123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Публикации | Коллекция авторефератов
Глушкова Тамара Николаевна | Коровушкин Дмитрий Георгиевич | Бельгибаев Ержан Адильбекович | Бережнова Марина Леонидовна | Бетхер Александр Райнгартович | Волохина Ирина Валерьевна | Жигунова Марина Александровна | Золотова Татьяна Николаевна | Иванов Константин Юрьевич | Коломиец Оксана Петровна | Корусенко Михаил Андреевич | Корусенко Светлана Николаевна | Назаров Иван Иванович | Свитнев Алексей Борисович | Селезнева Ирина Александровна | Смирнова Елена Юрьевна | Ярзуткина Анастасия Алексеевна | Тихомирова Марина Николаевна | Титов Евгений Владимирович | Блинова Анна Николаевна


Жигунова Марина Александровна

СОВРЕМЕННЫЕ ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ
У РУССКИХ СРЕДНЕГО ПРИИРТЫШЬЯ

Специальность 07.00.07 - Этнография,
этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Работа выполнена в Омском филиале
Объединённого института истории, филологии и философии
Сибирского отделения Российской Академии наук

Научный руководитель д-р ист. наук
профессор Н.А. Томилов

Защита состоялась 5 июля 2002 г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Вопреки провозглашённому в 1970-е гг. лозунгу о том, что в нашей стране сложилась "новая историческая общность - советский народ", к концу ХХ в. в России на передний план общественной жизни вышел этнический фактор. Время потребовало существенного переосмысления "национального вопроса" и анализа современных этнических процессов. В результате интернационализации, урбанизации, увеличения социальной мобильности  в наибольшей степени пострадали этнокультурные бытовые традиции русского народа. Современное российское общество остро нуждается в конкретной информации об этнокультурных изменениях в отдельных регионах и у отдельных народов для анализа обоснованных научных данных об общих тенденциях современных этнических процессов. Таким образом, актуальность данного исследования обусловлена не только недостаточной изученностью этнической истории доминирующих групп  русских Сибири, но и социальной востребованностью изучения современных этнических процессов, происходящих у русского этноса в настоящий период.

Степень изученности темы.   Вопросы  этнической специфики русских в Сибири издавна привлекала внимание различных исследователей.  Причём, на протяжении двух столетий существовали самые различные подходы в освещении этой темы. Подробная историография этой проблемы изложена в диссертации, начиная с XVIII в. Активизации и систематизации изучения русского населения Западной Сибири способствовало открытие в 1877 г. в Омске Западно-Сибирского отдела Русского географического общества, а в 1878 г. при нём зародился краеведческий музей. Большинство работ конца XIX - начала XX вв., содержали различный фактический материал краеведческого характера, путевые заметки и фольклорные записки, диалектологические материалы. Основное внимание исследователей этого периода привлекали экзотические и специфические особенности традиционно-бытовой культуры обособленных этнографических групп русских.

В советской этнографической науке до 1950-х гг. изучению этнической специфики русских Сибири уделялось недостаточно внимания, так как основные изыскания учёных были посвящены, в первую очередь, проблемам этнографии коренных народов Сибири. Это было обусловлено как задачами социалистического строительства, так и общим невниманием к изучению русского населения в начальный период развития советской этнографической науки.

Систематическое изучение культуры русских в Институте этнографии АН СССР было начато после создания В.А. Александровым группы "История культуры сибирского крестьянства" (И.В. Власова, А.А. Лебедева, В.А. Липинская, Г.С. Маслова, Л.М. Сабурова, А.В. Сафьянова и др.). Первый обобщающий опыт этнографической характеристики семейного строя русского крестьянства Сибири и важнейших элементов его материальной культуры был представлен в коллективной монографии "Этнография русского крестьянства Сибири (XVII - середина XIX вв.). Во введении, написанном В.А. Александровым, отмечалось, что "культура сибирского крестьянства несла в себе общерусские черты".

Развивалось изучение культуры русского населения и сибирскими исследователями. Первоначальным центром по координации этих исследований стал Институт истории, филологии и философии СО РАН в г. Новосибирске. В сборнике "Социально-культурные преобразования в сибирской деревне 1917 - 1980 г." была предпринята первая попытка выявления общих  закономерностей и региональных особенностей развития сибирского села в ХХ в. Историками Института истории СО РАН и Новосибирского государственного педагогического университета было выполнено первое в советской историографии историко-демографическое исследование по формированию и развитию населения Западной Сибири в ХХ в. ("Население Западной Сибири в ХХ веке", 1997 г.). Среди исследований второй половины ХХ в. наиболее значительно количество работ историков, посвященных проблемам заселения и хозяйственного освоения Сибири русскими (В.А. Александров, Н.Г. Аполлова, С.В. Бахрушин, Н.Ф. Емельянов, А.Д. Колесников, Т.С. Мамсик, В.В. Покшишевский, А.А. Преображенский, В.И. Шунков и др.). Своеобразными вехами многосторонней деятельности историков - сибиреведов стали многотомные издания " История Сибири" и "Крестьянство Сибири".

Из огромного количества опубликованных работ крупнейших исследователей истории культуры сибирского крестьянства - М.М. Громыко и Н.А. Миненко - для нас наиболее интересными представляются публикации  по историографии и источниковедению, истории культуры и земледельческого освоения Сибири, трудовым традициям, традиционным нормам поведения, крестьянской общине и семье.

Сибирскими учёными наиболее полно исследованы традиции в материальной культуре (П.Е. Бардина, А.Ю. Майничева, Л.М. Русакова, Е.Ф. Фурсова и др.). Обобщённый  сравнительно-исторический анализ по жилым и хозяйственным постройкам, одежде русского населения Западной Сибири  XVIII - первой половины XIX вв. выполнен О.Н. Шелегиной (1992 г.). Изучением старообрядческого населения Алтая и Забайкалья на протяжении многих лет продуктивно занимается Ф.Ф. Болонев. Русское изобразительное искусство Сибири изучено Л.М. Русаковой.  Русскому населению Притомья посвящены монографии  Л.А. Скрябиной  (1997 г.) и  Н.А.  Томилова (2001 г.) Проблемы возрастного символизма в календарной обрядности восточнославянского населения Сибири рассматриваются в работах Г.В. Любимовой.

После открытия в 1974 г.  Омского государственного университета и создания при нём Музея археологии и этнографии, было положено начало изучению этнографии русского населения Западной Сибири и Северного Казахстана. В 1980-е гг. здесь были развёрнуты полномасштабные этнографические и этносоциологические исследования среди русского населения и потомков сибирских казаков (под руководством М.А. Жигуновой, В.В. Реммлера и Г.И. Успеньева). Ткани и производство одежды из них у руских юга Западно-Сибирской равнины последней трети XIX - первой трети  XX вв. исследованы М.Л. Бережновой (1997 г.).  Календарные праздники русского населения Тоболо-Иртышского региона в конце XIX - ХХ вв. проанализированы Т.Н. Золотовой (1997 г.). В.В. Реммлером исследованы традиционные виды единоборств и структурно-функциональная характеристика свадебной обрядности сибирского казачества. Вопрос о семантике пищи в зимне-весенних календарных обрядах русских крестьян Западной Сибири рассмотрел  А.Л. Чередников.  Декоративно-прикладное искусство и народный костюм русского населения исследуются В.Б. Богомоловым.

Особенности современного этнического развития русских находятся в центре внимания многих зарубежных исследователей (Дж. С. Решетер, Б.Г. Карблэ, Х. Смит, Ф.С. Бергхурн,  Р. Хингли, В. Миллер, Д. Джоровски и др.). Корпус этнографических работ советского периода, посвящённых этой тематике, в отечественной науке довольно незначителен. В 1950 - 1960 - е гг. появились первые эмпирические труды по этнографии современности. В последующие десятилетия появились публикации, посвящённые современным традициям городского и сельского населения нашей страны (Л.А. Анохина, О.Р. Будина, Г.В. Жирнова, В.Ю. Крупянская, Н.С. Полищук, Л.Н. Тульцева, М.Н. Шмелёва и др.). Положительный опыт народных традиций и обрядов был обобщён в коллективной монографии " Русские народные традиции и современность" (1995 г.). О современных трудовых традициях и календарных праздниках русского населения Сибири были опубликованы статьи В.А. Александрова, В.А. Липинской и Т.Н. Золотовой. Материальная культура русского населения Алтайского края с XVIII в. до 1980-х гг. исследованы В.А. Липинской (1987 г.).

Во второй половине ХХ в. появилось немало работ этносоциологического характера, посвящённых отдельным народам или регионам нашей страны и зарубежья, в том числе - и омских ученых (Н.А. Томилов, Ш.К. Ахметова, Д.Г. Коровушкин, И.В. Лоткин, Г.М. Патрушева, О.М. Проваторова, Т.Б. Смирнова, Л.Т. Шаргородский).

Несмотря на то, что библиография трудов  по современным этническим и этнокультурным процессам насчитывает сотни работ, современные процессы в среде русского этноса практически не освещались. Существенный вклад в устранение этого пробела внесла коллективная монография "Русские: этносоциологические очерки". Но в ней не рассматривались многие специфические районы расселения русских, в том числе - Сибирь. Этнокультурная история и современные этнические процессы у русского населения были частично рассмотрены в коллективной монографии "Этнография восточных славян" (1987 г.).

Помимо исторических, этнографических и этносоциологических исследований русской культуры в Сибири следует отметить плодотворную работу в этом направлении известных учёных-фольклористов (М.К. Азадовского, Г.С. Виноградова, Я.Р. Кошелева, Т.Г. Леонову, М.Н. Мельникова и других). В результате их многолетней исследовательской деятельности были подготовлены и опубликованы различные материалы по традиционному и современному фольклору русского населения Сибири.  Начиная с 1991 г. Институтом филологии СО РАН начата публикация     шеститомного издания русского фольклора в серии "Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока".  Характеристика и бытование фольклорных жанров у русских Среднего Прииртышья содержатся в публикациях Е.Я. Аркина, И.Е. Карасева, Н.К. Козловой, Л.А. Кучегуры, Т.Г. Леоновой, В.А. Москвиной, Л.В. Новосёловой, И.К. Феоктистовой.

 В завершении историографического обзора отметим следующее:
1) Наиболее весомый вклад в изучение культуры русских в Сибири внесли историки и фольклористы;

2) Устойчивый интерес к этнографическому изучению русского населения Сибири возник с середины ХХ века;

3) Среди русского населения Сибири наиболее изученными оказались локальные группы и проблемы  материальной культуры;

4) Имеющиеся этнографические работы по русским Сибири обычно ограничены хронологическими рамками XVII - начала XX вв. Исследования по культуре русских второй половины ХХ века пока довольно немногочисленны и фрагментарны;

5) Несмотря на довольно значительный опыт этносоциологического исследования различных народов, русское население Сибири в этом отношении осталось неохваченным;

6) Русское население Среднего Прииртышья начало активно исследоваться этнографами только в последние два десятилетия ХХ в. В настоящее время основательно изучены лишь календарная обрядность,  домашние ткани и производство одежды из них.

Объектом настоящего исследования являются этнокультурные процессы, под которыми нами понимаются основные изменения, происходящие в материальной и духовной культуре этноса.

Предметом изучения является специфика этнокультурного развития русских Среднего Прииртышья, рассматриваемая на таких компонентах культуры как этническое самосознание, семейная и календарная обрядность, фольклор, жилище, одежда и пища.

Цель и задачи исследования. Целью нашей  работы является выявление специфики и общих  закономерностей современных этнокультурных процессов у русских Среднего Прииртышья.  Исходя из поставленной  цели, конкретные задачи исследования сводятся к следующему:

1) Проследить историю формирования, динамику численности и размещения современного русского населения Среднего Прииртышья;

2) Выявить специфику современного этнического самосознания русского населения данного региона;

3) Рассмотреть процессы межэтнического взаимодействия, выявить основные этноконтактные зоны русских Омской области;

4) Проанализировать динамику и современное состояние  семейной и календарной обрядности, верований, фольклора, жилища, одежды, пищи;

5) Выявить основные зоны сохранения этнической специфики в культуре русских Среднего Прииртышья;

6) Проследить влияние исторических,  социально-экономических, природно-географических, социально-профессиональных и других факторов на современные этнокультурные процессы у русских выбранного региона.

Хронологические рамки исследования. Основные хронологические рамки нашего исследования ограничены второй половиной ХХ века. Выбор этого временного отрезка связан с тем, что именно с 1950-х гг. существенно изменяются основные параметры, характеризующие культурную среду: в политике главенствующим становится принцип интернационализации образа жизни, растёт престиж знаний, требующих высшего образования, водится всеобщее семилетнее образование, начинается укрупнение колхозов и совхозов, распространение на селе электрификации и газификации.  Всё это привело к существенным сдвигам в традиционно-бытовой культуре, сближению уровня жизни города и села. Для выявления истории формирования русского населения Среднего Прииртышья а также - динамики некоторых этнокультурных компонентов мы использовали данные конца XVI - первой половины XX вв.

Территориальные рамки работы охватывают Среднее Прииртышье, под которым нами понимается территория современной Омской области, расположенной на юге Западно-Сибирской равнины.

Методологическая база и методика исследования. Исследование базируется на комплексном системно-историческом подходе к изучению процессов современности, что учитывает влияние разнообразных факторов и использование данных различных научных дисциплин: отечественной истории, этнографии, социологии, лингвистики, диалектологии, демографии, статистики, музеологии, фольклористики и других общественных наук. Методика исследования базируется на историко-этнографических методах (научного  описания,  ретроспективных реконструкций,  сравнительно-историческом, полевого непосредственного и включенного  наблюдения и др.)  и этносоциологических методах (анкетирование, массовое выборочное и панельное обследование, статистические количественные и математические методы).

Источники. Основными источниками для нашей работы послужили полевые этнографические, этносоциологические и фольклорные материалы, собранные в 1950-х - 2001 годах экспедициями Омского государственного университета, Омского государственного педагогического университета,  Омского филиала Объединённого института истории, филологии и философии СО РАН, Сибирского филиала Российского института культурологии, Омской областной общественной организацией "Центр славянских традиций", а также - лично автором. Полевые этнографические и этносоциологические материалы хранятся в архиве Музея археологии и этнографии ОмГУ (фонды №№ 1, 7, 9). В материалах этнографических экспедиций (84 папки) представлены похозяйственные списки, материалы архивов ЗАГС, сведения по истории населенных пунктов, хозяйству, жилище, одежде, пище, обрядам, фольклору, семейным отношениям и др. Фольклорные материалы, собранные во всех районах Омской области экспедициями ОмГПУ хранятся в Архиве кафедры русской и зарубежной литературы. Материалы фольклорно-этнографических экспедиций хранятся также в Архиве Сибирского культурного центра (г. Омск). В личном архиве автора (который начал формироваться более 20 лет назад) представлены различные материалы по всем районам Омской области, собранные в экспедиционных поездках, командировках, в результате корреспондентской переписки и т.д.

Этносоциологические материалы собирались в 1986 - 1988, 1994 и 2000 гг. под руководством автора. В результате проведенных работ было заполнено 2774 опросных листов. Многоступенчатая стратифицированная выборка охватила 13 из 32 районов Омской области. Районы опросов расположены в различных природно-географических зонах: степной (Нововаршавский, Полтавский, Таврический, Черлакский), лесостепной (Исилькульский, Калачинский, Кормиловский), и северной таёжной (Большеуковский, Знаменский, Седельниковский, Тарский, Тевризский, Усть-Ишимский). При выборке районов работ учитывались не только природно-географические, но и этнические, демографические факторы  (национальный состав, численность и доля лиц русской национальности, типы поселений и др.). Основная часть опросных листов заполнена в сельской местности, где структура семьи и бытовые традиции оказались нарушены в меньшей степени. Структура населения для генеральной совокупности определялась на основании данных похозяйственных книг. Отклонение выборочной совокупности от генеральной составляет 3 - 4 %. Благодаря репрезентативности, достигнутой с помощью стратифицированной выборки, выводы, полученные в результате исследования, могут быть распространены на все русское население Среднего Прииртышья. Стратификация проводилась также по полу, возрасту и социально-профессиональной принадлежности. Исследование проводилось по специально разработанному  опросному листу (на основе программы Ю.В. Арутюняна), включавшему сквозные блоки вопросов открытого и закрытого типа. При панельных исследованиях типовой вопросник был существенно изменён и добавлен авторскими разработками (общее количество вопросов варьировалось от 78 до 101).

Ко второй группе источников относятся этнографические коллекции крупнейших музеев Западной Сибири: Омского государственного историко-краеведческого, Новосибирского областного краеведческого, Тюменского областного краеведческого, Музея археологии и этнографии Омского госуниверситета, а также - районных, городских и сельских музеев Омской области.

К третьей группе источников относятся архивные и статистические материалы, хранящиеся в Государственном архиве Омской области (Фонды 86, 366, 1405, 2118) и Тобольском филиале Государственного архива Тюменской области (Фонд 417), а также - материалы отделов ЗАГС (по рождаемости, бракам, разводам), данные переписей населения, материалы государственных ведомств статистики, текущего учёта населения, похозяйственных книг сельских Советов, данные паспортно-визовой службы.

К четвертой группе источников относятся диалектологические материалы, содержащиеся в историко-этимологических, толковых  и фразеологических словарях русского языка и словарях русских сибирских говоров.

Нами также использовались опубликованные материалы дореволюционных, советских и российских учёных по проблемам истории Сибири, этническим и этнокультурным процессам, традиционной и современной культуре русских. Дополнительными источниками послужили нарративные и иллюстративные материалы (периодическая печать регионального, областного и районного уровней, фотографии, рисунки, атласы и т.д.).

Научная новизна диссертации заключается в том, что комплексное исследование современных этнокультурных процессов у русского населения Сибири на основе историко-этнографических и этносоциологического подходов в хронологических рамках второй половины ХХ в. предпринимается впервые. В научный оборот вводится значительное количество новых материалов (полевых, архивных, статистических). Кроме того, представленная работа является первым историко-этнографическим описанием русского населения Среднего Прииртышья с использованием широкого круга разнообразных источников и иллюстративных материалов.

Практическая значимость данного исследования заключается в том, что материалы и выводы, полученные автором, могут быть использованы для написания обобщающего труда по этнической истории русских вообще, и Сибири - в частности. Результаты исследований были использованы для написания научно-исследовательского проекта "Решение национально-культурных проблем Омской области", главы учебного пособия "Народная культура Сибири", при чтении лекционных курсов в Омском государственном университете и обществе "Знание", на курсах по повышению квалификации работников культуры Омской области.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации отражены в 4-х коллективных монографиях и 65 научных публикациях. Ещё 4 коллективных монографии с участием автора находятся в печати. Отдельные аспекты представленной работы были апробированы в выступлениях  на 52-х научно-практических конференциях и семинарах (из них - на 7 международных, на 3-х всесоюзных, на  27 всероссийских). Работа автора данной диссертации была отмечена грантом в Специальном фонде для выплат стипендий и грантов талантливым молодым учёным (проект "Традиционные явления культуры русских юга Западной Сибири и пути их сохранения в современных условиях", 1993 г.). Автор также являлся ответственным исполнителем гранта РГНФ "Организация и проведение VI научно-практического семинара Сибирского регионального вузовского центра по фольклору "Народная культура Сибири и Дальнего Востока", 1997 г. В 2000 г. был выигран индивидуальный исследовательский грант РГНФ "Русские Сибири: современные этнокультурные и этносоциальные процессы".

Структура диссертации. Работа состоит из введения, 3-х глав, заключения, списка использованной литературы, списка сокращений и приложения. В приложении представлены 12 таблиц (составленных по результатам этносоциологических исследований и материалам переписей населения) и иллюстративный материал (карта-схема Среднего Прииртышья,   9 рисунков, 27 фотографий).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, рассматривается степень изученности проблемы, характеризуются объект и предмет исследования, формулируются цели и задачи работы, определяются хронологические рамки, методологическая база, характеризуются источники, научная новизна, апробация и практическая значимость работы.

В I главе "Формирование русского населения Среднего Прииртышья и этноконтактные зоны" прослеживаются процесс заселения русскими территории Омской области, динамика их численности и расселения, анализируется национальный состав региона.

В первом параграфе рассматривается история заселения Среднего Прииртышья в досоветский период. Начало русской колонизации Сибири связывают с походами казачьей дружины Ермака в конце XVI в. Первый русский опорный пункт на омской земле появился в 1954 г. на Иртыше и получил название Тарской крепости. Вслед за появлением первых постоянных военных гарнизонов правительство было вынуждено начать переселение государственных крестьян в Сибирь. Активная переселенческая политика привела к тому, что уже к концу ХVII в. преобладающей группой русских жителей становятся не служилые люди, а вольные переселенцы из крестьян и ремесленников. Основными факторами заселения Омского Прииртышья являлось строительство Омской крепости, Верхне-Иртышской, Ишимской, Пресногорьковской укрепленных линий Сибирского казачьего войска, Московско-Сибирского сухопутного тракта и Западно-Сибирской железной дороги. Столыпинская аграрная реформа 1906 - 1911 гг. способствовала следующей волне переселения крестьян из Центральных районов в Сибирь. В это время наиболее интенсивно заселяются южные районы области, для которых были характерны большой приток переселенцев из южных губерний России и внутренние миграционные процессы.

Во втором параграфе рассматривается динамика численности и расселения русских в советский период на основе анализа материалов переписей населения 1917, 1926, 1959, 1979 и 1989 гг. Интенсивно протекает процесс урбанизации, особенно - с 1939 по 1979 гг., когда каждое следующее десятилетие число горожан увеличивалось на 10 %. За последние годы происходит постепенное смещение русского населения из северных районов в южные, а также - в областной центр и его окрестности. После распада СССР в Омскую область только за 1992 - 1997 годы прибыло более  80 тысяч русских беженцев и вынужденных переселенцев.

В третьем параграфе анализируется национальный состав населения Среднего Прииртышья и выявляются основные этноконтактные зоны.  Для этого приводятся статистические данные по проживанию в   каждом районе области наиболее многочисленных национальностей (русских, немцев, украинцев, казахов, татар, белорусов, чувашей, евреев, латышей и эстонцев, мордвы,  других национальностей). Всего в Омской области наряду с русскими проживают представители около 100 различных народов.  Для Среднего Прииртышья характерно чересполосное размещение русских с представителями других национальностей, что способствует интенсивности их взаимных контактов.

Во II главе "Изменения в этническом самосознании и духовной культуре" анализируются процессы, происходящие в этническом и религиозном сознании, обрядовой сфере, бытование фольклорных жанров.

Первый параграф посвящен этническому самосознанию русских во второй половине ХХ в. К моменту нашего исследования (середина 1980-х гг.) присущее ранее этническому самосознанию русских деление на локальные, социальные, конфессиональные и другие группы было практически утрачено. Опросы 1994 и 2000 гг. выявили значительные изменения в этой области. Многоуровневость этнического самосознания выявилась у более половины опрошенных. В зависимости от длительности проживания в Сибири всё русское население делится на СТАРОЖИЛОВ (чалдонов, сибиряков, казаков, кержаков и др.) и ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ (новосёлов, лапотонов, самоходов, "росейских", целинников и др.). К концу ХХ века всё чаще стали встречаться люди, называющие себя КАЗАКАМИ. Довольно чётко прослеживается положительная динамика в формировании регионального самосознания. Так, при опросах 1980-х гг. СИБИРЯКАМИ назвали себя около 15 % опрошенных, а в 2000 г. - 40 %. Главным признаком близости к людям своей национальности для русских Среднего Прииртышья остается язык (62 - 66 % ответов). Лингвисты отмечают значительный пласт заимствований в русском языке (Е.А. Аникин, 1997 г.).

На вопрос об этнических стереотипах ответили 86 % опрошенных. Всего было названо более 160 различных черт, присущих русским. Чаще всего из них указывались следующие: доброта, гостеприимство, открытость, трудолюбие, простота, терпеливость, щедрость, патриотизм. Из отрицательных черт - бесшабашность, безалаберность, пьянство, лень. Многие респонденты отмечали противоречивость русского национального характера. Таким образом, полученные результаты подтверждают мнение П.Н. Милюкова о том, что "наиболее выдающейся чертой русского народа является полная неопределённость и отсутствие чётко выраженного отличия" (П.Н. Милюков, 1992 г.).

За вторую половину ХХ в. произошли существенные изменения в отношении общества к религии (от "воинствующего атеизма" до "повсеместной религиозности"). Около 80 % опрошенных в 2000 г. затруднились ответить на вопрос о своей религиозной принадлежности. Подавляющее большинство русского населения отмечает теперь праздники, считавшиеся в советское время сугубо религиозными. В большинстве семей празднование Рождества, Крещения, Троицы или Пасхи лишено религиозно-магической окраски и выливается в простое застолье "по традиции". Частично сохраняется вера в магию (возможность "сглаза" и "порчи", бытование лечебных, любовных, бытовых и других заговоров), отдельные демонологические и др. представления.

Историю своей семьи и родословную большинство опрошенных знают преимущественно до третьего - четвертого поколения. Трудности сбора генеалогических сведений у русского населения Сибири во второй половине  ХХ в., на наш взгляд, обусловлены несколькими причинами, из которых наиболее значимыми являются высокая миграционная активность и политические факторы.

Второй параграф посвящен семейной и календарной обрядности. Наиболее существенными моментами в каждой семье являются  события,  связанные с рождением ребёнка, свадьбой и похоронами. Повсеместно сохраняется вера в то, что поведение матери неразрывно связано не только со здоровьем, но и со всей жизнью её будущего ребёнка. Теперь подавляющее большинство родов происходят в больнице (роддоме) под присмотром врачей, акушеров и санитарок. Поэтому практически исчезли обряды, связанные с повивальной бабкой (повитухой). Полностью утрачены обряды "размывания рук" и "бабкина каша".  Приданое для новорождённого стараются приготовить заранее, хотя и бытует мнение, что делать этого не стоит.

Выбор имени по святцам осуществляется крайне редко, обычно родившегося называют в честь бабушек и дедушек, любимых литературных и кино героев или произвольно. Восстанавливаются забытые многими понятия "крёстных" отцов и матерей ("лёлек"). В 1950 - 1960-е гг. частично сохранялось крещение новорождённых "домашним способом". Пик популярности церковного обряда крещения пришёлся на середину 1990 - х гг. Иногда одновременно крещение принимали сразу 3 поколения: родители, их дети и внуки. Торжественная регистрация новорождённых к концу ХХ в. утратила популярность.

Свадебный ритуал является одним из наиболее сложных комплексов традиционно-бытовой культуры. В первые послевоенные годы у многих не было материальной возможности соблюдать все традиции свадебного обряда. Поэтому многие ограничивались простой регистрацией брака и семейным торжеством. С начала 1980-х гг. наметилась тенденция к более торжественному отмечанию этого события. В настоящее время значительно расширился круг брачных партнёров: зачастую жених и невеста до своего знакомства проживали не только в различных районах и областях России, но и - в разных республиках и государствах.  Сословная, конфессиональная или этническая принадлежность не являются значительным препятствием для заключения брака. Как правило, выбор брачных партнёров осуществляется по воле молодых, мнение родителей не имеет решающего значения.

Обычно свадьбу "играют" два дня.  В первый день подруги и родственники невесты требуют с жениха  шуточный " выкуп", после чего все отправляются на торжественную регистрацию брака. Официальная церемония бракосочетания проводится по типовому сценарию и не учитывает этническую принадлежность молодожёнов. Существенно изменился состав присутствующих на свадьбах: всё меньшая доля приходится на старшее поколение и родственников,  всё больше присутствует молодёжи. Из свадебных чинов сохраняются только "дружки", которых сейчас называют "свидетелями". Функции ведения свадеб постепенно переходят к профессиональным ведущим. Иногда в завершение первого дня совершаются элементы традиционного обряда "окручивания молодой", когда вместо фаты ей на голову повязывают платок. Исчезли обряды, связанные с проверкой девственности невесты. Из традиционных действий сохраняются обряды со свадебным караваем, осыпание молодоженов зерном (монетами), кража невесты (её туфли), "баня для опоздавших", "продажа блинов" и "метение мусора".

Наиболее консервативными из семейных обрядов оказались похоронно-поминальные. Даже люди, далёкие от религии, стараются сделать "всё как нужно", "на всякий случай". Не так строго сохраняется запрет обмывания покойного близкими родственниками. По древней традиции практикуются ночные бдения у гроба. Сохраняется традиционное занавешивание зеркал в доме, где находится покойник. Зачастую в гроб вместо традиционной подушечки с берёзовыми листьями и чабрецом  кладётся обычная пуховая или перьевая подушка. Повсеместно сохраняется запрет переходить дорогу похоронной процессии и смотреть на нее из окна. В большинстве своём выдерживаются традиционные сроки похорон (на 3-й день после смерти) и поминок. Обязательная поминальная тризна совершается сразу после захоронения, а также - на 9-й и 40-й дни после смерти (в некоторых семьях отмечают и 20-й), на полгода и год. Основными поминальными днями повсеместно являются Радуница и Троица. Большинство опрошенных респондентов знают традиционные блюда поминального стола: кутья ("панифида"), блины, кисель (компот). В похоронно-поминальной обрядности русского населения Среднего Прииртышья практически не прослеживается влияние культур других народов.

Проведённые панельные исследования позволили выявить динамику в обрядовой жизни за последние 10 - 15 лет. Так, при первых опросах в 1980-е гг. на вопрос о праздновании традиционных русских праздников положительно ответили 77 % опрошенных, а в 2000 г. - 97 %. Отмечали народные праздники соответственно 59 % и 92 %.  Среди традиционных народных чаще всего называют такие праздники, как Новый Год, Рождество, Крещенье, Пасха, Троица, Иван Купала, Первомай, День победы и др.

В третьем параграфе рассматриваются вопросы современного бытования традиционных жанров русского фольклора и их связи с профессиональной культурой. Термин "профессиональная культура" был предложен К.В. Чистовым в ходе дискуссии о природе фольклора и его соотношении с литературой в конце 1950-х - начале 1960-х гг.

Наилучшее знание сказок обнаружилось в возрастных категориях 30-34 и 50-59 лет. На первом месте по частоте упоминаний идут: "Колобок", "Курочка Ряба" и "Репка". Наряду с ними называются народными различные сказки А.С. Пушкина, П.Е. Ершова, Н.А. Некрасова, А.П. Чехова и др. Среди преданий наиболее распространёнными являются сюжеты и заселении  и освоении края, об исчезновении "чуди", о борьбе Ермака с татарами, о силачах, разбойниках и кладах.

На вопрос о знании национальных писателей и поэтов затруднились ответить около 5 % опрошенных. На первом месте по частоте упоминаний стоит А.С. Пушкин (79 %  ответов), на втором - М.Ю. Лермонтов, на третьем - Л.Н. Толстой. Интересен анализ наличия домашних библиотек у сельского населения, проведённый нами в 1980-е гг. Не имели дома книг примерно 30 % опрошенных.  Более 100 книг в домашней библиотеке насчитывалось у 18 % населения.

Региональной особенностью русской песенной традиции русских Среднего Прииртышья является синхронное функционирование двух разносторонних фольклорно-этнографических пластов: старожильческого и переселенческого. Наиболее устойчивой и жизнеспособной из всех фольклорных жанров оказалась внеобрядовая лирическая песня. Характерно, что многие песни, считающиеся народными, имеют литературное происхождение. Около  75 % опрошенных предпочитают петь или слушать русские народные песни. Количество любителей этих песен увеличивается пропорционально возрасту и в старших возрастных категориях достигает 90 %. В конце ХХ в. наиболее любимыми песнями у русских Среднего Прииртышья являлись следующие: "Ой, мороз, мороз", "Уральская рябинушка", "Что стоишь, качаясь, тонкая рябина…", "Калина красная", "По Дону гуляет казак молодой", "По диким степям Забайкалья", "Коробейники", "Хасбулат удалой", "Лучинушка".

Из малых жанров фольклора активно бытуют и продолжают развиваться анекдот и частушка. В конце ХХ в. в них появляются не только новые персонажи (бомж, наркоман, инопланетянин, "новый русский" и др.), но и отдельные английские слова в русской транскрипции. Сохраняется знание и бытование русских народных пословиц и поговорок. В детской среде частично функционируют традиционные загадки и "садистские стишки". Из быличек наиболее часто встречаются рассказы о домовых ("дедушках-соседушках").

III глава "Изменения в культуре жизнеобеспечения" посвящена изменениям в тех областях материальной культуры, которые направлены на удовлетворение витальных потребностей человека.

В первом параграфе анализируется традиционное жилище русского население Среднего Прииртышья во второй половине ХХ века. На территории Среднего Прииртышья можно встретить все традиционные для русских типы планировки домов и усадеб. Разнообразны также и способы соединения брусков и бревен в срубы. Наиболее часто используются приёмы рубки "в обло" и "в лапу", реже  всего - "в охряпку". Наиболее распространённым типом конструкции крыш является стропильная. Самцовые крыши встречаются на постройках конца XIX -  начала ХХ вв. Преобладающими во всех районах области являются дворы открытого типа, встречаются также полуоткрытые и закрытые дворы. Ещё в начале 1960-х годов сёла нашей области были на  30- 40 % обновлены типовыми застройками. Более половины опрошенного нами сельского населения проживают в домах, не имеющих традиционных черт.  Во многих поселениях становятся преобладающими современные типовые постройки из кирпича и панельных блоков. Особенностью русского жилищного строительства в Омской области (особенно - в северных районах) является широкое использование хвойных пород деревьев (кедр, сосна, др). В южных районах области чаще, чем в северных, встречаются каркасные, насыпные и глинобитные жилища. Чаще всего во второй половине ХХ в. строили двух- и трёхкамерные жилища (избы с прирубом, пятистенки, крестовики). 

Характерной особенностью русского жилища является наличие духовой печи. В настоящее время русская печь имеется в 72 % исследованных нами жилищ (в северных районах области этот процент увеличивается до 99%). Зачастую к печке пристраивают плиту. В отдельных жилищах сохраняются железные печки ("кантромарки" или "голландки"), которые используются для обогрева комнат. Существенные изменения произошли в интерьере жилища. В середине ХХ в. стены домов обычно штукатурили и белили. В 2000 г. нам удалось впервые на территории Среднего Прииртышья обнаружить и зафиксировать остатки урало-сибирской домовой росписи в Большеуковском районе Омской области. Позднее стены стали оббивать покупными обоями - "шпалерами", а к концу ХХ в. обои стали наклеиваться. В настоящее время частично сохраняется традиция украшения домов деревянной резьбой. Основная орнаментальная нагрузка приходится на наличники окон. Также украшаются причелины, карнизы, фронтоны и ворота. В орнаментике встречаются растительные, геометрические, смешанные и сюжетные мотивы.

Второй параграф посвящён одежде русского населения Среднего Прииртышья. Ещё в начале ХХ в. основным носителем традиционных форм одежды являлось крестьянство, которое составляло более 80 % от всего населения области. Но уже в первые годы советской власти народная одежда подверглась мощному влиянию урбанизированных форм культуры. К концу ХХ в. доминирующими стали ткани, одежда и обувь фабричного изготовления. Наиболее четко этнические традиции прослеживаются в зимней одежде и обуви (дубленки, шубы, меховые шапки, пуховые шали, валенки и т.д.). От аборигенного населения Сибири были заимствованы штаны-ченбары, круглые шапки-татарки, кожаные сапоги-ичиги, меховые унты (торбаза) и др. В 77 % опрошенных в 1994 г. семей занимаются вязанием, а в 64 % - шитьем и вышиванием, в 42% - прядением. Домашнее ткачество было зафиксировано лишь в 2%  сельских семей.

В наибольшей степени устойчивой и этнически маркированной оказалась пища, которой посвящен третий параграф. Более половины опрошенных готовят традиционные кушанья ежедневно. Сохраняется традиция домашней выпечки хлеба, традиционная сезонность пищевого рациона. Повсеместно употребляются борщ, уха, окрошка, щи, пироги, каши, квас и т. д. Довольно высок процент людей, знающих обрядовые блюда: 96 % назвали поминальные, 76 % - свадебные, 44 % - родильно - крестильные (жареные поросята и гуси, рыбные пироги, кутья, кисель/компот, блины и др.). В пище русских прослеживается частичное иноэтничное влияние (пельмени, плов, манты, беляши, самса, баурсаки, чак-чак и т.д.). Наибольшее влияние на систему питания оказывают природно-географический и социальный факторы.

В заключении даны основные выводы и итоги исследования. Русское население Среднего Прииртышья отличается довольно высокой гетерогенностью, обусловленной спецификой заселения и расселения, различными природно-географическими и этническими условиями проживания. В формировании современного населения Омской области приняли участие выходцы практически из всех губерний Европейской  России, различные по своему этническому, конфессиональному и социальному составу. Наиболее крупными группами русских в Среднем Прииртышье являются старожилы (чалдоны, сибирские казаки) и переселенцы.

Численность русского населения характеризуется положительной динамикой и постепенным увеличением доли русских  в населении региона (с 77,4 % в 1959 г. до 80,3 % в 1989 г.). За исследуемый период произошло значительное увеличение доли горожан (33 % в 1950 г. до 68 % в 1989 г.).

Современное этническое самосознание русских опирается в основном на общность происхождения, языка и обрядовой культуры. С 1990-х гг. наблюдается своеобразный всплеск  этнического самосознания у русских, увеличивается интерес к истории и культуре своего народа, своей семьи. Выросла осведомленность о различных этнических группах своего этноса, усилилось не только религиозное, но и региональное самосознание ("сибиряки"). Неоднозначно идет процесс возрождения сибирского казачества, характеризуемый значительным расколом на общественное и реестровые общества, поисками новых функциональных ролей.

Современное состояние русской культуры характеризуется тесным переплетением традиционных и новых черт. Урбанизация и стандартизация быта наибольшее влияние оказали на процессы, протекающие в области материальной культуры. Во многих населённых пунктах преобладающими становятся типовые проектные застройки. Этнические традиции частично сохраняются в технике (срубная) и материале постройки, планировке, способе отопления (русская печь), особенностях внешнего декора и интерьера жилища.

Одежда продолжает утрачивать свой ярко выраженный ранее знаковый характер и практически уже утратила функцию этноразделителя, чему способствовало повсеместное распространение покупной одежды и обуви. Этническая специфика прослеживается преимущественно в зимней одежде и обуви. Традиционный русский костюм в обобщённой стилизованной форме используется в качестве сценической одежды.

Наибольшая устойчивость этнических традиций обнаружилась в  системе питания. При общем неплохом знании блюд русской кухни выявилась довольно высокая степень их реального бытования, особенно в повседневной и обрядовой пище. Основные изменения в системе питания обусловлены заменой русской духовой печи газовыми и электрическими плитами, расширением ассортимента потребляемых блюд, распространением сферы общественного питания. Большинство населения не соблюдает пищевых запретов в периоды религиозных постов.

Основу развития современной духовной культуры составляет синтез фольклорной и профессиональной культур. Изменение традиционных форм  трансляции культуры, увеличение технически опосредованных контактов приводят к усилению позиций профессиональной культуры. Изменения социально-экономических и политических условий привело к существенным сдвигам в обрядовой жизни. Многие обряды и сопровождающий их фольклор отошли в прошлое, забылись или сохраняются фрагментарно.

Развитие русской семьи идёт по пути дальнейшего увеличения доли малых семей. Территориальная разобщённость, отдельное проживание детей и родителей приводят не только к ослаблению родственных связей, но и к нарушению основного традиционного способа межпоколенной трансмиссии культуры.

Для русского населения Среднего Прииртышья характерны массовые соседские и дружественные отношения с людьми разных национальностей. В семьях 66  % опрошенных  имеются родственники других национальностей. Более половины опрошенных считают, что национальный состав трудового коллектива не имеет значения. По мнению респондентов, людей разных национальностей больше всего сближают общий язык, религия, совместное проживание, работа, общие трудности, любовь.

Несмотря на то, что фактор социально-профессиональной принадлежности существенно  детерминирует сферу человеческого мышления, его влияние на этнокультурные установки оказалось несущественным. Влияние этого фактора в наибольшей степени проявляется в одежде отдельных групп населения (форменная одежда и др.), наличии специфической лексики и фольклора (армейского, тюремного и т.д.).

Довольно четко фиксируется влияние природно-географического фактора, особенно - в культуре жизнеобеспечения. В северных районах области наиболее стойко сохраняются традиционные черты русской культуры, что обусловлено целым рядом причин: преобладание старожильческого и сельского населения, преимущественно однонациональная среда обитания, удалённость от административных центров и транспортных магистралей. Основными  носителями этнической специфики  является сельское население, из половозрастных групп - женщины и старшее поколение.

Социальная стратификация и поляризация российского общества по уровню доходов и ориентацией на различные традиции (народные, советские, религиозные, западные, восточные и т.д.) породили многообразие форм современной культуры к концу ХХ в. Несмотря на многообразие культурных процессов, происходящих у русских Среднего Прииртышья во второй половине ХХ в., наличие многослойных напластований и синкретизм культурных традиций, основным является процесс этнокультурной консолидации и выработки общесибирских форм традиционно-бытовой культуры в русле общенациональных русских традиций.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора.

                Монографии:

1. Жигунова М.А. Русские // Народы Западной и Средней Сибири: Культура и этнические процессы. - Новосибирск: Наука, 2002. - С. 113 - 155.

2. Народная культура Муромцевского района (совм. с М.Л. Бережновой,  В.Б. Богомоловым, Н.А. Томиловым и др.). - Москва: Фонд им. И.Д. Сытина, 2000. - 334 с.  Авт. объем - 1,5 п. л.

3. Очерки традиционной культуры казачеств России (совм. с Н.И. Бондарем, Н.Н. Великой, Л.Б. Заседателевой и др.). - М. - Краснодар, 2003. - Т. 1. - 589 с. Авт. объем - 1,3 п. л.

4. Хозяйство русских в коллекциях Новосибирского областного краеведческого музея (совм. с В.Б. Богомоловым, Д.Г. Коровушкиным, Н.А. Томиловым и др.). - Новосибирск, 1996. - 368 с. Авт. объем - 5 п. л.

                   Научно-методические и практические разработки:

5. Решение национально - культурных проблем Омской области: Научно - исследовательский проект. - Омск, 1994. - 71 с. (совм.  с Ш.К. Ахметовой, М.Л. Бережновой, Н.М. Геновой, Т.Н. Золотовой и др.).

6. Традиционная обрядовая культура русских Западной Сибири // Народная культура Сибири: Учебное пособие. - Омск: Изд-во СФ РИК, 2002. - Ч. 1. - С. 83 - 111 (совм. с Т.Н. Золотовой).

                   Статьи и сообщения:

7. Динамика численности и размещения населения Омской области (1926 - 1979) // Роль этнографии в идеологической работе и в ускорении социально-экономического развития общества. - Омск, 1987. - С. 120 - 122.

8. Новые материалы по традиционной духовной культуре сибирских казаков // Источники и методы исследования социальных и культурных процессов. - Омск, 1988. - С. 153 - 159 - (совм. с Т.Н. Золотовой).

9. Традиционные элементы в материальной культуре русских Среднего Прииртышья // Проблемы этнографии и социологии культуры. - Омск, 1988. - С. 79 - 81.

10. Этнические процессы в сфере духовной культуры русских Среднего Прииртышья // Современная культура народов Сибири и Севера. - Омск, 1989. - С. 123 - 130.

11. Основные тенденции этнических процессов у русских Среднего Прииртышья // Русская нация в Союзе народов СССР. - Куйбышев, 1990. - С. 92 - 95.

12. Современное состояние культуры русских Среднего Прииртышья // Всесоюзная научная сессия по итогам полевых этнографических и антропологических исследований (1988 - 1989 гг.). - Алма-Ата, 1990. - Ч. 3. - С. 113 - 115.

13. Современное состояние обрядов и обычаев, связанных с рождением ребенка у русских Среднего Прииртышья // Этническая история и культура советской страны. - Омск, 1991. - С. 125 - 127.

14. Основные особенности формирования и материальной культуры русского населения Среднего Прииртышья // Индустриальные тенденции современной эпохи и гуманитарное образование. - Омск, 1992. - Т. 1. - С. 48 - 51.

15. Сохранение этнических традиций в системе питания русского населения Среднего Прииртышья // Русский вопрос: история и современность. - Омск, 1992. - Ч. 2. - С. 18 - 21.

16. К вопросу о современной духовной культуре русских сибиряков // Проблемы культурогенеза и культурного наследия. - СПб, 1993. - Ч. 3. - С. 26 - 31.

17. К вопросу об этнической истории русских юга Западной Сибири // Этническая история народов России (Х-ХХ вв.). - СПб, 1993. - С. 40 - 41.

18. К проблеме взаимовлияния этнических и социально-политических процессов (на примере восточнославянского населения юга Западной Сибири) // Региональные проблемы межнациональных отношений в России. - Омск, 1993. - С. 219 - 224   (совм. с В.В. Реммлером).  

19. Проблемы изучения культуры русских Сибири  // Русский вопрос: история и современность. - Омск, 1994. - Ч. II. - С. 3 - 9 (совм. с М.Л. Бережновой, Н.А. Томиловым).

20. Современное состояние обрядовой культуры русского населения Среднего Прииртышья // Омский регион: исторический опыт, проблемы и пути экономического развития в современных условиях. - Омск, 1994. - Часть 3. -  C. 51 - 54 (совм. с Т.Н. Золотовой).

21. Этнические традиции в одежде русских Среднего Прииртышья // Духовное возрождение Росссии. - Омск, 1994. - Секция 3. - С. 152 - 156.

22. Некоторые проблемы изучения культуры русских на современном этапе // Аборигены Сибири: Проблемы изучения исчезающих языков и культур. - Новосибирск: Изд-во Института археологии и этнографии СО РАН, 1995. - Т. II: Археология и этнография. - С. 83 - 87 (совм. с М.Л.Бережновой, Н.А. Томиловым).

23. Сохранение народных традиций в одежде русского населения Омской области (по данным этносоциологического опроса) // Художественное моделирование и народные традиции. - Омск, 1995. - Ч. 1. - С. 20 - 23.

24. Традиционная культура сибирских казаков в начале ХХ в. // Культура и интеллигенция России в эпоху модернизаций (XVIII- XX вв.). - Омск, 1995. - Т.1. - С. 258 - 261.

25. Этнические процессы в материальной культуре русских Среднего Прииртышья // Народы Сибири и сопредельных территорий. - Томск: Изд-во ТГУ, 1995. - С. 177 - 186.

26. Современное состояние русской культуры в Сибири и перспективы ее изучения // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. - Омск, 1996. - С. 3 - 10. (совм. с М.Л. Бережновой, Н.А. Томиловым).

27. Традиционный и современный фольклор (на примере Усть-Ишимского района Омской области) // Материалы третьего научно-практического семинара Западно-Сибирского регионального вузовского центра по народной культуре.  - Омск: Изд-во ОмГПУ, 1996. - С. 47 - 52.

28. Обряды родильно - крестильного цикла у русских Среднего Прииртышья // Народная культура: Материалы V Всероссийского научно-практического семинара по фольклору. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 1997. - С. 6-11.

29. Традиции и новации в пище русского населения Среднего Прииртышья // Россия и Восток: традиционная культура, этнокультурные и этносоциальные процессы. - Омск, 1997. - С. 55 - 58.

30. Фольклорное наследие сибирских казаков // Народная культура: Материалы IV научно-практического семинара Сибирского регионального вузовского центра по фольклору. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 1997. - С. 8 - 13.

31. Этносоциологическое обследование русского населения Среднего Прииртышья: современные этнокультурные процессы // Культурное наследие Азиатской России. - Тобольск, 1997. - С. 83 - 84.

32. Взаимодействие русского и казахского народов (конец XIX -XX вв.) // Степной край: зона взаимодействия русского и казахского народов (XVIII- XX вв.). - Омск: Изд-во ОмГУ, 1998. - С. 106 - 109.

33. Изменения в этническом самосознании русских Среднего Прииртышья в середине - конце ХХ века // Русский вопрос: история и современность.- Омск: Изд-во ОмГПУ, 1998. - С. 221 - 225.

34. К вопросу об этнокультурных взаимовлияниях русского и тюркского населения юга Западной Сибири и Северного Казахстана // Этническая история тюркских народов Сибири и сопредельных территорий. - Омск: Изд-во ОмГУ, 1998. - С. 169 - 173.

35. Образ "новых русских" в современном фольклоре // Народная культура Сибири. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 1998. - С. 197 - 202.

36. Основные изменения в одежде и пище русского населения Среднего Прииртышья // Сибирь в панораме тысячелетий. - Новосибирск: Изд-во Института археологии и этнографии СО РАН, 1998. - Т. 2. - С. 392 - 398.

37. О современном изучении традиционной культуры сибирского казачества // Катанаевские чтения - 98. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 1998. - С. 188 - 194 (совм. с Н.А. Томиловым).

38. Половозрастные группы и система жизнеобеспечения (на примере русских Среднего Прииртышья) // Система жизнеобеспечения традиционных обществ в древности и современности: Теория, методология, практика. - Томск: Изд-во ТГУ, 1998. - С. 216 - 219.

39. Ролевые функции половозрастных групп в культуре русского населения Тоболо-Иртышского региона // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. - Омск, 1998. - С. 166 - 170 (совм. с Т.Н. Золотовой).

40. Семья и семейный быт у русского населения Омской области // Культура и интеллигенция России: социальная динамика, образы, мир научных сообществ (XVIII - XX вв.). - Омск, 1998. - С. 199 - 201.

41. Современные представления о "новых русских" // Славянский мир в контексте диалога культур. - Пермь: Изд-во Пермского госуниверситета, 1998. - С. 128 - 129.

42. Русская семья: традиции и современные проблемы // Музей и общество на пороге XXI века. - Омск, 1998. - С. 49 - 50.

43. Всем праздникам праздник // Досуг. Творчество. Культура. - Омск, 1999. - С. 97 - 100 (совм. с Т.Н. Золотовой).

44. Культура русских в Сибири: традиции и современность // Культурологические исследования в Сибири. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 1999. Вып.1. - С. 66 - 75.

45. Об изучении этнической истории и культуры сибирского казачества // Первая общероссийская научно - практическая конференция "Казачество как фактор исторического развития России". - СПб.: ЗАО "Познание", 1999. - С. 88 - 89.

46. Об этнических группах русского этноса в Сибири // Народная культура Сибири. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 1999. - С. 198 - 202.

47. Современные этнокультурные процессы у русских Среднего Прииртышья // Гуманитарные науки в Сибири. - 1999. - № 3. - С. 48 - 50.

48. Национальный состав населения Среднего Прииртышья и этноконтактные зоны // Славянское единство. - Омск: Изд-во ОмГУ, 2000. - С. 80 - 81.

49. Роль женщины в семье и сохранении народных традиций // Русские старожилы. - Тобольск - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2000. - С. 371 - 372.

50. Русские Сибири: современные этнокультурные и этносоциальные процессы // Народная культура Сибири. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2000. - С. 138 - 142.

51. Семейный быт русского населения Среднего Пииртышья // Досуг. Творчество. Культура. - Омск, 2000. - Ч. 1. - С. 33 - 36.

52. Традиционное хозяйство русских в коллекциях музеев Западной Сибири // Русские старожилы. - Тобольск - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2000. - С. 471 - 473.

53. Характерные черты праздничной культуры сибирских казаков // Русский вопрос: история и современность. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2000. - С. 127 - 138 (совм. с Т.Н. Золотовой).

54. Этнокультурные процессы в сибирской деревне (на примере русских Тоболо-Иртышского региона) // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. - Омск, 2000. - С. 158 - 160 (совм. с Т.Н. Золотовой).

55. Великая Отечественная война и современная молодежь // Дмитрий Михайлович Карбышев: кадет, генерал, патриот. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2001. - С. 49 - 58 (совм. с Т.Н. Золотовой).

56. Материалы по этнографии сибирского казачества (одежда) // Этнография Алтая и сопредельных территорий. - Вып. 4. - Барнаул: Изд-во Барнаульского педуниверситета, 2001. - С. 83 - 86.

57. Народный праздник День Победы и отношение к нему молодежи // Сибирь: вклад в победу в Великой Отечественной войне. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2001. - С. 238 - 245 (совм. с Т.Н. Золотовой).

58. О религиозном сознании русских Западной Сибири в последней четверти ХХ века // Этнография Алтая и сопредельных территорий. - Вып. 4.-Барнаул: Изд-во Барнаульского педуниверситета, 2001. - С. 123 - 124.

59. Об этническом самосознании русских Среднего Прииртышья в конце ХХ века // История и культура Сибири. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2001. - С. 258 - 265.

60. Об этнокультурных контактах русского и казахского народов в конце ХIХ-ХХ вв. // Степной край: зона взаимодействия русского и казахского народов (XVIII - ХХ вв.). - Омск - Кокшетау, 2001. - С. 183 - 185 (совм. с Т.Н. Золотовой).

61. Русские Сибири: современные этнокультурные и этносоциальные процессы (на примере Среднего Прииртышья) // Этносоциальные процессы в Сибири. - Новосибирск: Изд-во Новосибирского госуниверситета, 2001. - Вып. 4. - С. 177 - 180.

62. Современный студент как представитель городской культуры // Городская культура Сибири: динамика культурно - исторических процессов. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2001. - С. 103 - 108 (совм. с Т.Н. Золотовой).

63. Этнические процессы у русских Сибири во второй половине ХХ века // Народная культура Сибири. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2001. - С. 127 - 132.

64. О погребальном обряде русских Среднего Прииртышья во второй половине ХХ века // Культура русских в археологических исследованиях. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2002. - С. 49 - 55.

65. Этническое самосознание русских Западной Сибири во второй половине ХХ века // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. - Омск: Изд-во ОмГАУ, 2002. - Ч. II. - С. 14 - 16.

© М.А. Жигунова, 2002

Количество работ в печатном варианте автореферата М.А. Жигуновой составляет 46, на данной странице мы разместили полный список работ автора на момент защиты диссертации.

 

 

 

 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016