123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Публикации | Коллекция авторефератов
Глушкова Тамара Николаевна | Коровушкин Дмитрий Георгиевич | Бельгибаев Ержан Адильбекович | Бережнова Марина Леонидовна | Бетхер Александр Райнгартович | Волохина Ирина Валерьевна | Жигунова Марина Александровна | Золотова Татьяна Николаевна | Иванов Константин Юрьевич | Коломиец Оксана Петровна | Корусенко Михаил Андреевич | Корусенко Светлана Николаевна | Назаров Иван Иванович | Свитнев Алексей Борисович | Селезнева Ирина Александровна | Смирнова Елена Юрьевна | Ярзуткина Анастасия Алексеевна | Тихомирова Марина Николаевна | Титов Евгений Владимирович | Блинова Анна Николаевна
Главы 1-2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Заключение | Список работ Д.Г. Коровушкина по теме диссертации


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотренные в предшествующих главах данные нашего исследования и ряда других источников позволили относительно полно представить процессы адаптации и современное состояние этнического развития дисперсно расселенных этнических массивов и групп в современной Западной Сибири. Кроме того, по мере возможности нами были восстановлены и изучены некоторые вопросы исторического развития описываемых этнических групп в западносибирском регионе.

В результате этой работы можно сделать следующие выводы.

1. Устойчиво существующие и в настоящее время этнолокальные группы латышского, немецкого, украинского, чувашского и эстонского населения в лесостепной полосе Западной Сибири сложились именно в результате масштабных переселений конца XIX - первой четверти XX в.

2. Основными факторами столь мощной волны переселения из освоенных районов Европейской России на просторы ее азиатской части стали относительно малоземелье и перенаселение, сопряженные с условиями экстенсивного, в основном, хозяйства; стремление наиболее активной части крестьян различных национальностей к обретению новой, в первую очередь экономической, свободы; нужды развивающейся империи и стремление ее правящих классов к освоению новых географических и экономических пространств; появление новых технологических возможностей в освоении удаленных территорий (в первую очередь - строительство Транссибирской магистрали); удачно проработанная система государственного регулирования процессами переселения и слаженно функционирующий аппарат ее реализации.

3. Традиционные формы хозяйства, присущие материнским этносам изучаемых нами групп, были практически без изменений перенесены в новые места хозяйственного освоения в Сибири. Но под воздействием специфических природно-климатических условий, широким влиянием иноэтничного (как правило, русского старожильческого) окружения, активного вмешательства государства в лице землеустроительных органов, новых рыночных экономических взаимоотношений, хозяйство переселенцев претерпело значительные (как это показано в соответствующих разделах диссертации) изменения, весьма активно адаптируясь к изменившимся условиям.

4. Адаптация традиционной материальной культуры (так же как и хозяйства) была достаточно стремительной. Но она, как это и предполагают принятые в отечественной науке теоретические подходы, имела свои особенности, обусловленные устойчивостью тех или иных элементов материальной культуры к внешнему воздействию. Так, наименьшим изменениям вплоть до последней четверти XX столетия подверглась основа системы жизнеобеспечения - пища. Наибольшим и быстрым - повседневный костюм, при этом праздничная одежда в условиях инонационального окружения приобрела функцию одного из главенствующих этнических определителей.

При этом необходимо отметить, что наибольшие изменения произошли в первые 10-15 лет после завершения процесса водворения переселенцев, т.е. быстрая адаптация жизнеобеспечивающих структур этнолокальных групп была необходимым условием если не выживания, то успешного их функционирования.

Каждая из обследованных нами групп имеет свою степень адаптированности и особенности в развитии этого процесса, но общим является прямая зависимость уровня и скорости восприятия иноэтничных (или даже внеэтничных) черт от степени дисперсности группы или ее части.

К середине 1930-х гг. в обследованных нами группах сложилась устойчивая локальная специфика, характеризующаяся миксацией дифференцированных внутригрупповых черт культуры и наложением на них заимствованных у русских культурных явлений.

В результате адаптационных процессов к концу XX в. достигнут высокий уровень интегрированности национальной культуры латышей, немцев, украинцев, чувашей и эстонцев Западной Сибири с вненациональными формами культуры, что характеризуется их значительной унифицированностью как в сфере материальной, так и духовной культуры.

5. У представителей описываемых нами групп существует сложившееся национально-русское двуязычие, развивающееся в двух направлениях - "вширь" и "вглубь" с повышением уровня русскоязычной языковой компетенции и адекватным ему снижением языковой компетенции национальной. Сфера действия его является всеобъемлющей, при этом родные языки этих этнолокальных групп претерпевают морфологические и семантические изменения.

Непосредственным следствием этого процесса является грядущая языковая ассимиляция представителей обследованных нами этнолокальных групп на основе тотального восприятия русского языка и практического замещения им языков национальных.

Основываясь на приведенных выше доводах, мы можем сделать вывод о прямой зависимости уровня этнокультурной адаптациии от степени дисперсности расселения этнолокальных групп в преобладающей культурно-языковой среде.

На основе всего вышеизложенного можно констатировать:

1) уровень сохранения национально-специфичных черт в культуре описываемых групп к настоящему времени весьма невысок, что обусловлено рядом причин - многочисленными культурными заимствованиями у окружающего русского и, весьма незначительно, татарского населения; глубокими изменениями традиционного хозяйственно-бытового уклада под воздействием изменений в политико-экономических условиях жизни сельского населения как результата исторического развития страны; фактическим разрушением механизма трансмиссии этнической культуры и межпоколенных связей в ходе социально-экономических потрясений в жизни общества; снижением уровня культурно-национальных ориентаций (особенно в небольших дисперсных группах - у чувашей и сибирских прибалтов), что имеет в своей основе культурно-языковую оторванность их от основной массы этноса; высоким уровнем межнациональной (как правило, c русскими) брачности;

2) основной тенденцией в развитии этнокультурных процессов является нивелировка этнически значимых черт в материальной и духовной культуре, а также замещение утраченных либо утративших реальное значение элементов национальной культуры на русские или вненациональные (чаще на основе русских) эквиваленты.

© Д.Г. Коровушкин, 2004 г.

К главе 5 >>>

К списку публикаций автора >>>

 


 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016