123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Публикации | Коллекция авторефератов
Глушкова Тамара Николаевна | Коровушкин Дмитрий Георгиевич | Бельгибаев Ержан Адильбекович | Бережнова Марина Леонидовна | Бетхер Александр Райнгартович | Волохина Ирина Валерьевна | Жигунова Марина Александровна | Золотова Татьяна Николаевна | Иванов Константин Юрьевич | Коломиец Оксана Петровна | Корусенко Михаил Андреевич | Корусенко Светлана Николаевна | Назаров Иван Иванович | Свитнев Алексей Борисович | Селезнева Ирина Александровна | Смирнова Елена Юрьевна | Ярзуткина Анастасия Алексеевна | Тихомирова Марина Николаевна | Титов Евгений Владимирович | Блинова Анна Николаевна


Назаров Иван Иванович

ТРАДИЦИОННОЕ ХОЗЯЙСТВО И КУЛЬТУРА
ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ КУМАНДИНЦЕВ
ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX В.

Специальность 07.00.07 - этнография, этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Работа выполнена в Омском
государственном университете

Научный руководитель
доктор исторических наук,
профессор Н.А. Томилов

Защита состоялась 20 мая 2004 г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Предлагаемое исследование посвящено этнографическому изучению традиционного хозяйства и элементов культуры жизнеобеспечения кумандинцев. Традиционное хозяйство народов, населяющих Сибирь, несмотря на высокие темпы его урбанизации и модернизации, привлекает внимание специалистов-этнографов и в наши дни. Глобальный структурный кризис современной российской экономики привел к тому, что хозяйство сельских жителей многих регионов, в том числе и коренного населения Алтая, становится натуральным. Возрождаются уже потерявшие свое прежнее значение собирательство, охота, другие промыслы. Аналогичные процессы происходят и у кумандинцев. Эти занятия сегодня снова становятся основой их жизнеобеспечения. В связи с этим актуальным становится изучение традиционных хозяйственных занятий кумандинцев.

Возможность внедрения изученного опыта предков по хозяйственному освоению конкретной территории в современную хозяйственную деятельность наглядно демонстрирует актуальность подобного рода исследований.

Одной из реалий современной жизни является процесс унификации культуры у многих народов, населяющих Сибирь. Данный процесс естественный и, по-видимому, неизбежный, приводит к исчезновению самобытных черт культуры таежных охотников, рыболовов и земледельцев Северного Алтая. Уходят в прошлое и забываются традиционный образ жизни с оригинальной системой религиозных верований и фольклор кумандинцев. Возникает необходимость сохранения культурного наследия кумандинцев, и мы надеемся, что данная работа и послужит этой цели.

Научная актуальность исследования традиционного хозяйства и культуры жизнеобеспечения кумандинцев обусловлена наличием существенных пробелов в изучении названных областей традиционной культуры этой этнической группы.

Степень изученности темы. Самые ранние сведения о хозяйственных занятиях кумандинцев содержатся в работах известного историка XVIII в. Г.Ф. Миллера[1] и путешественника начала XIX в. геолога И. Гельмерсена[2]. Наиболее полное описание традиционной культуры алтайцев в XIX в. было составлено православным миссионером В.И. Вербицким. Итоги его более чем 30-летнего наблюдения за бытом, хозяйством и верованиями алтайцев были опубликованы в специальной работе "Алтайские инородцы"[3]. Отдельные сведения по нашей теме содержатся в книге известного тюрколога В.В. Радлова, посетившего нижних кумандинцев в 1861 г.[4].

Сведения о традиционных занятиях кумандинцев содержатся в работах известного сибирского публициста Н.М. Ядринцева[5]. Ценные сведения по нашей тематике имеются в публикациях Н.Б. Шера[6] и Н. Богатырева[7]. Отдельно следует упомянуть о статистико-экономической комиссии Главного управления Алтайского округа по изучению алтайцев, работу которой возглавлял С.П. Швецов. Результаты работы по изучению экономического быта алтайцев в начале XX в. были опубликованы в многотомнике "Горный Алтай и его население". Отдельный том был посвящен хозяйству кумандинцев[8].

В 1927 г. верхних кумандинцев посетил известный этнограф Д.К. Зеленин. По итогам его поездки была написана статья на немецком языке об эротическом ритуале "кочо-кан"[9]. В 1920-е - 1930-е гг. этнографическим изучением алтайцев занимались исследователи А.В. Анохин и А.И. Новиков. Ими же в этот период была собрана богатейшая коллекция предметов по традиционной культуре алтайцев, которая теперь хранится в музеях Санкт-Петербурга. А.И. Новиковым была опубликована статья о пчеловодстве у алтайцев и кумандинцев[10].

В 1930-е гг. сбором этнографического и фольклорного материала у тюркоязычных народов Северного Алтая занималась Н.П. Дыренкова. Ей удалось записать громадный объем фольклорных текстов, в том числе и охотничьи легенды кумандинцев[11].

В тот же период к изучению истории и культуры алтайцев приступил Л.П. Потапов. Общий стаж его полевых исследований составляет в общей сложности пол века. За это время ученым был собран богатейший материал по культуре народов Алтая и сопредельных территорий. Этот материал лег в основу многочисленных публикаций Л.П. Потапова, в которых раскрываются узловые вопросы происхождения алтайцев[12], содержатся добротные описания одежды[13], пищи[14], хозяйственных занятий[15] и религиозных верований[16]. Происхождению кумандинцев была посвящена специальная работа Л.П. Потапова[17].

В начале 1950-х гг. кумандинцев посетил ленинградский этнограф П.И. Каралькин, работавший в составе Саяно-Алтайской этнографической экспедиции. П.И. Каралькиным был собран обширный материал по родовому составу кумандинцев, записаны их исторические легенды и предания, сведения о хозяйственных занятиях, поселениях, жилищах и одежде[18].

В 1964 г. сбором материала по кумандинскому шаманизму занимался венгерский ученый В. Диосеги. Им был записан уникальный материал о верованиях кумандинцев. Часть этих материалов была опубликована В. Диосеги в статье на английском языке[19].

С конца 1960-х гг. к изучению истории и традиционной культуры кумандинцев приступил Ф.А. Сатлаев, родившийся в кумандинской семье в селе Егона бывшего Старо-Бардинского района Алтайского края. Знание обычаев родного народа, языка и культуры, позволило ему собрать материал, послуживший основой его кандидатской диссертации[20], переработанной впоследствии в монографию "Кумандинцы: историко-этнографический очерк (XIX - первая четверть XX в.)"[21].
Помимо книги Ф.А. Сатлаевым были подготовлены статьи, в которых нашли отражение различные стороны традиционной культуры кумандинцев и их современного положения[22].

В 1978 г. в. Новосибирске вышла в свет книга этнографа Е.М. Тощаковой, посвященная анализу традиционной культуры алтайцев[23]. В этой монографии имеется раздел о традиционных жилищах кумандинцев.

В 1970-х гг. кумандинцев посетил известный исследователь традиционных верований тюркоязычных народов Сибири Н.А. Алексеев. Им были собраны сведения о ранних религиозных представлениях кумандинцев, которые, вместе с другими материалами были опубликованы на страницах его книги[24].

В 1991 г. появляется статья этнографа В.Д. Славнина, в которой подробно описываются типы жилищ кумандинцев. В основу данной публикации легли оригинальные полевые материалы ее автора[25]. Традиционные жилища народов Алтая, в том числе и жилища кумандинцев, становились объектами специальных типологических исследований З.П. Соколовой и авторов серии "Очерки культурогенеза народов Западной Сибири"[26].

Вопросы развития территориальной общины в Горном Алтае и Шории в конце XIX - начале XX в. рассматривались в монографии А.Н. Садового[27].

Как уже отмечалось, в начале 1990-х гг., начинают публиковаться статьи этнографа из Алтайского государственного университета, переехавшего впоследствии в Томск, - В.Д. Славнина. В сферу его научных изысканий попали верхние кумандинцы, проживавшие в верховьях Бии и в таежных районах горного хребта Бийская Грива. Большая часть информации им была получена от М.В. Кастаракова - прекрасного знатока традиционной культуры, обрядов и фольклора своего народа. Материалы М.В. Кастаракова легли в основу всех публикаций В.Д. Славнина и существенно пополнили прежние представления о культуре кумандинцев. Так, например, В.Д. Славниным были описаны архаические мировоззренческие установки кумандинцев и их календарь[28], погребальная обрядность[29], обряд жертвоприношения коня духу-покровителю рода[30] и некоторые другие аспекты культуры кумандинцев[31].

В начале 2000-х гг. появляются публикации кумандинских краеведов В.М. Данилова[32], упоминавшегося уже выше М.В. Кастаракова[33] и аспирантки Бийского государственного педагогического университета Н.К. Байжумановой[34]. Названные авторы описывают отдельные стороны традиционной культуры и хозяйства своего народа: обряд жертвоприношения коня, народные знания, собирательство и пр. Истории изучения и историографии алтайской этнографии XIX - первой половины XX в., в том числе и этнографии кумандинцев, посвящены специальные работы Е.А. Бельгибаева, Л.В. Кыпчаковой, Н.А. Майдуровой, Л.П. Потапова, Ф.А. Сатлаева, Е.М. Тощаковой[35].

Сложившаяся историографическая ситуация предопределила понимание объектно-предметной сферы и цели нашего исследования.

Объектом исследования является традиционное хозяйство и явления культуры жизнеобеспечения кумандинцев.

Предмет исследования составляют традиционные черты в хозяйстве и культуре жизнеобеспечения и этнокультурные процессы, которые проходили у кумандинцев во второй половине XIX - первой половине XX в.

Цель работы - исследовать традиционные черты хозяйства и культуры жизнеобеспечения кумандинцев, а также выявить и охарактеризовать этнокультурные процессы во второй половине XIX - первой половине XX в.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие  задачи:

  • описать отрасли хозяйства и домашнее производство кумандинцев;
  • выявить хозяйственные комплексы и определить хозяйственно-культурную типологию;
  • типологизировать явления культуры жизнеобеспечения;
  • проследить процессы в культуре жизнеобеспечения, проходившие под влиянием этнокультурных связей, политических и экономических факторов;
  • охарактеризовать этногенетические и историко-культурные связи кумандинцев по материалам хозяйства и культуры жизнеобеспечения.

Территориальные границы исследования охватывают места традиционного проживания кумандинцев в Красногорском (бывшем Старо-Бардинском) и Солтонском районах Алтайского края и Турочакском районе Республики Алтай, преимущественно сельские поселения. В связи с тем, что за последние полвека произошел значительный отток населения из сельской местности в города, в сферу исследования попали также и кумандинцы, проживающие теперь в г. Бийске.

Хронологические границы исследования обозначены периодом второй половины XIX - первой половиной XX в. Выбор этих границ был вызван прежде всего наиболее стабильным функционированием в этот период традиционных явлений культуры кумандинцев и состоянием источниковой базы по нашей теме.

Методологической основой диссертации является принцип историзма, а также разработанные в отечественной науке понятия культуры, традиционно-бытовой культуры и ее сфер, в том числе культуры жизнеобеспечения, хозяйственно-культурных типов и хозяйственных комплексов.

Культура являет собой достаточно вариативную систему, и ее изучение, на наш взгляд, невозможно путем жесткого разграничения на материальную или духовную сферы. В противном случае будет утеряна этническая составляющая. Поэтому в настоящем исследовании, посвященном изучению преимущественно хозяйства и материальной культуры, значительное место отводится и отражению материальных объектов в иррациональных представлениях кумандинцев. Как отмечал известный этнограф и религиовед С.А. Токарев, этнографа должна интересовать не вещь сама по себе, а ее отношение к людям[36].

Методика исследования базировалась на традиционных для этнографической науки полевых и кабинетных методах. В полевых условиях использовались методы непосредственного, включенного и вызванного наблюдения. Основная информация в поле получена благодаря опросам населения, проводившимся по опубликованным вопросникам и программам[37]. Наряду с этим широко использовались последующие беседы с ключевыми информаторами для перепроверки и уточнения информации. Кроме того, использовался метод фиксации явлений материальной культуры путем фотографирования и зарисовки. Большая часть наших информаторов свободно владеют как своим - родным, так и русским языком, поэтому общение с ними происходило без переводчиков и не составило особых проблем.

Из кабинетных методов использовались общенаучные методы: научное описание, анализ, синтез, методы классификации и типологии явлений традиционной культуры. В диссертации также применялся сравнительно-исторический метод, относящийся к числу специально-дисциплинарных методов.

Источниковую базу исследования составили несколько групп источников. Основным источником послужили полевые материалы автора, собранные за время этнографических поездок 1997-2002 гг. в места традиционного расселения кумандинцев - населенные пункты Красногорского и Солтонского районов Алтайского края и Турочакского района Республики Алтай и в г. Бийске. В 2001-2002 гг. автор диссертации проводил полевые работы в составе алтайской группы Южно-Сибирской историко-этнографической экспедиции Омского филиала Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН (руководитель экспедиции к.и.н. А.Г. Селезнев).

Музейные коллекции. Самая многочисленная коллекция хранится в Бийском краеведческом музее. Число предметов, характеризующих различные стороны традиционной культуры кумандинцев, собранных в различные годы сотрудниками этого музея, насчитывает более 300 единиц. Вторая по численности коллекция находится в Музее антропологии и этнографии им Петра Великого (Кунсткамера) (МАЭ). Она насчитывает более 100 предметов, собранных в 1912-1913, 1931-1932 гг. исследователями А.В. Анохиным и А.И. Новиковым (коллекции №№ 2014, 2079, 5063). Коллекция Российского этнографического музея (РЭМ) по этнографии кумандинцев, насчитывающая 25 предметов, была собрана в 1951 г. П.И. Каралькиным во время Саяно-Алтайской этнографической экспедиции (коллекция № 6633).

Небольшие коллекции хранятся в фондах Томского областного краеведческого музея (сборы сотрудников музея начала XX в.), Музея археологии и этнографии Сибири Томского государственного университета (сборы А.Р. Кима); Алтайского государственного краеведческого музея (сборы сотрудников музея, фотографии землеустроителей начала XX века), Горно-Алтайского республиканского музея (сборы сотрудников музея), в Музее археологии и этнографии Алтая Алтайского государственного университета (сборы автора диссертации и участников этнографических экспедиций АлтГУ), а также в краеведческих музеях Красногорского и Солтонского районов (сборы сотрудников этих музеев).

К данной группе источников примыкают материалы этнографических экспедиций Алтайского государственного университета, проводившихся в 2001-2002 гг. в Красногорском и Солтонском районах под руководством Е.А. Бельгибаева. Материалы хранятся в Музее археологии и этнографии Алтая Алтайского государственного университета.

Архивные источники. Использовались архивные собрания МАЭ, где хранится фонд известного этнографа, специалиста по фольклору тюркских народов Н.П. Дыренковой. В этом фонде нами просмотрены и используются в диссертации записи фольклорных текстов на кумандинском языке и рукописи неопубликованных статей Н.П. Дыренковой (Архив МАЭ Ф.3. Оп. 1. Д. 150-192, 216, 227). В архиве МАЭ хранятся также материалы Саяно-Алтайской экспедиции 1951 г., и среди них - полевой дневник П.И. Каралькина, совершившего поездку по кумандинским селам Солтонского и Старо-Бардинского районов (Архив МАЭ Ф. К-1. Оп. 2. Д. 37).

Большой объем информации по тематике диссертации хранится в Центре хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК) в г. Барнауле. Нами проанализированы 15 фондов этого архива, в которых содержится информация, относящаяся к концу XIX - первой трети XX в. Эта информация собрана разными ведомствами. Наиболее информативными для нашей темы оказываются документы из фондов землеустроителей, о межевании земель в кумандинских аилах.

Кроме того, в диссертации используются сведения из местных архивов: Калташинской сельской администрации (Красногорский район) и Сузопской сельской администрации (Солтонской район). В упомянутых архивах хранятся похозяйственные книги с 1930 гг., содержащие статистическую информацию о состоянии первых кумандинских колхозов и оценку личных хозяйств колхозников.

Помимо этого, привлекались документы из архива Красногорского районного исторического клуба (музея), где хранится переписка П.И. Каралькина с сотрудниками названного музея. В письмах содержатся сведения о хозяйственных занятиях кумандинцев.

В архиве Научно-производственного центра по изучению и сохранению культурного наследия Алтайского края "Наследие" (НПЦ "Наследие") хранятся отчеты сотрудников этой организации, кандидатов исторических наук М.Т. Абдулганеева и Н.Ю. Кунгуровой, проводивших в разные годы археологические раскопки могильного комплекса Солонцы-1 в Красногорском районе Алтайского края. Интерес для нашей темы представляют несколько могил, раскопанных названными археологами, и отнесенных ими к числу кумандинских захоронений второй половины XIX в. В данных могилах обнаружены остатки женской и мужской кожаной обуви.

Научная новизна работы заключается в специфическом подходе к рассмотрению традиционной хозяйственной деятельности и культуры жизнеобеспечения кумандинцев как комплекса взаимосвязанных явлений. Такой подход позволяет выделить в общем массиве культуры частные проявления и установить связи этих частных проявлений культуры кумандинцев - с аналогичными явлениями в культурах других народов. Само исследование, озаглавленное как традиционное хозяйство и культура жизнеобеспечения, проводится на кумандинских материалах впервые. Кроме того, в диссертационном исследовании вводится новый материал по традиционной культуре кумандинцев, собранный автором.

Практическая значимость. Материалы и результаты настоящего исследования могут быть использованы при изучении различных сторон этнической истории и культурогенеза коренного тюркоязычного населения Алтая. Кроме того, материалы диссертации могут использоваться при написании учебных пособий и курсов лекций. Отдельные выводы данного исследования могут использоваться в современной хозяйственной деятельности населения предгорий Северного Алтая.

Апробация. Основные положения диссертации апробированы в выступлениях на 14 научных конгрессах и конференциях и отражены в 19 публикациях автора.

Далее. К разделу "Основное содержание работы" >>>

К разделу "Примечания" >>>

© И.И. Назаров, 2004

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016