123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Публикации | Коллекция авторефератов
Глушкова Тамара Николаевна | Коровушкин Дмитрий Георгиевич | Бельгибаев Ержан Адильбекович | Бережнова Марина Леонидовна | Бетхер Александр Райнгартович | Волохина Ирина Валерьевна | Жигунова Марина Александровна | Золотова Татьяна Николаевна | Иванов Константин Юрьевич | Коломиец Оксана Петровна | Корусенко Михаил Андреевич | Корусенко Светлана Николаевна | Назаров Иван Иванович | Свитнев Алексей Борисович | Селезнева Ирина Александровна | Смирнова Елена Юрьевна | Ярзуткина Анастасия Алексеевна | Тихомирова Марина Николаевна | Титов Евгений Владимирович | Блинова Анна Николаевна
Главы 1-2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Заключение | Список работ Д.Г. Коровушкина по теме диссертации


Глава 3 "Формирование этнических массивов и этнолокальных групп переселенцев" посвящена, соответственно, описанию истории формирования изучаемых этнолокальных групп на территории, определенной рамками диссертации; показывает достаточно подробно районы выхода переселенцев, пути и факторную базу их миграций, этапы формирования и развития этнических массивов.

В главе приводится значительный по объему материал, характеризующий поселенческую структуру описываемых групп, рассматриваются вопросы формирования и трансформации поселений с указанием причин таковой.
В частности, доказано, что формирование каждого этнического массива из нами рассматриваемых имело следующие, присущие им, особенности.

Чуваши Западной Сибири. Начало складывания чувашского массива в Западной Сибири происходило с 1880-х гг., когда сложились следующие объективные предпосылки для миграции чувашей из Поволжья на восток:

1) отмирание запретительной крепостнической системы;

2) достижение критически высокой плотности населения в северных и северо-западных районах Чувашии;

 3) невозможность дальнейшего расширения возделываемых земель;

4) сокращение лесных массивов.

По переписи 1897 г., в Тобольской и Томской губерниях насчитывалось 3.447 чувашей обоего пола [Патканов, 1911], проживающих в Ишимском, Курганском, Тарском, Тобольском, Тюкалинском, Тюменском и Ялуторовском округах Тобольской губернии, Барнаульском, Бийском, Змеиногорском, Каинском, Кузнецком, Мариинском и Томском округах Томской губернии.

Второй период, имевший качественные отличия от первого, пришелся на время реализации аграрной реформы, проводимой в соответствии с законом от 6 июня 1904 г. Следует отметить, что резкого количественного скачка в этот период, по сравнению с предыдущим, не было. Увеличение числа переселенцев было вполне эволюционным.

Новая, самая мощная волна переселений чувашей из Европейской России в Сибирь пришлась на 1921 - 1929 гг. Несмотря на то, что власти пытались ограничивать масштабы переселений, значительная часть из них совершалась самостоятельно и бесконтрольно, вызывая напряжение и неразбериху на местах водворения переселенцев.

В целом деятельность Переселенческого управления и советских учреждений, унаследовавших его сферу деятельности, привела к тому, что за тридцать лет, прошедших со времени Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., численность чувашей на описываемой нами территории Западной Сибири возросла многократно.

Немцы Сибири. Переселение немцев в Сибирь явилось продолжением и завершающим этапом их движения на восток [Смирнова, 2002, с. 21].
Первый период в складывании немецкого этнического массива в Западной Сибири имеет точкой отсчета также конец 1880-х гг., а именно неурожай 1891 - 1892 гг., подтолкнувший массовую миграцию немцев из Поволжья в Сибирь. Основными районами расселения немецких крестьян в Азиатской России в этот период была Акмолинская область, прежде всего - Омский, Акмолинский и Кокчетавский уезды.

Немецкие села располагались компактно, в основном в районе 10-верстного степного пространства и по линии Петропавловск - Омск - Барабинск.
Второй период связан со "столыпинской" аграрной реформой. Немецкими колонистами были заселены обширные пространства в Славгородском и Омском уездах: всего здесь было основано 323 населенных пункта - по большей части выходцами из Поволжья и с Украины. Перед первой мировой войной в Омском уезде было сконцентрировано больше немцев, чем где бы то ни было в азиатской части Российской империи.

С началом мировой войны их положение значительно ухудшилось, т.к. в России началась кампания против "немецкого засилья" [Смирнова, 2002]. В 1915 г. были приняты "ликвидационные законы", эмиграция в Сибирь перестала носить мирный, экономический характер. Её сменила полоса насильственных переселений: в 1915 г. в различные местности восточной России были выселены немцы из прифронтовой полосы Азовского побережья и Волынской губернии.

Революционные события 1917 г. и гражданская война спровоцировали мощный иммиграционный отток немцев из России в Германию и за океан. Оставшиеся колонии стали добиваться национального самоопределения. В октябре 1918 г. была образована Трудовая Коммуна немцев Поволжья, в 1924 г. преобразованная в автономную республику (АССР НП), ставшую центром российской немецкой диаспоры.

Спецпереселение немцев из Европейской части СССР в 1941 г. и ликвидация немецкой автономии в стране - непреложный и много значащий для истории российских немцев факт - не имеет непосредственного отношения к формированию изучаемого нами немецкого этнолокального массива. Это отдельный вопрос, вопрос этнополитологии.

Сибирские прибалты. Переселения представителей прибалтийских этносов в Сибирь имеют относительно давнюю историю: так, уже в 1803 г. в Тюкалинском уезде Тобольской губ. была основана дер. Рыжково, с самого начала назначенная местом пребывания ссыльнопоселенцев [Лоткин, 1996, с. 17]. На протяжении всего XIX в. эта "колония" была перевалочным пунктом и донором для возникновения других поселений латышей, финнов и эстонцев в Западной Сибири.

В 1880-х гг. начался первый этап добровольного переселения прибалтийских крестьян в Сибирь. Для развития переселенческого движения сформировались как демографические (относительное перенаселение), так и социально-экономические предпосылки. Период с 1880 г. по 1895 г, ознаменовался бурным развитием капитализма как в промышленности, так и в сельском хозяйстве Прибалтики. В этих условиях усугубилось социальное расслоение латышского и эстонского крестьянства, зачастую не имеющего собственной или арендованной земли - так, до 66% крестьян в Эстонии кормились продажей рабочей силы.

Однако потребности растущей промышленности Прибалтики, поглощавшей значительное количество рабочих рук, делало переселение в Сибирь из Лифляндской и Курляндской губерний весьма незначительным. Основную массу переселенцев в этот период составляли жители Латгалии и Эстонии. К 1897 гг. переселенческое движение из прибалтийских губерний в Сибирь достигло своего апогея - в целом в Сибири проживало около 7 тыс. латышей и более 4 тыс. эстонцев, большинство из которых осело в Тобольской губернии (48,5% от числа всех проживавших в Сибири латышей и 50,1% эстонцев). В дальнейшем стремление прибалтийских крестьян к переселению на восток стало жестко ограничиваться властями балтийских губерний России в связи со значительными масштабами внутрироссийской миграции и эмиграции за океан.

Новый импульс переселениям прибалтийских крестьян в Азиатскую Россию придал указ от 9 ноября 1906 г., разрешавший выход крестьян из общины. На этом, втором этапе, уже за 1907-1909 г. только из Курляндской и Лифляндской губерний в Сибирь переселилось более 6 тыс. человек. Как правило, новые участки для переселенцев из Прибалтики нарезались вблизи уже существующих поселений прибалтов в Тобольской и Томской губерниях.

Именно эти два этапа и сформировали локальную этногрупповую структуру переселенцев-выходцев из Прибалтики на территории Западной Сибири.
Дальнейшие миграции связаны с первой мировой войной, оптационными соглашениями Советского правительства с властями прибалтийских республик, вызвавшими большой отток прибалтов из России. Но эти потоки уже не оказали существенного влияния на сложившуюся структуру прибалтийских этнолокальных групп в Западной Сибири - беженцы времен войны селились в городах, а оптация затронула Сибирь незначительно. То же можно сказать и о депортациях латышей и эстонцев 1940-х гг.

Украинцы Западной Сибири. История освоения просторов Сибири украинцами насчитывает не одно столетие - они пришли сюда вместе с первыми русскими, осваивающими этот обширный регион. Однако, как и в остальных рассматриваемых нами случаях, основной поток украинских переселенцев в Азиатскую Россию пришелся на исследуемый нами период.

Освещая вопрос о формировании этнолокальных массивов украинцев в Западной Сибири, автор вынужден сделать важное замечание. А именно: при исследовании материалов ревизий и переписей выясняется, что точное определение украинцев в них невозможно в силу то, что нередко украинцы ("малороссы") входили в общую категорию "русские". В основополагающем источнике - труде С.К. Патканова, в таблицах, в том числе и сводной "Распределение населения Сибири по народностям" [Патканов, 1911, с. 2-11], - они не выделены в самостоятельную группу. Лишь в пояснении им дается информация об общей численности украинцев в Сибири и главных районах их расселения. В дальнейшем, при переписях 1917 и 1926 гг., украинцы учитывались уже не только по родному языку, но и по национальной принадлежности.

По переписи 1897 г. украинская диаспора Сибири и Дальнего Востока составила 223.274 чел., почти половина которых (99,3 тыс. чел.) проживала в Томской губернии (в основном, на Алтае) [Брук, Кабузан, 1981, с. 24].

Как и в других описываемых нами случаях, общим в истории формирования украинского переселенческого массива стали два основных периода - конца XIX столетия и 1904 - начала 1920-х гг.

Основная часть украинских переселенцев в первый период шла в Западную Сибирь из губерний Левобережной Украины - Полтавской, Харьковской и Черниговской. Данная тенденция в основном сохранилась и в последующем, лишь после начала первой мировой войны в процесс переселений на Восток включились украинцы Правобережной Украины (Киевщина, Подолия, Волынь). Но масштабы их переселений вплоть до конца 1920-х гг. были невелики.

Второй период характеризовался значительно возросшими масштабами переселенческих потоков, активным заселением южных районов современных Новосибирской и Омской областей и созданием устойчивых локальных общностей.
К концу 1920-х гг. в Западной Сибири украинцы были расселены на значительной территории относительно крупными массивами на территории современных Исилькульского, Калачинского, Нововаршавского, Полтавского и Таврического районов Омской области, а также Карасукского района Новосибирской области. Кроме этого, значительный массив украинского населения сформировался на территории современного Алтайского края, в районах т.н. Степного Алтая (включая Кулундинскую степь).

Таким образом, мы можем констатировать, что процессы формирования этнолокальных общностей латышей, немцев, украинцев, чувашей и эстонцев в лесостепной полосе Западной Сибири, имевшие свои специфические особенности, имеют, при этом, общие черты - единые хронологические рамки и схожую периодизацию, схожие принципы размещения переселенцев.

© Д.Г. Коровушкин, 2004 г.

К главам 1, 2 >>>

К главе 4 >>>

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016