123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Программы учебных курсов | Избранные лекции
Лекция по этноархеологии | Лекция по культурологии традиционных сообществ | Лекция по имперской географии власти | Лекция о группах русских сибиряков | Лекция об источниках генеалогии
1 вопрос | 2 вопрос | 3 вопрос | Выводы


1 вопрос

Русский этнос и русская нация в Сибири

Основная цель всей лекции - рассмотреть, как и под влиянием каких факторов складывается этничность русских сибиряков в исторической динамике (XVIII-XX века). Мы попытаемся рассмотреть, как в сознании русских сибиряков разделяется этническое от национального.

Впервые разграничение процессов сложения единого консолидированного русского общества в Сибири и формирования этногрупповой структуры русских сибиряков попытался провести - в последней трети XIX в исследователь Н.М. Ядринцев. В своем обобщающем труде "Сибирь как колония" он писал о сложении "областного типа русской народности в Сибири" под влиянием местных "инородцев" и характеризовал локальные группы русских сибиряков, отличающиеся друг от друга языком, культурой и самосознанием.

Подобно другим авторам XIX в. (таким, как, например, А.П. Щапов), Н.М. Ядринцев доказывал, что сложение русско-сибирской народности происходило в результате смешения русских жителей Сибири и нерусского аборигенного населения. По его мнению, люди, выросшие в смешанных семьях, отличались от русских европейской части России антропологическим типом, особенностями психики, образа жизни и бытовой культуры. Особое место в этих рассуждениях уделялось говору русских сибиряков, прежде всего влиянию на него местных языков (заимствования слов, изменение качества звуков, особенности в построении фраз). Однако автор находил изменения в хозяйстве и традиционной культуре и у тех сибиряков, которые не имели примеси "инородческой" крови, но долго, порой на протяжении нескольких поколений, жили в Сибири.

Н.М. Ядринцев задавался вопросом: что же ожидает русских сибиряков? Не произойдет ли их полного смешения с сибирскими аборигенами? И  отвечал на свой вопрос следующим образом: "Мы должны стремиться к сближению с ними [инородцами. - М.Б.]; культурное повышение их для нас будет гораздо выгоднее, чем предоставление им полной замкнутости. … Остается рассмотреть только те шансы, при которых сближение это может быть наиболее благоприятным для русской расы ввиду сохранения ее высоких расовых черт и способностей. … важен перевес качественный, кроме количественного, в русском населении. Без сомнения, сила сохранения расовых и национальных черт обусловливается высотой культуры, умственным развитием и теми средствами, которыми обладает население". Дальнейшее изложение поясняет, что имел в виду автор под этими "средствами", которые позволят сохранить "русскую расу" (воспользуемся пока терминологией российских этнографов XIX века) в Сибири. Это грамотность, чтение, причем не только книг, но и периодической печати, просвещение, как школьное, так и для взрослого населения, в различных формах.

Не только процессы метисации, но и оторванность от России, долгое проживание в Сибири, воздействие особенного климата и своеобразной пищи явились факторами, под влиянием которых русские сибиряки превращались в "однородную и несколько своеобразную областную народность". Доказывая это, автор исследовал "умственные и нравственные черты и особенности" сибиряков, обращал внимание на их религиозность, грамотность и кругозор. Он охарактеризовал материальную культуру русских сибиряков следующим образом: "Внешнее оформление жизни: дома, пища, одежда подвержены моде, и, особенно в среде состоятельных крестьян, только ею и определяются". Отказ от традиций крестьянской культуры автор видел и в том, как организуется досуг, прием гостей.

Описывая сложение общего для всех русских сибиряков языка, отказ от региональных и групповых особенностей в крестьянской культуре, формирование общих норм и ценностей в хозяйственной деятельности, Н.М. Ядринцев давал характеристику русских жителей Сибири в целом, поскольку считал, их объединяет общность языка, культуры и отношения к жизни. Для обозначения всех русских жителей Сибири он употреблял термин - сибиряки. Такой процесс сложения единства всех русских казался Н.М. Ядринцеву позитивным. Он, в частнолсти, отмечал, что именно в этом заинтересовано общество и его следует поддерживать, опираясь на просвещение и массовую печать.

Процесс, который наблюдал Н.М. Ядринцев, уже не раз описан современной научной литературе. Название ему - сложение нации, которое как полагают многие авторы, до определенной степени подвластно человеческой воле и контролируется государством. В чем же политическое значение русской нации в Сибири, какова ее историческая миссия? Так формулировали этот вопрос и пытались давать на него ответы исследователи XIX в. В наши дни подобным вопросом задаются многие российские историки, в частности, исследователи Российской империи, этнографы, специалисты по истории Сибири и т.д. Они полагают, что расширение империи на восток (в данном случае в Сибирь) не ограничивалось только военно-политической экспансией, это можно рассматривать и как сложный процесс превращения Сибири и Дальнего Востока в Россию. А в России, разумеется, должны проживать русские, причем не какие-то особенные - челдоны, гураны, кержаки, - а русские "вообще".

Само по себе замечательно, что опальный ученый (за пропаганду областнических идей Н.М. Ядринцев был приговорен к трем годам тюрьмы и последующей ссылке) выступал сторонником процесса, в котором была заинтересована Российская империя, и четко декларировал свою позицию, используя крайне показательное "мы" (см. цитату выше: "мы должны стремиться", "для нас будет гораздо выгоднее"). Это "мы" не определено самим автором, но трудно поставить на его место "мы - сибиряки" или даже "мы - русские". В таких высказываниях патриотически настроенного Н.М. Ядринцева однозначно прочитывалось  государство, которое и обозначалось словом"мы".

Обратимся теперь к тому, что писал Н.М. Ядринцев об отдельных группах русских сибиряков. Описывая разнообразные картины русской сибирской жизни, ученый не мог не использовать широко распространенные в то время термины, которые тогда применялись для обозначения жителей разных районов Сибири (их можно найти и у других авторов того времени - А.П. Щапова, П.А. Ровинского, М.В. Загоскина, А. Принтца и др.): (коренные) сибиряки, казаки, переселенцы, российские, лапотники, семейские, каменщики, "затундренные" (русские), карымы, маганые, а также территориальные названия - туруханцы, барабинцы. Тексты, содержавшие эти слова, служили свидетельствами о культурных, хозяйственных или языковых особенностях той или иной группы, иногда в них выделялся вектор противопоставления одних русских другим.

Характерно , что в произведениях, созданных до начала массового переселения жителей Европейской части России в Сибирь еще не ставились вопросы о том, существует ли фактор, объединяющий представителей всех этих групп (т.е. всех сибиряков), каковы исторические судьбы отдельных групп населения, кто противостоит всем сибирякам как некоему единству. С началом массовых переселений в Сибирь в 1890-х гг. ситуация меняется. Вот, например, описание обитателей Барабы, сделанное Гельмерсеном и процитированное Н.М. Ядринцевым: "Обитатели Барабы - прекрасная и сильная раса… Их обращение свободно и непринужденно, при этом они показывают чувство собственного достоинства и сознание силы. Они нас с первого же раза убедили в справедливости мнения, что сибиряки европейскую Россию и русских принимают за чужеземщину или иностранцев и говорят так, как мы о западноевропейских странах. Если сибиряк русскому, который посещает его гостеприимный дом, говорит дружелюбно: милостивый государь, вы русский (при этом он обыкновенно употребляет слова российский), то этим он не хочет сказать, что вы земляк, а напротив, хочет этим обозначить противоположность себе, как сибиряку". Здесь уместно напомнить суждение современного американского исследователя Дж. Комароффа о том, что "обычно этничность вызывается отношениями неравенства", а "становление конкретной формы этнического самоосознания происходит в условиях контактов [между своими и чужими]"?

По мере того, как в Сибири становилось все больше переселенцев (с 80-х гг. XIX в.), "отношения неравенства" в сфере финансовых возможностей и социальной защищенности, степени адаптации к условиям хозяйствования укрепляли представление о том, что все русские в Сибири делятся на старожилов и переселенцев. Для ученых-статистиков, экономистов, историков и этнографов конца XIX - начала XX вв. более актуальным и практически востребованным казалось изучение отношений старожилов и переселенцев.

Исследования этнического самосознания русских сибиряков, которые начали ученые-сибиреведы XIX в., возобновились спустя почти 100 лет, в 1990-е гг. Этнографы изучают в основном структуру русского сибирского общества, которая выражает себя в  в этнической идентичности. Исторические процессы становления национального самосознания, выработки общих для всех русских форм культуры, в том числе бытовой, т.е. феномен "русскости" в Сибири становятся предметом изучения историков культуры и социальных историков, реализующих так называемый "регионально-управленческий подход в изучении империи". Вопросы, важные для характеристики русской нации в Сибири, решаются исследователями в ходе изучения истории образования в Сибири, истории церкви и книжности и т.п.

Итак, в соответствии с концепциями российских этнографов и историков, первоначально для Сибири были характерны процессы сложения единого русского общества, которое осознавало себя частью русской нации. При этом преодолевались внутрирегиональные различия в языке и культуре, формировалась региональная идентичность - сибиряки, которая включала в себя разные атрибуты  (русский, православный и т.д.). Однако после начала массовых переселений в Сибирь русских из европейских губерний, что вызвало столкновение культурных традиций сибиряков и "новоселов", быстрыми темпами стала формироваться ("мобилизоваться" в современной терминологии) идентичность сибирских старожилов.

Завершая рассмотрение первой проблемы, отметим, что успешное решение вопроса об этногрупповой структуре русских сибиряков возможно только при более детальном рассмотрении исторических фактов и их сопоставлении с теориями этноса.

<<< К началу

К вопросу 2>>>

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016