123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Публикации | Коллекция авторефератов
Глушкова Тамара Николаевна | Коровушкин Дмитрий Георгиевич | Бельгибаев Ержан Адильбекович | Бережнова Марина Леонидовна | Бетхер Александр Райнгартович | Волохина Ирина Валерьевна | Жигунова Марина Александровна | Золотова Татьяна Николаевна | Иванов Константин Юрьевич | Коломиец Оксана Петровна | Корусенко Михаил Андреевич | Корусенко Светлана Николаевна | Назаров Иван Иванович | Свитнев Алексей Борисович | Селезнева Ирина Александровна | Смирнова Елена Юрьевна | Ярзуткина Анастасия Алексеевна | Тихомирова Марина Николаевна | Титов Евгений Владимирович | Блинова Анна Николаевна



СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, списка сокращений, а также приложений. Приложения к диссертации состоят из двух частей: иллюстративного материала и списка информаторов. Иллюстративный материал приложения составлен преимущественно на основе полевых материалов диссертанта.

Во введении обоснована актуальность исследования, определена объектно-предметная область, поставлена цель и задачи, определены территориальные и хронологические рамки исследования, охарактеризована его методологическая база и методы исследования, представлена степень изученности проблемы, описана научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования.

Первая глава "Хозяйственные занятия кумандинцев во второй половине XIX - первой половине XX в." состоит из восьми разделов.

В первом разделе дано описание природно-климатических условий территории проживания кумандинцев - предгорий Северного Алтая.

Во втором разделе рассматривается традиционный календарь кумандинцев. Наибольшее число сходств по названиям месяцев кумандинский календарь находит с челканским (курек ай, кыра ай, от ай, тугонок ай, улуг и кичик кырлаш ай). Объяснение этому кроется, очевидно, не только в сходных природных условиях территории их проживания, но и, скорее всего, в общности их происхождения. Кумандинский календарь находит сходства и с календарем своих северных соседей - шорцев (пичин ай, улуг и кичик кырлаш ай, ажык аjы, чел аjы), с несколько удаленными чулымскими тюрками (кусук ай, ак палык ай, улуг и кичик кырлаш ай), а также с сагайцами (от ай, чел ай, курек).

Сходства в названиях с другими, нетюркоязычными народами Сибири - кетами и селькупами - выразились в наличии месяца, фиксирующего фенологическое состояние рыбы (ак палык ай - у кумандинцев, месяц неводьбы нельмы - у кетов, месяц нельмы - у селькупов; сюда же можно добавить и наличие бурундучьих месяцев в календарях кумандинцев, селькупов и кетов). Вероятно, это свидетельствует о древних связях дотюркского населения Северного Алтая с древним самодийским и кетоязычным населением Сибири. Отличительной чертой кумандинского календаря является наличие месяца "решения духов-покровителей кама" или судного месяца - чаргы ай, не находящего аналогии у других народов.

В третьем разделе исследуется охотничий промысел кумандинцев - основная отрасль их хозяйства. Охота кумандинцев была сезонной (поздняя осень - зима) и пешей. В качестве основного средства передвижения использовались лыжи двух типов: голицы (канъай, калбрак шана) и подволоки (апша, чаккан шана, тукту шана). Для транспортировки грузов использовались нарты (соортпе шанач), волокушу (суртпе) из конской кожи, а также верхового коня. Из орудий охоты преобладали ее пассивные формы: петли (кыл), кулемки (кулемке), различные придавы, капканы и ловушки (куреч), ловчие ямы (куруп), многокилометровые изгороди с ловушками и др. Охотились также луком со стрелами (нjанчык, алар) и ружьями (мултук). Во время промысла охотники объединялись в артели, которые совместно жили в шалашах и всю добычу между членами артели делили поровну. Вместе с тем, охота - это не только хозяйственное занятие, но и своеобразный быт, тесно связанный с духовной культурой. Весь быт охотников был пронизан целой серией запретов, строгое следование которым было залогом удачи на промысле. Кумандинцы почитали следующих духов-хозяев тайги и покровителей охотников: Каным, Сары-Каным, Шалыг и Сары-Шалыг, Тайгам, Курмуш, а также духов-хозяев родовых гор, ветвистый кедр, под которым устраивался охотничий шалаш, хозяина/хозяйку огня и др.

Четвертый раздел посвящен собирательству - древнейшей присваивающей отрасли хозяйства. Объектами собирательства кумандинцев являлись ягоды: клубника (дьер дьиилек), земляника (эмчек чийлеги), малина (агаш дьиилек), черника (кара дьиилек), клюква (сас дьиилек), смородина черная (каратош/караат) и красная (кызылат), кедровый орех, корни кандыка, дикого лука и чеснока (ускум), черемша, черемуха (чермыт), калина (палоон), дягиль (палтырган) и другие растения.

В пятом разделе рассматривается традиционное рыболовство кумандинцев. Лов рыбы осуществлялся кумандинцами удочками (карвык сабы, карвак, карбык), при помощи петель (кыл), прикрепленных к длинным, до двух метров, палкам, шестами с крючками.

В летнее время кумандинцы ловили рыбу плетеными сетями и неводами (каабу, шуун, созирме, уу, пара, аг). При ловле неводом применялся бот (булгаш). Мелкую рыбешку ловили также бреднем из сплетенных между собой прутьев ивы. Для лова рыбы на реках кумандинцы плели из ивовых прутьев морды (марда/мордо) и верши (суген). И морда и верша часто становились составными частями запорных сооружений, возводившихся кумандинцами на реках и их протоках. Осенью кумандинцы сооружали на реках заездки (туглар) - изгороди, которые перегораживали всю реку. На крупных реках и на мелких речках во время весенних паводков, когда рыба старается держаться ближе к берегу, кумандинцы сооружали около берега рыболовные снаряды - сайып. Он представлял собой небольшую, длиной до двух метров изгородь, отходящую от берега. На дальнем конце этой изгороди закреплялась верша устьем против течения. Нами зафиксировано воспоминание о сооружении кумандинцами земляных запруд (пуук пулу - запрудить реку). На озерах и старицах рек кумандинцы ставили котцы (кисы). В плане котцы имели форму "червоного туза" или спирали (диаметром около 2 м) с двумя направляющими открылками. Кумандинцы практиковали лучение рыбы при помощи остроги (сайгы) с четырьмя или пятью зубами. Основным водным средством передвижения кумандинцев по воде, которое также активно использовалось в рыболовном промысле, являлась лодка-долбленка (кебе), а также берестяная лодка (тос кебе).

Кумандинцы почитали следующих духов-хозяев водной стихии: речную хозяйку Шалаг, хозяйку воды Сууг эзи, кер-балык, кер-пос и улу-арджан, а также лягушку (пага), которая являлась одним из духов помощников кумандинских шаманов.

В шестом разделе характеризуется земледелие кумандинцев, которое издревле носило ограниченный характер, было подсечно-огневым и мотыжным. Существенные перемены в земледелии произошли со второй половине XIX в. с заимствованием от местных русских крестьян новых сельскохозяйственных орудий и новых приемов обработки почвы. О глубокой древности занятия кумандинцами земледелием свидетельствует практиковавшийся у них ранее эротический обряд кочо-кан.

В седьмом разделе исследуется животноводство кумандинцев и его основные отрасли: коневодство, скотоводство, овцеводство и пчеловодство. Большая часть животноводческой терминологии кумандинцев восходит в тюркскому лексическому фонду. Происхождение коневодства связывается с древнетюркскими скотоводческими племенами. Лошадь занимала одно из центральных мест в верованиях кумандинцев, что проявилось в особом ритуале жертвоприношения тайэлга, посвящении животного божествам, особой роли лошади в погребальном обряде и др.

В восьмом разделе описываются домашние ремесла кумандинцев: кузнечное, ткачество, кожевенное, изготовление войлока и др.

Особые природные условия предгорий Северного Алтая обусловили комплексный характер хозяйства у коренного населения. Ни одна из отраслей не могла самостоятельно полностью удовлетворить основные витальные потребности человека.

У двух групп кумандинцев: верхних и нижних, существовали определенные хозяйственные различия. У верхних кумандинцев, проживавших преимущественно в таежной зоне, большое значение в хозяйстве имели охота и собирательство, с подсобным земледелием и животноводством. У нижних же кумандинцев, расселявшихся в лесостепной и степной зонах предгорий Северного Алтая, земледелие и животноводство получили большее развитие, при этом также сохранялась роль охоты и собирательства.

По способам хозяйствования и используемой терминологии кумандинцы обнаруживают наибольшее сходство со своими ближайшими соседями, проживающими в сходных природных условиях - шорцами, челканцами и тубаларами. Здесь можно назвать охоту, земледелие, рыболовство и скотоводство, связанные с этими отраслями орудия труда и религиозные верования и обряды (дух-покровитель охоты Каным, обряды тайэлга и кочо-кан и др.).

Значительный вклад в развитие традиционного хозяйства кумандинцев внесла колонизация русскими крестьянами предгорий Северного Алтая. Привнесение новых способов хозяйствования и орудий труда (сенокошения, плугов, кос-горбуш и литовок и др.) дали толчок к развитию пашенного земледелия и огородничества, молочного животноводства и пчеловодства.

Вместе с тем, имело место и обратное влияние. Русские крестьяне заимствовали от аборигенного населения способы и орудия охоты, собирательство дикорастущих растений, некоторые способы и орудия рыболовства и др.

Вторая глава "Культура жизнеобеспечения кумандинцев во второй половине XIX - первой половине XX в." состоит из пяти разделов.

В первом разделе анализируются традиционные поселения кумандинцев. Установлено, что характерной особенностью развития кумандинских поселений стало исчезновение их сезонных населенных пунктов (летников и зимников) и появление постоянных поселений, в которых число дворов и жителей неуклонно росло. Существенное влияние на кумандинские поселения оказала колонизация русскими крестьянами предгорий Северного Алтая. Выделены следующие периоды развития кумандинских поселений: время, предшествующее появлению первых поселений русских крестьян (последняя треть XVIII в.) характеризуется наличием сезонных поселений (летних и зимних), последняя треть XVIII в. - 20-30-х гг. XIX в. характеризуется возникновением первых поселений Бийской укрепленной линии. С 20-30-х гг. XIX в. начинается новый период, связанный с деятельностью Алтайской духовной миссии, учреждавшей новые поселения для кумандинцев, и активным заселением русскими крестьянами предгорий Северного Алтая. Конец XIX - начало XX в. выделяется в особый период в связи с землеустроительной компанией, которая закрепила за кумандинскими аилами земельные наделы и лишила их прежней возможности свободного перемещения из одного аила в другой. Кумандинцы стали проживать в постоянных аилах. Этот период продолжался до 50-х гг. XX в. Начало нового периода связано с начавшейся в 1950-е гг. компанией по укрупнению коллективных хозяйств и ликвидацией "бесперспективных" деревень. Основным содержанием этого периода становится переезд кумандинцев из мест традиционного проживания в райцентры и ближайшие города.

Во втором разделе охарактеризованы и типологизированы традиционные жилые и хозяйственные постройки кумандинцев. Были выделены следующие типы традиционных жилищ: постоянные каркасные жилища с подтипами: 1) полуземлянки с двумя вариантами: чер уг, кыспа уг; 2) конический чум с двумя вариантами: постоянное летнее жилище (соолту аланчык), свадебный шалаш (шалыг одог); 3) плетневое каркасное жилище (урген уг). Тип постоянных срубных жилищ включает следующие подтипы: 1) прямоугольный сруб с двускатной крышей (уг агаш), 2) четырехугольный сруб с "костровой крышей". В отдельный тип выделен саманный дом (уг саманынг иштен). Тип временных жилищ включает два подтипа охотничьего шалаша: 1) многолетнее каркасное двускатное сооружение (кышкы одог ), 2) временное жилище под кроной пихты или кедра.
Хозяйственные сооружения кумандинцев также разделены на два типа: срубные (амбары, сараи, бани) и каркасные (летние сараи, летние кухни).

Наличие у кумандинцев стольких типов жилищ с подтипами и вариантами свидетельствует о специфике их расселения в таежной, лесостепной и степной зонах предгорий Северного Алтая. Так, например, полуземлянки были распространены в степных и лесостепных районах Солтонского и Красногорского районов, где ощущался явный недостаток строительного материала. Срубные жилища получили большое распространение в таежных и лесостепных районах, изобиловавших качественными строительными материалами. Следует также отметить, что прямоугольные срубные дома, плетневые и саманные жилища, требовавшие при их строительстве больших трудозатрат, сооружались главным образом богатыми слоями кумандинского населения. Беднейшие же слои жили в летних чумах, полуземлянках и в жилищах, отнесенных нами к первому подтипу временных жилищ (охотничий шалаш - кышкы одог).

Кумандинцы почитали следующих покровителей дома и домашнего очага: ургенези, куртыяк, хозяина/хозяйку (от иязе/ от ене), хозяина двери (ежiк азi, ежик пайназы, караш-бий), почитался также и хозяин переднего угла - тор эзи, урген эзи.

В третьем разделе исследована традиционная одежда и обувь кумандинцев. Традиционная одежда кумандинцев, получившая в настоящем исследовании впервые наиболее полное описание, разделена на мужскую и женскую. Внутри этих групп выделены типы верхней плечевой (кендрек, саранда, тор дон, колпук, шабур шекпен, чекпен, армок, ньанмек, коспек, кандрак), нижней плечевой (кугнек, кунек, калбакты кунек, кочнок, уй кижинын чамчазы, чамча), поясной одежды (штаны - эр кижинын штан, кат кижинын штан), а также головные уборы (колпаки - колпук, платки - шугрек), дополнительные предметы костюма (пояса - сокон, рукавицы - алта, эльте, чулки - кушту шулуук), обувь и украшения: серьги - сырга, бусы - чиньчи, подвески для кос - jандыш, тужук чинджи, кири тарткыш, шурмеш чачичы. В мужской обуви выделены следующие подтипы: 1) кожаные сапоги с высоким кожаным голенищем - икши, 2) сапоги с холщевым голенищем - ар одук. В женской обуви выделены также два подтипа: 1) кожаные шарык по типу глубоких калош, 2) сапоги с холщевым голенищем по типу ар одук.

В четвертом разделе описаны и типологизированы блюда традиционной кумандинской кухни. Раздел о традиционной пище кумандинцев дополнен оригинальными полевыми материалами автора диссертации. В традиционной пище выделены: растительная пища, включающая продукты собирательства, земледелия и огородничества (талкан, угре, кузем, аш, отпок, тутпаш и др.); мясная пища (баш эт, уртупкеле, кан, канн кыйма, казы, шургем, пыжим, казыбельмене, карын, аскан ургажi и др.), включавшая продукты охоты и животноводства, она состоит из мясных похлебок, блюд из внутренностей домашних и диких животных, вареного мяса и комбинированных блюд; молочная пища (молоко - сут, сметана - каймак, творог - арчи, масло - сарью, сыр - курут); напитки (чай - щай, брага - оортка, позо, водка); ритуальная пища, включавшая в себя блюда (талкан, тутпаш, пша, позо, орткы, шилиг, jалама и др.), которые жертвовались духам и божествам, и пищу, которая поедалась самими кумандинцами во время различных обрядов.

В пятом разделе описывается традиционная утварь кумандинцев - один из важнейших компонентов материальной культуры этноса.

Традиционная утварь кумандинцев в данной работе впервые получила наиболее полное описание благодаря привлечению новых полевых материалов и музейных коллекций. В утвари кумандинцев выделены следующие типы: деревянная утварь с подтипами: 1) долбленая из одного куска дерева (чаши - тепши, айак, ведра - конок, ступы - соко, ложки и ковши); 2) из гнутых досок (сита - элик и веялки - саргааш); 3) бондарная утварь (маслобойки - шапшах, лагушки - лагнык, кадушки - кадушке и бочки); берестяная утварь с подтипами: 1) цилиндрические изделия туеса - туус, сай; 2) предметы кошелеобразной формы; 3) короба - комдо; 4) низкие плоскодонные предметы - туз айак, кийпеч; 5) ложки и ковши; утварь из камня с двумя подтипами: 1) каменная зернотерка (пасак); 2) ручная мельница (кол тербен); металлическая утварь.

По элементам культуры жизнеобеспечения кумандинцы обнаруживают наибольшее сходство со своими ближайшими соседями - челканцами (временные охотничьи жилища, срубные однокамерные постройки, хозяйственные сооружения, распашная женская и мужская одежда, кожаная обувь, головные уборы, многие блюда традиционной кухни и утварь). По тем же компонентам отмечены сходства с шорцами, тубаларами, хакасами, тувинцами и южными алтайцами. По отдельным типам утвари, кумандинцы обнаруживают сходство с сибирскими татарами, а по некоторым элементам одежды с хантами и манси.

Существенное влияние на все элементы культуры жизнеобеспечения оказали русские крестьяне, переселившиеся в предгорья Северного Алтая. Их влияние проявилось в появлении у кумандинцев крупных и постоянных поселений, характерных для земледельческого типа хозяйства, к какому и принадлежали русские крестьяне.
В области традиционного жилища влияние русских проявилось в широком распространении срубной техники домостроения, появились пятистенные дома, отапливаемые русской печью, новая меблировка, новые хозяйственные сооружения (бани, летние кухни), кумандинцы стали изготавливать бондарную утварь.

С приходом русских крестьян изменилась и одежда кумандинцев. Последние все больше стали использовать головные уборы русских, их верхнюю и нижнюю наплечную одежду. Значительно видоизменился женский костюм. Кумандинки стали носить платья, сшитые по образцу русских изделий. Большое влияние стала риобретать городская мода.

Традиционная пища кумандинцев также претерпела изменения. Блюда традиционной кухни кумандинцев дополнились мучными изделиями, шанежками, выпечным хлебом, пирожками с начинкой из картофеля, моркови и других овощей. Появились растительные жиры и новые комбинированные блюда (пельмени, супы и т.д.).

Влияние социально-экономических и политических процессов, усилившихся в первой половине XX в., на разные компоненты культуры жизнеобеспечения было неравномерным. Так, например, эти процессы (коллективизация и укрупнение поселков) привели к исчезновению многих кумандинских поселков, в тоже время колхозное строительство дало толчок срубному домостроительству. Процесс унификации культур сибирских народов, в том числе и кумандинцев, усилился с распространением тканей и одежды фабричного производства и утвари заводского производства.

<<<  К разделу "Общая характеристика работы"

К разделу "Заключение. Публикации И.И. Назарова по теме диссертации" >>>

© И.И. Назаров, 2004

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2018