переделу. Помимо пашенных угодий одна десятина из душевого надела отводилась под усадьбу, остальная надельная земля находилась под выгоном для скота, покосами, лесом, использование которых также регулировалось общиной. Общинная система землепользования сохранялась у поволжских немцев отчасти и после Октябрьской революции.

Являясь приверженцами хуторского типа поселения, волынские немцы и  в Сибири селились хуторами. В первом ареале расселения волынских немцев в Сибири - Тарских урманах, возможность хуторского поселения облегчалась также тем, что этот район в конце XIX в. являлся районом "вольной колонизации". У волынских немцев в пользовании всего общества переселенческого поселка оставалась только некоторая часть леса и неудобных земель, остальные угодья разбивались на сплошные подворные участки по количеству мужских душ в каждом отдельном дворе. В большинстве волынско-немецких поселков отдельные хозяйства устраивались так называемыми "мызами", и представляли собой группы отдельных дворов и хуторов, в которых вокруг усадьбы располагались все угодья.

Еще одна этническая группа немцев Сибири - меннониты, традиционно являлись приверженцами подворной системы землепользования. При переселении в Сибирь на земли Переселенческого управления в Томской губернии меннониты стремились, чтобы им отводили участок земли отдельно на каждую семью, независимо от ее состава. На двор в меннонитских селениях здесь приходилось приблизительно по 50 дес. земли. Пахотные угодья у каждого домохозяина находились в целях уравнения качества земли в двух или трех кусках. Этот факт, однако, сближал систему землепользования меннонитов с общинной формой.

В меннонитских хозяйствах в районе г. Омска распределение угодий на участке определялось либо условиями арендного договора, либо личными потребностями и желаниями владельца земли. Также арендодатель мог в одностороннем порядке расторгнуть договор аренды, потребовать от арендатора освободить участок. Только приобретение меннонитами земли в частную собственность давало полное право распоряжаться земельным наделом. При этом распределение земельных угодий зависело от структуры самого участка, желания и возможностей его владельца.  

Второй раздел посвящен системе земледелия и агротехнике немецких крестьян.
Целину ("wiese", "wess") в немецких селениях Западной Сибири обычно пахали весной, когда земля начинала просыхать, но еще не совсем высохла от талой воды, обычно в первой половине апреля. Пахали целину немцы одно-, чаще двухлемешными плугами, в которые впрягали для пахоты новины по 4-6 лошадей. Для вспашки уже ранее паханой земли - пашни ("pfluchland", "lond", "ager") в плуг запрягали три лошади.  После пахоты производили боронование тяжелой (железной) и широкой бороной. Бороновали обычно в 1-2 следа, редко больше.

В Тарских урманах было мало открытых пространств, пригодных для земледелия. Поэтому проживавшие здесь волынские немцы, также как и в местах своего выхода - в Северо-Западной Украине, вынуждены были заниматься корчеванием леса под пашню. Лучшие из поваленных деревьев свозились на двор, оставшиеся после просушки сжигались. Сжигая деревья, переселенцы удобряли оставшейся золой землю. Иногда могли ограничиться выкорчевкой только мелкой поросли, более крупные деревья оставались на корню, но их "подсачивали" - снимали кольцо коры у корня, и корчевали уже через 2-3 года. Расчистка леса  начиналась весной, после завершения полевых работ и продолжалась до начала июля. В начале июня "новочист" распахивался и оставался лежать в пластах до осени. Для обработки пашни и поднятия целины волынские немцы в урманах использовали однолемешные железные плуги на 1-2 лошади.

Подготовка пашни к севу весной начиналась в конце апреля. Сев в степных районах Сибири старались провести до конца апреля к началу мая. Первоначально сеяли в ручную. После сева производили боронование легкой бороной, чтобы прикрыть семена. Со временем, немцы приобретали сеялки. При посеве в зависимости от рода пашни использовались различные виды сеялок. Для возделывания целины применялись разбросные сеялки с запашниками, или дисковые бороны-сеялки. Во время посева по жнивью применялся "Буккер" - пяти-шести лемешной плуг с прикрепленным к нему ящиком с семенами и запашниами. На поле, отдохнувшем предыдущий год под черным паром, использовали обыкновенные рядовые сеялки.

Сев озимых в лесной и лесостепной зоне проводился в середине августа. Подъем "нови" у волынских немцев в таежных урманах производился в начале июня, после чего, вспаханная площадь оставалась лежать в пластах до конца июля, начала августа, когда ее проборанивали. После этого, недели через две, в середине августа производился вручную сев озимых, семена заделывались бороной.

Основной полевой культурой в большинстве немецких селениях в Западной Сибири была пшеница ("waiz", "weizen", "woza"). Среди сортов пшеницы, привезенных в Сибирь немецкими переселенцами, были распространены "кубанка", "белотурка", "черноколоска". По большинству отзывов, лучше всего соответствовала сибирским условиям пшеница сорта "белотурка".

Второй по значимости и величине доли в посевах у немецкого населения Сибири значился овес ("haver", "hafer", "hafa"). Овес обычно занимал стабильную, довольно значительную долю - около 1/5-1/7 части посевов. При скудности сибирских степей солома и особенно зерно овса были ценным дополнением в кормлении скотины зимой. Следующей по значению зерновой культурой для немцев в Сибири являлся ячмень ("kerscht", "gersten"). Использовался в основном в пищу для приготовления каш. Кроме того, немцы готовили из него традиционные напитки - кофе ("pripst") и пиво.

Посевы всех остальных культур составляли незначительную часть от всех посевов на пашне - менее 1% по отдельным культурам. На соотношение разных видов возделываемых на пашне культур значительное влияние оказывала зона проживания, климатические условия конкретного года, некоторые другие факторы. У волынских немцев в Тарских урманах преобладающей культурой была озимая рожь. В восточной части Тюкалинского уезда в волынско-немецких и меннонитских хозяйствах также преобладала озимая рожь. В яровом клине обычно сеяли овес, ячмень, лен, просо. Пшеницу сеяли редко, так как она не успевала вызревать.

Важное место у немцев в Сибири занимал огород ("gemiesegarten") и выращиваемые на нем культуры. Если в результате позднего переселения весной переселенцы не успевали произвести вспашку земли и сев зерновых, в любом случае производились огородные посадки. При этом немцы высевали редкие и экзотические для Сибири и местного (казачьего и казахского) населения виды овощей - арбузы, дыни, помидоры, фасоль.

Основной культурой, под которую отводилась большая часть огорода, был картофель ("kartovel", "itschike"). Также картофель могли высаживать в поле на пашне. Картофель немцы обычно высаживали "под плуг". Осенью картофель выкапывали с помощью лопаты. Из других овощей  выращивались капуста, огурцы ("gurken", "gumerne"), лук, чеснок, морковь, свекла сахарная и кормовая, помидоры ("tomaten", "pomeranzen", "bokloshanen") капуста ("krautkopp", "koul"). В немецких селениях Западной Сибири довольно широкое развитие имело садоводство.

Перед переселением в Сибирь немцы в европейской части России придерживались 3-хпольной системы севооборота. В Сибири они также старались первое время придерживаться подобной системы. Основным способом увеличения запашки в Сибири в первые годы после переселения немцев в Сибирь являлось поднятие целины. Но целинная земля в Сибири, как в Омском уезде Акмолинской области, так и в Кулундинской степи Томской губернии, была довольно тяжелой для первичной обработки. Поднятие большого участка целины требовало больших физических и, главное, временных затрат. Поэтому, чтобы не упустить сроки сева старались сеять уже на паханой земле, с каждым годом возделывая небольшой участок новины, чтобы не терять драгоценные силы и время в период короткой весны.  С определенного целинного участка могли снимать подряд 6-7 урожаев, после чего участок оставлялся в залежь на неопределенное время.

Основной культурой при залежно-переложном севообороте, которую несколько лет подряд могли сеять сразу после поднятия целины, на участке всегда была пшеница. После 3-4-х лет возделывания пшеницы на участке могли посадить картофель или подсолнечник. Это было направлено, прежде всего, для борьбы с сорняками. У немцев было принято пропалывать любые посевы, в том числе и пшеницу. Этим занимались дети и подростки под присмотром пожилых людей. Когда возделывался подсолнечник или картофель, земля очищалась лучше. Все это позволяло несколько повысить уровень плодородия на определенном участке и получить еще 2-3 урожая других, менее ценных зерновых культур - овса, ячменя, проса.

В меннонитских поселениях первое время возделывали землю также без всякой определенной системы. После того, как размер распаханной под пашню земли соответствовал силе того или иного хозяйства, крестьяне добавляли паровой клин.

Состав такого севооборота был следующим - первые два года возделывалась пшеница, на третий год - ячмень или овес, на 4-й год - черный пар. Все лето на паровом поле пасся скот, а перед самой уборкой урожая паровое поле перепахивалось, чтобы уничтожить спорные растения.

Волынские немцы, поселившиеся в Тюкалинском уезде Тобольской губернии, придерживались трехпольного севооборота в его типичной форме, с наличием ярового, озимого клина и пара. Наличие большого количества березовых колков при ведении хуторского хозяйства способствовало успешному снегозадержанию, позволяло волынским немцам в этой местности иметь стабильные урожаи озимых. Для защиты посевов озимой ржи в октябре-ноябре, когда "земля уже застыла, а снега еще нет", на озимое поле также выгоняли овец, которые обгладывали ростки ржи и утаптывали корни в землю, спасая молодую поросль от вымерзания.

Бедность почв в Тарском уезде заставляла волынско-немецких переселенцев с первых лет поднятия новых земель прибегать к удобрению их навозом. Навоз вывозился обыкновенно во второй половине июня на участки, оставленные под пар, разбрасывался и сразу же запахивался.

Уборочная страда начиналась с уборки сена. Сенокос, как в Омском уезде, так и в Кулундинской степи, немцы начинали в первой половине и заканчивали в середине июля. Сено косили первое время только косами  ("sense"). По мере развития хозяйства немецкие крестьяне начинают приобретать машины для сенокошения - сенокосилки, конные грабли. Трудные места, где не могла пройти косилка, косили косой. У меннонитов встречалась коса с прикрепленными сбоку граблями.

Уборка урожая зерновых начиналась с начала августа и могла длиться до глубокой осени. Если была угроза заморозков, скашивали менее зрелые культуры, т.к. они более всего были подвержены опасности подмерзнуть. При уборке зерновых немцы использовали различные уборочные машины. В основном использовались лобогрейки и самосброски. Скошенный хлеб собирали в копны, потом везли на бричках домой на двор.

Молотьбу устраивали как на усадьбе, так и в поле, для чего устраивался ток ("dill"). В первое время в качестве молотильного инструмента использовались лошади: молотьба происходила при помощи копыт. Немецкие крестьяне использовали специальные молотильные камни ("dreschstein"), с помощью которых молотили зерновые. С развитием хозяйства приобретались также механические молотилки на конном приводе и паровые. Молотилки зачастую приобретались в складчину несколькими хозяевами.

После обмолота зерно провеивали, очищая от шелухи, сорного зерна, различного мусора. Для провеивания могли использовать специальную деревянную лопату с широким основанием - "worfschaufel". Также использовались специальные приспособления для провеивания, самодельные и заводского производства веялки: простые веялки ("worfmaschin", "fuchtel") и зерноочистительные веялки-сотировки ("putzmiehl"), представлявшие собой систему из нескольких решет.

Вторая глава - "Животноводство" - состоит из двух разделов.  В первом разделе рассматриваются виды и породы скота и племенная работа, проводимая в немецких селах Сибири.

В численном соотношении в животном стаде немецкого населения Сибири преобладал крупный рогатый скот. Большинство немецких семей приезжало в Сибирь без всякого скота, продав его при переезде. Для обеспечения своего хозяйства мясомолочными продуктами меннониты приобретали местный скот киргизкой породы.  В Омском уезде и в местностях севернее г. Омска, была распространена также сибирская порода крупного рогатого скота. Сибирская (крестьянская) корова являлась молочной породой. Однако местные породы для немецких крестьян, владевших в Европейской России породистым высокопродуктивным скотом с большей молочностью, являлись не совсем неудовлетворительными. Так, оценивая рост, окраску, внешние формы местного скота, например, меннониты отмечали, что он "некрасив", мало продуктивен. Поэтому в своих хозяйствах немцы, прежде всего, меннониты пытались улучшить местные породы, применив испытанный уже раньше в местах своего выхода метод поглощения производителями красно-немецкой породы серых степных коров. В первой половине 1920-х гг. по инициативе Меннобщества, приобретались быки-производители, организовывались контрольные союзы, фиксирующие надои и привесы коров красно-немецкой породы, была заведена племенная книга красного немецкого скота.

Важное значение в хозяйстве немецких крестьян имел рабочий скот - лошади. Как отмечали современники, для немцев, ощутимей была необходимость иметь в хозяйстве лошадей, количеством не менее 2 голов: немцы ездили на фурах, запряженных парой в дышло, при работе в поле впрягали по три лошади в плуг и одну в борону. В первое время после переселения немцы приобретали лошадей местной - "киргизской" породы. Эта лошадь была довольно крупной, по своему типу - верховая лошадь "горячего" типа, мало подходившая для тяжелого земледельческого труда. Так, в 1897 г. в немецких поселках Омского уезда отмечался большой падеж среди лошадей, который объяснялся тем, что немецкие переселенцы еще не привыкли к рабочим качествам киргизской лошади. Эта кочевая порода не выдерживала больших нагрузок земледельческого труда и требовала определенной "выстойки".

В меннонитских колониях большое внимание в развитии животноводства уделялось со стороны сельской общины. Так, община принимала решение о покупке породистых жеребцов и быков, которых позже использовали как общественных производителей. Меннониты в Кулундинской степи старались приобретать также улучшенные породы лошадей - чистых рысаков, либо метисов местных пород с примесью орловских рысаков.

Следующим по важности видом животных, содержавшихся в хозяйстве немецких крестьян в Сибири, являлись овцы ("schaf"). Овцы держались, прежде всего, для получения шерсти для пряжи для изготовления вязаных вещей и для валенок, а также шкур для выделки для тулупов и на мясо. Большое распространение занятие овцеводством имело среди немцев, выходцев из Причерноморья.

В хозяйствах немцев в Западной Сибири также держали свиней ("sav", "schwein", "swine"). Эти вид животных содержались в меньшем количестве, чем крупный рогатый скот и лошади. Например, в Тарских урманах это было связано, прежде всего, с трудными условиями содержания - отсутствием достаточного количества корма (зерновых отходов, овощей).

Еще одним видом животных, которые содержались в хозяйствах немецких крестьян, прежде всего у поволжских немцев в Омском уезде, являлись верблюды. В первое время бедные семьи, не имеющие достаточного количества денежных средств для приобретения рабочей лошади, покупали верблюдов и использовали их для различных работ, например, при пахоте.

Немецкое население в Западной Сибири практически не держало коз. Иногда держали в хозяйствах кроликов ("stahlhase" ). Мало держали в немецких хозяйствах птицу. В основном разводили кур для получения яиц. Меньше держали гусей и уток.
Во втором разделе рассматривается способ содержания скота у немецкого населения в Западной Сибири, который в рассматриваемый период был  пастбищно-стойловым. Летнее содержание - выпас скота на пастбищах начинался еще ранней весной - во второй половине апреля, как сходил снег, и земля в степи немного просыхала. В силу скудости травяной растительности первое время скот обязательно подкармливался сеном, или соломой. Как отмечал А.П. Соколов, немцы были практически единственным исключением среди местного населения лесостепной и степной зоны Западной Сибири, кто подкармливал дома скотину в начале и конце пастбищного периода. Заканчивался выпас на пастбище с появлением снега: в районе г. Омска во второй половине октября, в Кулунде - ближе к ноябрю. Таким образом, пастбищное содержание скота у немцев в Западной Сибири длилась около 6 месяцев в году.

Для пастьбы стада сельское общество определенного хутора или поселка нанимало пастуха. Общее собрание хозяев селения определяло цену с головы скота того или иного вида, которую хозяева платили за весь период выпаса. В меннонитских колониях в общине был обычно специально назначенный человек, так называемый, пастуший староста ("hirtenschulz"), который от лица сельского схода нанимал пастуха, следил за его работой, рассчитывал плату за выпас с жителей деревни, собирал деньги и рассчитывался с пастухом.

Пастухами в немецкие деревни нанимались обычно русские или казахи. Сами немцы пасти скот нанимались очень редко, в основном только самые бедные. Бытовало мнение, что "у немцев нет терпения к скотине: немец идет впереди стада и практически не следит, что делается у него за спиной, а русский идет, наоборот, позади стада". У волынских немцев в Тарских отмечались способы пастбищного выпаса скота без пастуха, на специально огороженном пространстве - поскотине ("viechhocken"). В Тюкалинском уезде скот у волынских немцев пасся на собственном участке отдельного хозяина. Коров обычно пасли отдельно от овец. При наличии на пашне волынско-немецкого крестьянина озимого клина, если осенью долго не выпадал снег, по озимому полю могли прогнать стадо овец, чтобы овцы обглодали ростки озимых и утоптали корни в землю. Это должно было уберечь молодую поросль от промерзания на поверхности почвы.

Лошадей летом практически не пасли на пастбище, так как они всегда были заняты работой. Если в селе не было поскотины, на краю села обычно строился загон для лошадей ("pferdhoсk", "pejat"), куда их ночью отпускали для отдыха.

В отдельных селениях, овец и коров пасли раздельно. Было два стада, с двумя разными пастухами. Если было два отдельных стада в селе - коровье и овечье, то по тому или иному участку пастбища сначала прогоняли коров, потом овец. Также овец могли не пригонять летом домой на ночь, все лето пасти на пастбище.

Осенью, с началом холодов и установлением снежного покрова скот переводился полностью на стойловое содержание. Стойловое содержание крупного рогатого скота в немецких поселениях Западной Сибири начиналось в конце октября - начале ноября. Хозяйственные постройки у меннонитов строились в одну линию с жилым домом, под одной крышей и со сквозным проходом, благодаря чему  "зимой в буран или осенью в слякоть немецкие крестьяне, благодаря такому расположению двора, могут обслуживать свой скот, не выходя сами на улицу". Волынские немцы в Тарском уезде для содержания скота с первых лет заводили теплые рубленые сараи ("schein"). Подобный сарай объединялся обычно с жилым домом и другими хозяйственными постройками в один крытый двор так, что в плане получалась буква "П".  Сарай для скотины ("stahl") у поволжских немцев строился отдельно, в стороне от дома, из саманного кирпича, внутри оббивался досками.

Для овец сооружался отдельный холодный сарай, который сбивался из одних досок, либо навес из плетеных прутьев, обмазанных глиной - "schafstahl". В таком холодном сарае во время зимы у овец лучше росла шерсть.

При описании хозяйственных построек у немцев всегда отмечалось, что помещения для скота у них зимой теплые, "в которых при закрытых дверях вода не замерзает", широкие и достаточно светлые. Подобное устройство позволяло держать в период отела стельных коров и новорожденных телят непосредственно на скотном дворе в особых помещениях - телятниках. В помещениях, где содержался скот, имелись потолок и пол, оборудованные деревянные стойла.

Основными кормами для скота были сено, овес, в меньшей степени продукты переработки зерновых культур - солома, полова после молотьбы и провеивания, отруби, мучная пыль после помола зерна. Некоторые хозяева для корма скоту выращивали корнеплоды - кормовую свеклу. Лошадей кормили в основном сеном и овсом, так как лошади являлись рабочим скотом, от них регулярно требовалась высокая отдача физической силы. В Кулундинской степи, бедной сенокосными угодьями, скот часто кормили зимой  соломой. Также заготавливали бурьян (сено с залежных участков пашни), которым кормили лошадей. Здесь в системе питания крупного рогатого скота преобладала солома, давалось также в меньшей степени сено, а также различные отходы от молотьбы и помола зерна. В меннонитских селениях Омского уезда коровы  регулярно получали отруби, корнеплоды - кормовую свеклу, картофель, давалась также соль. Свиней кормили дробленым зерном, картошкой, свеклой, тыквой, запаривая с добавлением зерноотходов.

Отел коров происходил обычно с конца января до апреля. После отела теленка от коровы отнимали, чтобы корова оправилась. Телят выпаивали отдельно от коровы. Обычно теленку давали в течение 4 недель цельное молоко ("frische milich") . Потом давали 1 литр цельного и 1 литр обрата ("geleiderte milich") с добавлением дробленого зерна ("verschlatene fliecht"), либо хлеба. В зависимости от экономического состояния хозяйства и количества коров, выпойка телят цельным молоком была более продолжительной - до 2-х месяцев выпаивали цельным молоком, потом переводили на обрат, которым выпаивали в течение целого лета с добавлением отрубей или муки. В бедных хозяйствах, телят после отела могли забирать в жилой дом, где и держали в переднем углу.

Овец стригли обычно два раза - весной и осенью. Весной стригли во второй половине мая, после окончания посевной. Осенняя шерсть у овец была короткой, поэтому ее использовали для изготовления валенок. В Кулундинской степи овечью шерсть стригли также обычно весной, иногда осенью. Грубошерстных овец стригли только весной, тонкорунных - два раза в год. Шкуру грубошерстных овец осенью после забоя использовали в качестве сырья для изготовления овчин.

Третья глава - "Обработка продуктов сельского хозяйства, другие хозяйственные занятия". Деятельность по обработке продуктов сельского хозяйства, промыслы и кустарная промышленность имели важное значение в конце XIX в. для немецкого населения в Европейской России. 

На Украине в крупных меннонитских колониях "городского" типа, создавались и действовали целые фабрики по производству сельскохозяйственной техники. На Волге в немецких колониях получило широкое развитие ткацкое производство - производство хлопчатобумажной ткани "сарпинка",  носившее характер рассеянной мануфактуры.

В Западной Сибири несельскохозяйственная деятельность у немецких крестьяне не получила такого широкого развития и не приняла промышленный характер, как в Европейской России. Меннонитские исследователи отмечали, что в отличие от Украины,  меннониты в Западной Сибири не занимались широко промышленным производством - большинство немецких крестьян были сами для себя "собственными ремесленниками".

Почти в каждой крупной немецкой деревне имелись свои кузницы ("schmieden"), а также столярные мастерские ("tischlerei" ), которые служили для ремонта сельскохозяйственной техники. После революции, когда прекратились поставки запасных частей для агрегатов из Европейской России, кузнецы также занимались не только заменой, но и изготовлением недостающих деталей, целых агрегатов.
Широкое развитие получило у немцев мукомольное производство. Практически в каждой немецкой деревне имелась зернодробилка ("schrottmihl" ) для производства дробленого зерна. Для помола зерна возводились ветровые и паровые мельницы. В Омском уезде большое количество паровых мельниц принадлежало меннонитам.
В немецких колониях Сибири развивалась переработка и других продуктов сельского хозяйства, например, производство растительного и сливочного масла.  При этом обеспеченность оборудованием для переработки молока - сепараторами и маслобойками, у немецких крестьян в Западной Сибири была довольно высокой, особенно у меннонитов.

Среди немецкого населения в Сибири определенное развитие имели отходнические промыслы, особенно в период становления крестьянских хозяйств, как источник поступления денежных средств. Например, среди поволжских немцев в Александровской волости Омского уезда, где в 1900-01 гг. из 2 393 жителей волости 442 человека занимались различными видами промысловой деятельности - сельскохозяйственные работы, работа по найму, прислуга и т.п.

В Омском уезде среди немецкого населения промыслы, связанные с производством для сбыта той или иной продукции, не имели широкого развития. Ярким примером влияния рынка на развитие промыслов у немцев в Западной Сибири является развитие ткацкого промысла. Среди поволжских немцев, как в районе г. Омска, так и в Кулундинской степи имелись мастера-ткачи, на Волге занимавшиеся изготовлением сарпинки. В Сибири, из-за отсутствия фабричной пряжи для переработки и, главное, из-за отсутствия спроса на изделия их промысла при наличии фабричных товаров, ткачи занимались земледелием. С установлением Советской власти, местные органы кооперации  в 1920-е гг. пытались возродить ткацкий промысел среди немцев, выходцев из Поволжья. В условиях жесткой продразверстки любые призывы большевистских органов власти к увеличению производства в той или иной сфере в немецкой деревне расценивались как попытки подготовок дальнейших экспроприаций. Ткацкий промысел, так и не получил своего развития у немцев в Западной Сибири.

Кожаные изделия - сбрую, хомуты и т. п., немцам сначала продавали казахи. Иногда к казахам в помощники шли немцы, которые учились выделке кож. Со временем появлялись свои мастера кожевенного дела. Для обработки кожу квасили, сушили и отбивали на специальном барабане.

Широко было распространено изготовление немецкой традиционной обуви. Пошивом шлёр обычно занимался определенный человек ("schuhster", "schosta"). В некоторых деревнях имелись пимокаты, умевшие катать валенки.

У волынских немцев, проживавших в Тарском уезде Тобольской губернии получили развитие лесные промыслы - охота, собирательство продуктов леса, переработка древесины. Промысловая охота велась зимой, в основном на пушных зверей, а также на лося, птицу. Охота проводилась при помощи огнестрельного оружия, различных ловушек - петель на зайца, ловушек в виде срубов на столбах, куда укладывались снопы зерновых - для птицы. Летом занимались собирательством плодов таежного леса - кедровых орехов, ягод и грибов. Продукты лесного собирательства и охоты сбывались на рынке в уездном и волостном центрах.

У немцев в Кулундинской степи, проживающих возле соленых озер был распространен соляной промысел по добыче поваренной соли. Сбором соли занимались в основном только для собственного потребления. Везти соль на продажу куда-то далеко было накладно, тем более что по Алтаю подобных соленых озер было много.

Четвертая глава - "Типология традиционного хозяйства" - состоит из двух разделов. В первом разделе - проводится анализ выявленных в ходе исследования различий развития хозяйства у различных локальных групп немецкого населения. Наиболее ярко различия в хозяйственном комплексе немецкого населения в Западной Сибири в рассматриваемый период отмечаются в поземельных отношениях, прежде всего в землепользовании. Так, для поволжских немцев была характерна общинная система землепользования (Mir-Verfassung), для волынских немцев - хуторская, меннонитов - подворно-отрубная. Отличие в системах землепользования определялись традициями, господствующими в местах выхода переселенцев в европейской  части России.

Различия в системе землепользования, зачастую, могли поддерживаться и природно-географическими особенностями хозяйствования после переселения в Сибирь. Например, при общинной системе землепользования объединением всей пашни в одно место поволжские немцы в Змеиногорском уезде соответственно отграничивали пастбище для скота (Viehweide). Связанные участки пашни позволяли также лучше защититься от сорняков.

Различия в системе землепользования оказывали влияние на состояние животноводства. При хуторском и отрубном землепользовании у украинских немцев скот мог пастись каждым хозяином самостоятельно по территории своего надела. У волынских немцев в Тарском уезде скот по огороженной территории надела мог также пастись и без присмотра пастуха. В селениях с общинным землепользованием скот пасся в общем стаде под присмотром пастуха.

У представителей разных локальных групп немецкого населения различалась стратегия становления и развития собственного хозяйства в первые годы после переселения в Сибирь. В первые годы после переселения с Украины в Сибирь, меннониты вынуждены были перестраивать свой уклад хозяйствования. В первое время после переселения в Сибирь, для меннонитов было большой неожиданностью, что здесь нет сложившегося рынка зерна, отсутствует постоянный спрос на пшеницу. Для того, чтобы обеспечить финансовую состоятельность своего хозяйства в первые годы после переселения, меннониты развивали производство и продажу сливочного масла. Позже, уже в 1920-е гг. одним из важнейших направлений работы Омского отделения Менносоюза являлась как раз деятельность по развитию маслоделия в меннонитских колониях. С началом русско-японской войны в 1905 г. вырос спрос на продовольствие, поднялись цены на пшеницу, но по-прежнему у меннонитов оставалась высокой доля молочного скотоводства и маслоделия.

Для животноводства поволжских немцев, например в Сосновском районе Омского уезда, была характерна мясная направленность скотоводства. В отличие от меннонитов, поволжские немцы в первые годы после переселения в неурожайные годы, поддерживали стабильность своего хозяйства, прежде всего, за счет огородных культур. Так, например, в 1895 г. немецкие поселения Александровской волости постиг неурожай, когда из-за ранних заморозков полностью вымерзли озимые культуры. Как отмечали современники, немецких крестьян в этой ситуации "спас картофель, который каждая семья выращивала на приусадебном участке".

Особенный путь становления и развития хозяйства можно наблюдать у волынско-немецких переселенцев в Тарском уезде Тобольской губернии. Данный район располагался в лесной зоне Западной Сибири. Климат - континентальный, характерны резкие холода зимой и сильная жара летом, высокие колебания среднегодовой температуры, а также температуры дня и ночи. Оказывали значительное влияние на ведение хозяйства и природно-географические условия. Этот район имел равнинный характер с отлогими увалами, что наряду с обилием лесов, задерживающих влагу являлось причиной образования многочисленных "замочливых" мест, переходящих в заболоченные пространства.

Подобные природные условия оказывали негативное влияние, как на земледелие, так и на животноводство. Развитие животноводства тормозилось из-за отстутсвия достаточного количества кормовых площадей. В местных хозяйствах отсутствовал прирост числа лошадей, что свидетельствовало об отсутствии увеличения запашки, как это отмечается в других районах Сибири. В то же время, у волынских немцев в этом районе росло количество молочного скота. О росте доли животноводства над полеводством среди волынских немцев в Тарских урманах говорит также и распределение сельскохозяйственных культур в посевной площади - значительная доля в структуре посевов овса и ячменя, являющихся прежде всего кормовыми культурами.

На общем фоне развития хозяйства немецких крестьян в Западной Сибири в конце XIX - начале XX вв. ярко выделяется высокий уровень хозяйственного уклада у представителей этноконфессиональной группы немецкого населения, как меннониты. Многие особенности хозяйственного развития меннонитов имеют свою основу в их религиозном учении. Исполнение профессиональных и мирских обязанностей у них рассматривалось как исполнение религиозных обязанностей, как служение богу. В связи с этим одной из главных добродетелей у меннонитов является трудовая деятельность. При этом  меннониты старались заниматься, прежде всего, высокодоходными отраслями сельского хозяйства.

Еще одним отличительным фактором развития хозяйства у меннонитов являлась общинная поддержка соплеменников в экономическом плане,  в сочетании с индивидуалистическими способами ведения хозяйства. Общинный фактор развития меннонитов также имел под собой конфессиональную основу. В церковном отношении каждая община меннонитов была автономной. Меннонитская община выступала как правовая, и в то же время высшая инстанция, как законообразующая и контролирующая организация. Меннониты мыслили категориями "своей колонии", "своей общины" как некой особой "богоизбранной" общности людей. В силу этого их чувство патриотизма было ограничено общиной, отсюда традиции общинной взаимопомощи.

Во втором разделе определяется традиционный хозяйственный комплекс и выделяются его варианты у изучаемого населения. Основу хозяйственного комплекса у немецкого населения в Западной Сибири в конце XIX - начале XX в. составляло плужное земледелие с подчиненным значением пастбищно-стойлового животноводства. Основная часть немецкого населения проживала в степной (Кулундинская степь) и лесостепной (Омский уезд Акмолинской области, Тюкалинский уезд Тобольской губернии, Каинский, Змеиногорский уезды Томской губернии) зонах Западной Сибири. Поэтому земледелие, составившее основу для данного хозяйственного комплекса у немецкого населения Западной Сибири в рассматриваемый период было характерным для зоны степей и лесостепей Евразии.
Земледелие у немецкого населения было плужным и имело довольно высокий уровень агротехнического развития.  Основными культурами в составе посевов немцев в Западной Сибири являлись яровые пшеница, а также овес и ячмень. Доля остальных культур была довольно незначительной.

По своей роли и значению пастбищно-стойловое животноводство в сфере хозяйства немецкого населения Западной Сибири уступало земледелию и играло преимущественно подчиненную роль по отношению к земледелию. Продукты животноводства использовались для удовлетворения собственных нужд определенного крестьянского хозяйства, излишки могли также реализоваться на местных рынках. Лошади были основной тягловой силой для земледельческой техники того времени. Домашний скот и птица представляли продукты питания для собственного потребления и на сырьё для кустарной промышленности и нужд домашнего хозяйства. Промыслы и кустарная промышленность не получили у немецкого населения в Сибири значительного развития. Широкое развитие имела, прежде всего, деятельность по домашней переработке продуктов земледелия и животноводства - помол зерна, изготовление сливочного масла, выделка кожи.

Подобный хозяйственный комплекс был характерен в Западной Сибири для поволжских немцев, меннонитов, немцев - католиков и лютеран, выходцев с Украины, а также части волынских немцев в Тюкалинском и Омском уездах.

В силу определенных особенностей развития хозяйства отдельных групп немецкого населения в различных районах Западной Сибири сформировались также варианты данного комплекса. Так, хозяйственный комплекс, сформировавшийся у меннонитского населения в Западной Сибири можно выделить в особый подтип - плужное земледелие с высокой долей пастбищно-стойлового молочного скотоводства.

Для меннонитов был характерен значительный уровень развития хозяйства и его высокотоварная направленность. Среди меннонитов в Омском уезде было значительное количество крупных землевладельцев-предпринемателей, ведших свои хозяйства уже по-капиталистически, с применением наемного труда, новых методов агротехники и современных машин, ориентируясь на потребности рынка.

Главными приоритетами среди хозяйственных занятий у меннонитов были, прежде всего, высокодоходные отрасли, ориентированные на рынок: зерновое земледелие (выращивание яровой пшеницы), молочное скотоводство (содержание высокопродуктивного красно-немецкого скота с целью получения сливочного масла) и мукомольное производство. У меннонитов более высокий уровень развития хозяйства, даже по сравнению с другими группами немецкого населения в данном регионе, сложился под влиянием духовной жизни этой этноконфессиональной общности, практически полностью детерминированной религиозными постулатами.

Особый хозяйственный комплекс, отличный от остального немецкого населения был распространен среди немецкого населения, выходцев с Волыни, проживавших в так называемых "Тарских урманах". Здесь довольно слабо было развито земледелие, основной выращиваемой культурой являлась озимая рожь, при этом для системы земледелия было характерно использование таких специфических приемов, как подсека и выжигания древесины. Значительной была доля молочного скотоводства у этой группы немецкого населения. Также определенное развитие получили здесь лесные промыслы и другие занятия (охота, собирательство). Все это позволяет выделить традиционное хозяйство волынско-немецкого населения в Тарских урманах в отдельный (от остального немецкого населения Западной Сибири) хозяйственный комплекс, в котором плужное земледелие, характерное для лесной зоны Евразии, сочетается с высокой долей пастбищно-стойлового молочного скотоводства.

В заключение хочется отметить, что для традиционного хозяйства немецкого населения было характерно применение новейших для того периода времени методов хозяйствования, новых методов агротехники, современных машин, проведение племенной работы в животноводстве. Воспринимая использование таких хозяйственных новшеств как традиционный способ ведения хозяйства, для его сохранения и развития сами российские немцы, например, меннониты, создавали собственные организации - Всероссийское меннонитское сельскохозяйственное общество, имевшее в Сибири два отделения - Омское и Славгородское.  Разрушение этого традиционного хозяйственного комплекса немецкого населения Западной Сибири связано с внедрением командно-административных методов управления. В 1930 г. немцы в массовом порядке саботировали весенние полевые работы. Еще одним способом противодействия коллективизации стало для немецкого населения, прежде всего меннонитов, эмиграционное движение в 1929-1930 гг.

В заключении даны основные выводы и подведены итоги исследования.

Земледелие являлось главным видом хозяйственной деятельности в системе хозяйственного комплекса у немецкого населения Западной Сибири в конце XIX - первой трети XX в. По своему характеру оно являлось плужным и имело довольно высокий уровень агротехнического развития. В ходе переселения в Сибирь большая часть немцев расселилась на казенных землях, переданных в переселенческий фонд (Барнаульский уезд, юг Омского уезда, Тарский уезд). Некоторая часть также селилась на арендованных и покупных землях (север Омского уезда, Тюкалинский уезд). Различными этническими группами российских немцев в Сибирь была принесена система землепользования, характерная в местах их выхода из Европейской России: у поволжских немцев - общинная передельная система, у меннонитов и украинских немцев - подворно-отрубная система, у волынских немцев - хуторская.

Основными культурами в составе посевов немцев в Западной Сибири являлись яровые пшеница, в меньшей степени, овес и ячмень. Доля остальных культур была незначительной. Только в лесной зоне (Тарский уезд) и отчасти лесостепной (частично Тюкалинский уезд) первое место в составе посевов занимала озимая рожь.

Основной системой земледелия у немецкого крестьянского населения в это время являлась залежно-паровая система. В лесной зоне подобная система дополнялась элементами подсеки. На наш взгляд, переход от трехполья и многополья, характерных для немецких хозяйств Европейской России, к системе по существу являющейся залежной, нельзя назвать регрессом, а нужно рассматривать, прежде всего, как приспособление, адаптацию к сибирским условиям - особенностям климата и почв.

Подчиненное, по сравнению с земледелием , значение в структуре хозяйства немецких крестьян в Западной Сибири имело животноводство. Продукты животноводства использовались в основном для удовлетворения собственных нужд определенного крестьянского хозяйства. Лошади были основной тягловой силой для земледельческой техники того времени, а также могли продаваться на племя. Домашний скот - крупный рогатый скот, овцы, свиньи, птица представляли продукты питания (молоко, мясо, яйца) для собственного потребления и на продажу, а также в качестве сырья (кожа, шерсть, пух, перо) для кустарной промышленности и нужд домашнего хозяйства.

По способу содержания скота животноводство у немецких крестьян являлось пастбищно-стойловым. Скот пасся с пастухом, только в лесной зоне встречались случаи выпаса скота без пастуха по поскотине. Во время стойлового содержания скот содержался в теплых обустроенных помещениях.

Промыслы и кустарная промышленность не получили у немецкого населения в Сибири такого развития как в Европейской России. Широко развита была в основном деятельность по домашней переработке продуктов земледелия и животноводства. В лесной зоне у волынских немцев некоторое распространение имели и присваивающие занятия - лесное собирательство, охота. Незначительно были развиты несельскохозяйственные занятия и промыслы - столярный промысел, производство одежды и обуви и т.п. Основные примеры промышленного развития переработки продуктов для немецкого населения были характерны в сфере мукомольного производства. Главной причиной, оказывавшей воздействие на состояние и развитие промыслов и несельскохозяйственных занятий у немецкого населения, являлось состояние торгового рынка в данный период. С одной стороны, это выражалось в распространении достаточного количества промышленных товаров фабричного производства, с другой - в отсутствии налаженной схемы транспортных путей для сбыта производимой продукции.

В процессе развития хозяйственного комплекса у различных локальных групп немецкого населения в Западной Сибири в конце XIX - первой трети XX в. отмечаются значительные отличия между собой, например в стратегии становления и развития собственного хозяйства в первые годы после переселения в Сибирь. Так, меннониты поддерживали экономическую состоятельность своих хозяйств за счет развития молочного скотоводства и производства сливочного масла.  Поволжские немцы в неурожайные годы, поддерживали стабильность своего хозяйства, прежде всего, за счет огородных культур, а в животноводстве для них была характерна мясная направленность.

Особенный путь становления и развития хозяйства был характерен для волынских немцев в Тарском уезде Тобольской губернии. Здесь слабо было развито земледелие, при этом основной выращиваемой культурой являлась озимая рожь. Значительной здесь была доля молочного скотоводства, определенное развитие получили также лесные промыслы и другие занятия (охота, собирательство).

На формирование подобных различий в развитии хозяйства у разных групп немецкого населения решающую роль играл целый комплекс различных причин: природно-географические условия в местах нового поселения, хозяйственно-культурные традиции, принесенные с мест прежнего проживания, особенности духовной культуры и т.п. При этом, в конкретном случае превалировал тот или иной вид причин.

Подводя итог, можно констатировать, что основу хозяйственного комплекса у большей части немецкого населения в Западной Сибири в конце XIX- начале XX вв. составляет плужное земледелие зоны степей и лесостепей Евразии с подчиненным значением пастбищно-стойлового животноводства. В силу определенных особенностей развития хозяйства отдельных групп немецкого населения сформировались также варианты данного комплекса. Так, для хозяйственного комплекса меннонитов характерна высокая роль пастбищно-стойлового молочного скотоводства. Особый хозяйственный комплекс характерен для группы волынских немцев в Тарских урманах - плужное земледелие лесной зоны Евразии с высокой долей пастбищно-стойлового молочного скотоводства.

Основными причинами формирования выделенных нами отдельного варианта и особого хозяйственного комплекса у немецкого населения Западной Сибири являются, в первом случае конфессиональные особенности меннонитов, во втором случае особые природно-географические и климатические условия, характерные для среды проживания группы волынско-немецкого населения в данной местности.
Разрушение сложившегося к концу 1920-х гг. традиционного хозяйственного комплекса у немецкого населения Западной Сибири связано с провидением насильственной коллективизацией и раскулачиванием.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1. Хозяйство немцев на территории Омского уезда в начале ХХ в. // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. - Омск, 1996. - С. 128-130.

2. Немцы Западной Сибири: история заселения и условия хозяйствования (конец XIX - первая треть XX в.) // Россия и Восток: традиционная культура, этнокультурные и этносоциальные процессы. - Омск, 1997. - С. 51-55.

3. Традиционное хозяйство и промыслы немцев Западной Сибири конца XIX - первой трети XX века: задачи исследования // Второй международный конгресс этнографов и антропологов. - Уфа, 1997. - Часть II. - С. 40.

4. Терминология традиционного хозяйства немцев Западной Сибири: применение данных диалектологии в этнографическом исследовании // Интеграция археологических и этнографических исследований. - Омск-Уфа, 1997. - С. 17-19.

5. Источники по изучению традиционного хозяйства и промыслов немцев Западной Сибири конца XIX - первой трети XX века // Российские немцы. Историография и источниковедение. - М., 1997. - С. 268-275.

6. Земледелие у немцев Кулундинской степи // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. - Омск, 1998. - С. 130-131.

7. Хозяйственные занятия и быт немцев Западной Сибири в коллекциях Музея археологии и этнографии ОмГУ // Музей и общество на пороге XXI века. - Омск, 1998. - С. 234-235.

8. Немцы Западной Сибири: адаптация материальной культуры к сибирским условиям (конец XIX - начало XX вв.) // Сибирь в панораме тысячелетий (Материалы международного симпозиума). - Т. 2. - Новосибирск, 1998. - С. 79-84.

9. К вопросу о системе землепользования у поволжских немцев в Западной Сибири в конце XIX - начале XX века // Вестник Омского отделения Академии гуманитарных наук. - Омск, 1998. - Вып. 3. - С. 121-125.

10. Система землепользования у немцев-выходцев из Поволжья в Западной Сибири в конце XIX - начале XX вв.// Немцы России в контексте отечественной истории: общие проблемы и региональные особенности. - М., 1999. - С. 79-87.

11. Животноводство у волынских немцев Западной Сибири в конце XIX -начале XX вв. // Немцы Сибири: история и культура. - Сборник резюме докладов Четвертой международной научно-практической конференции (29-31 мая 2002 г.). - Омск, 2002. - С. 6-7.

12. Развитие хозяйства немцев Сибири в конце XIX - начале XX в. // Информационно-методический бюллетень для российских немцев Омской области "Культура". - 2002. - № 3 (октябрь). - С. 8-10.

13. Соотношение индивидуального и коллективного начал землепользования у различных этнических групп немцев Западной Сибири (конец XIX - начало XX в.) // Немцы России: социально-экономическое и духовное развитие (1871-1941 гг.). - М., 2002. - С. 125-136.

14. Состояние животноводства в хозяйстве немецкого населения Западной Сибири в первой трети ХХ в. (на примере меннонитов) // Немцы России: социально-экономическое и духовное развитие (1871-1941 гг.). - М., 2002. - С. 137-149.

15. Особенности развития хозяйства у различных этнических групп немецкого населения Западной Сибири: различия в адаптации к местным условиям хозяйствования (конец XIX - начало XX в.) // V конгресс этнографов и антропологов России. Тезисы докладов. - М., 2003. - С. 221.

16. Азовский немецкий национальный район. Краткий очерк по истории территории и населенных пунктов района. - Омск: ООО "Издатель-Полиграфист", 2003. - 234 с. (в соавторстве с П.Т. Сигутовым).

© А.Р. Бетхер, 2003 г.

 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016