123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Публикации | Коллекция авторефератов
Глушкова Тамара Николаевна | Коровушкин Дмитрий Георгиевич | Бельгибаев Ержан Адильбекович | Бережнова Марина Леонидовна | Бетхер Александр Райнгартович | Волохина Ирина Валерьевна | Жигунова Марина Александровна | Золотова Татьяна Николаевна | Иванов Константин Юрьевич | Коломиец Оксана Петровна | Корусенко Михаил Андреевич | Корусенко Светлана Николаевна | Назаров Иван Иванович | Свитнев Алексей Борисович | Селезнева Ирина Александровна | Смирнова Елена Юрьевна | Ярзуткина Анастасия Алексеевна | Тихомирова Марина Николаевна | Титов Евгений Владимирович | Блинова Анна Николаевна



В заключении изложены основные результаты исследования.

Традиционное хозяйство кумандинцев носило комплексный характер и характеризовалось сочетанием таких отраслей, как охота, земледелие, животноводство, собирательство и рыболовство. Особые природные условия территории проживания кумандинцев - предгорья Северного Алтая, не позволили отдельной отрасли занять ведущее положение и полностью обеспечивать основные витальные потребности человека. Ведение хозяйства здесь становилось возможным только при сочетании названных выше отраслей. Домашние ремесла обеспечивали кумандинцев материалами для изготовления одежды и обуви, металлом для изготовления орудий, развитая деревообработка служила для изготовления основной мебели и утвари.

Вместе с тем, исследование показало, что у двух групп кумандинцев: верхних и нижних, существовали определенные хозяйственные различия. У верхних кумандинцев, проживавших преимущественно в таежной зоне, большое значение в хозяйстве имели охота и собирательство, с подсобным земледелием и животноводством. У нижних же кумандинцев, расселявшихся в лесостепной и степной зонах предгорий Северного Алтая, земледелие и животноводство получили большее развитие, при этом также сохранялась роль охоты и собирательства.

В традиционном хозяйстве кумандинцев выделены несколько хозяйственных комплексов, для которых был характерен определенный набор элементов материальной и духовной сфер культуры.

Наиболее древним комплексом является охотническо-собирательский. Он характеризуется наличием целого набора охотничьего оружия, ловушек и снаряжения, временных промысловых жилищ (кышку одог), амбаров для хранения продуктов, лыж и средств транспортировки грузов (нарт, волокуш, верховой лошади), берестяного охотничьего короба, набором теплой холщевой и войлочной одежды, особым типом кожаной обуви с высоким голенищем (обувь имела шнурки-завязки, а также специальную петлю на пятке для лыжного крепления, двойные портянки с травой-загатом), промысловыми культами с духами-покровителями охоты и хозяевами тайги.

Рыболовческий комплекс включает: рыболовные снаряды, лодки, блюда из рыбы, промысловый культ с духом-хозяином воды. Этот комплекс, по-видимому, также является одним из древнейших для населения Северного Алтая. Его элементы (запорные сооружения, котцы, заездки, элементы традиционного календаря и др.) находят аналогии у народов расселенных в приобском и иртышском бассейнах: хантов, барабинских и тарских татар, а также у селькупов и кетов, и восходят к рыболовству древнего уральского населения.

Земледельческий комплекс включает: постоянные поселения, срубные жилища, каменную зернотерку (пасак), ручную мельницу (кол тербен), ступу (соко), веялку (саргааш), сито (элик), металлические котлы и сковороды для жарки зерен, мотыги (абыл), блюда с мучными компонентами (талкан, угре, тутпаш, хлебные лепешки, брага и т.д.), а также эротический обряд кочо-кан и игру казан-тертеги. Земледельческий комплекс хозяйства кумандинцев по многим своим элементам восходит к тюркской терминологии. Археологические материалы свидетельствуют о древности этой отрасли на Алтае. Эротический обряд кочо-кан, практиковавшийся у кумандинцев, восходит к древним фаллическим культам раннеземледельческих народов Центральной Азии. В XIX в. земледелие у кумандинцев сильно видоизменилось под влиянием русской колонизации. Осуществился переход от ручного земледелия к пашенному, и произошла смена основной культивируемой культуры: ячменя на пшеницу.
Животноводческий комплекс включает: хозяйственные постройки для домашних животных (летние и зимние сараи, кажаа, поскотины), верховой транспорт и снаряжение коня, наличие развитой коневодческой терминологии, блюда из мяса и внутренностей домашних животных, молочные продукты и напитки, а также развитый культ коня с обязательными жертвоприношениями (тайэлга). Животноводческий комплекс хозяйства кумандинцев возник в результате контактов с древними кочевниками. Вся терминология коневодства, скотоводства и овцеводства имеет тюркские корни. Вместе с тем, коневодство у кумандинцев, адаптированное к местным природным условиям, было ограничено острой недостачей корма в зимний период.

В рассмотренный период развитие традиционного хозяйства и элементов культуры жизнеобеспечения кумандинцев происходило под активным влиянием русских крестьян.

Принесение новых способов хозяйствования и орудий труда (сенокошения, плугов, кос-горбуш и литовок и др.) дали толчок к развитию пашенного земледелия и огородничества, молочного животноводства, пчеловодства и огородничества. Вместе с тем, имело место и обратное влияние. Русские крестьяне заимствовали от аборигенного населения способы и орудия охоты, собирательство дикорастущих растений, некоторые способы и орудия рыболовства и др. Наиболее ярко влияние кумандинцев прослеживается на материалах культуры жизнеобеспечения. Так, например, кумандинцы научили русских собирать и употреблять в пищу дикорастущие растения. Удобная и незаменимая во время таежных промыслов кожаная обувь кумандинцев, стала изготавливаться и русскими крестьянами.

Процессы унификации культур, протекавшие под влиянием урбанизации, распространения фабричной одежды и утвари, привели, в конечном счете, к трансформации традиционной культуры народов Сибири, в том числе и кумандинцев. Изменился как характер их расселения: исчезли мелкие поселки и большая часть населения уехала в города и райцентры, так и сам облик культуры. Изменилась роль многих отраслей хозяйства: уменьшилась роль охоты и собирательства, но выросло значение пашенного земледелия и молочного животноводства. Перестали строиться традиционные жилища, и практически полностью исчезла традиционная одежда. Со второй половины XX в. культура сельских кумандинцев все более походит на культуру местных русских крестьян. Единственным элементом традиционной культуры жизнеобеспечения, сохранившимся с некоторыми изменениями до наших дней, является пища кумандинцев. Сохранность традиционных блюд, вероятно, может быть объяснена их повседневным приготовлением и, потому, устойчивыми знаниями их рецептуры и способов приготовления.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора:

1. Назаров И.И. Материальная культура кумандинцев как объект историко-культурного наследия Алтайского края // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. - Барнаул, 1999. - Вып. X. - С. 151-158 (в соавторстве с Н.Ю. Кунгуровой);

2. Назаров И.И. Гора Елтош и ее хозяйственное и духовное значение у кумандинцев // Досуг. Творчество. Культура: Сб. науч. тр. - Омск, 2000. - Ч. II. - С. 81-84;

3. Назаров И.И. Деятельность Алтайской духовной миссии по организации поселений у кумандинцев // Интеграция археологических и этнографических исследований: Сб. науч. тр. - Нальчик; Омск, 2001 - С. 147-150;

4. Назаров И.И. Землеустроительная кампания и хозяйство кумандинцев в начале XX века // Материалы науч. молодежю конф. "Молодые ученые на рубеже третьего тысячелетия", посв. 70-летию со дня рождения академика В.А. Коптюга. - Омск, 2001. - С. 46-48;

5. Назаров И.И. Землеустроительные работы и хозяйство кумандинцев в начале XX века // Исторический ежегодник. Спец. выпуск. Посвящ. 60-летию проф. Николая Аркадьевича Томилова. - Омск, 2001. - С. 224-230;

6. Назаров И.И. Изучение кумандинцев в последней трети XX в. // Историко-культурное наследие Северной Азии: итоги и перспективы изучения на рубеже тысячелетий: Материалы XLI Регионал. археолого-этнограф. студ. конф. Барнаул, 25-30 марта 2001 г. - Барнаул, 2001. - С. 41-43;

7. Назаров И.И. К вопросу о возникновении поселений у кумандинцев // IV конгресс этнографов и антропологов России. Нальчик, 20-23 сентября 2001 г.: Тез. докл. - М., 2001. - С. 153;


8. Назаров И.И. Новые материалы по традиционному рыболовству кумандинцев // Народная культура Сибири: научные поиски молодых исследователей. - Омск, 2001. - С. 50-54;

9. Назаров И.И. Магия в рыболовном промысле кумандинцев // Культурология и история древних и современных обществ Сибири и Дальнего Востока: Материалы XLII Регионал. археолого-этнограф. студ. конф. - Омск, 2002. - С. 509-511;

10.  Назаров И.И. Место представлений о хозяйке реки в рыболовческом комплексе кумандинцев // Культура. Социум. Творчество: Материалы Всерос. конф. и V-го Всерос. науч. -практ. семинара "Досуг. Творчество. Культура". - Омск, 2002. - С. 157-160;

11.  Назаров И.И. Традиционный календарь кумандинцев // Культурология традиционных сообществ: Материалы Всерос. науч. конф. молодых ученых. - Омск, 2002. - С. 75-78;

12.  Назаров И.И. Традиционный календарь кумандинцев в XIX-XX вв. (отражение хозяйственных занятий и этногенетические связи) // Культурология традиционных сообществ: конкурсные работы молодых ученых. - Омск, 2002. - С. 120-130;

13.  Назаров И.И. Экологические принципы организации поселений у кумандинцев // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития Сб. науч. тр. В 3 ч. - Омск, 2002. - Ч. II. - С. 78-80;

14.  Назаров И.И. Из истории кумандинского обряда тайэлга // Науки о культуре - шаг в XXI в.: Сб. материалов ежегод. конф.-семинара молодых ученых. - М., 2003. - С. 210-214;

15.  Назаров И.И. Кумандинские тамги // Народная культура: личность творчество, досуг (этнокультурный и творческий потенциал личности в пространстве досуга): Сб. ст. и материалов Всерос. науч. конф., посв. памяти проф. Михаила Ефимовича Бударина. - Омск, 2003. - С. 66-68;

16.  Назаров И.И. Новые материалы по охотничьему промыслу кумандинцев // Катанаевские чтения: Материалы Пятой Всерос. науч. -практ. конф. (Омск, 17-18 апреля 2003 г.). - Омск, 2003. - С. 212-213;

17.  Назаров И.И. Рыболовство как древнейшая отрасль традиционного хозяйства кумандинцев // V Конгресс этнографов и антропологов России. Омск, 9-12 июня 2003 г.: Тез. докл. - М., 2003. - С. 222;

18.  Назаров И.И. Рыболовство у кумандинцев (по материалам экспедиций 2001-2002 гг.) // Тюркские народы: Материалы V Сиб. симпозиума "Культурное наследие народов Западной Сибири" (9-11 декабря 2002 г., Тобольск). - Тобольск; Омск, 2002. - С. 461-464;

19.  Назаров И.И. Традиционное рыболовство таежных групп Алтая // Древности Алтая. - Горно-Алтайск, 2003. - № 10. - С. 164-171 (в соавторстве с Е.А. Бельгибаевым).

<<< К разделу "Основное содержание работы"

© И.И. Назаров, 2004

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2018