123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Публикации | Коллекция авторефератов
Глушкова Тамара Николаевна | Коровушкин Дмитрий Георгиевич | Бельгибаев Ержан Адильбекович | Бережнова Марина Леонидовна | Бетхер Александр Райнгартович | Волохина Ирина Валерьевна | Жигунова Марина Александровна | Золотова Татьяна Николаевна | Иванов Константин Юрьевич | Коломиец Оксана Петровна | Корусенко Михаил Андреевич | Корусенко Светлана Николаевна | Назаров Иван Иванович | Свитнев Алексей Борисович | Селезнева Ирина Александровна | Смирнова Елена Юрьевна | Ярзуткина Анастасия Алексеевна | Тихомирова Марина Николаевна | Титов Евгений Владимирович | Блинова Анна Николаевна


Коломиец Оксана Петровна

СВАДЕБНАЯ ОБРЯДНОСТЬ ТАТАР СРЕДНЕГО ПРИИРТЫШЬЯ
(КОНЕЦ XIX - XX ВВ.)

Специальность 07.00.07 - этнография,
этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Работа выполнена на кафедре этнографии и музееведения
Омского государственного университета

Научный руководитель
кандидат исторических наук,
доцент С.Н. Корусенко

Защита состоялась 14 октября 2004 г.


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. В современном обществе проблема сохранения традиционного становится наиболее важной. Забываются традиции прошлого, их изучение представляется с каждым годом все менее доступным. Пока сохранились еще реликты прошлого, изучение традиционной культуры представляется возможным, и тем более оно необходимо, поскольку сфера эта - ценнейший источник информации по истории функционирования культур в прошлом и трансформации их в настоящем, истории развития, творческой работы этносов. Актуально по-прежнему изучение обрядовой культуры, которая не осталась в стороне от протекающих изменений. Несмотря на утрату своей целостности, тенденции к отмиранию, упрощению некоторых ритуальных форм, традиционно-бытовая обрядность, будучи наиболее консервативной сферой, связанной с областью традиционного мировоззрения и психологии, сохранила еще специфические этнические черты. В связи с этим представляется весьма актуальным изучение свадебной обрядности, которая является наиболее устойчивым элементом культуры этноса. Свадебный обряд относится к обрядам перехода, связанным с переломными моментами в жизни человека, с изменением его возрастного и общественного статуса. Свадебные обряды сопровождают создание новой семьи, поэтому ее изучение помогает нам понять роль и место семьи и каждого человека в обществе. Многие обрядовые действия, совершаемые в моменты заключения брака, имеют глубокие исторические корни, повторяются из раза в раз столетиями, меняют свое содержание и смысл, но, тем не менее, продолжают исполняться по традиции, живут до сих пор. Особый интерес представляет свадебная обрядность в полиэтничных регионах, к которым относится Сибирь, и где непрерывными являются процессы взаимовлияния культур.

Объектом исследования в данной работе является свадебная обрядность татар Среднего Прииртышья в конце XIX - ХХ вв.

Предметной областью исследования является структура традиционного свадебного обряда татар Среднего Прииртышья; локальные особенности, этническая специфика обряда, этнокультурные связи татар Среднего Прииртышья на примере свадебной обрядности; трансформация внешних обрядовых форм и функциональной направленности обряда.

Степень изученности темы. В записях путешественников и историков XVIII - первой половины XIX вв. содержатся фрагментарные сведения об обычаях и обрядах, сопровождающих свадьбу, они весьма поверхностны и не дают нам полной картины обряда. Во второй половине XIX - начале ХХ вв. появились работы И. Юшкова, К. Ельницкого, Н. Маслюкова, в которых описываются формы заключения брака сибирских татар, наиболее яркие обряды при сватовстве, на свадьбе, семейные нравы. Авторы не ставили перед собой цель всестороннего описания свадебного обряда, каждый из них, как правило, подробно фиксировал отдельные элементы традиционного бракосочетания. Наиболее полно исследователями были описаны свадебные обряды барабинских татар.

С началом активной экспедиционной деятельности во второй половине ХХ столетия исследователи получили возможность изучения различных сфер традиционной культуры сибирских татар. Появились обзорные этнографические статьи В.В. Храмовой о западносибирских татарах, в которых описана и традиционная свадьба.

Дальнейшее изучение свадебной обрядности сибирских татар связано с научной деятельностью Ф.Т. Валеева и Н.А. Томилова. В работах Ф.Т. Валеева и Н.А. Томилова освещены многие вопросы, касающиеся традиционной обрядовой культуры различных групп сибирских татар, в том числе уделялось внимание свадебному обрядовому комплексу, его состоянию на рубеже XIX - XX вв. и трансформации основных его элементов в ХХ в. Но работы Н.А. Томилова касаются преимущественно свадебной обрядности томских татар.

Широкий обзор свадебной обрядности западносибирских татар, а именно групп тарских, тобольских, тюменских татар дан в работах Ф.Т. Валеева, в которых автором была предпринята попытка выделения основных этапов традиционного свадебного обряда, были описаны некоторые особенности отдельных компонентов обряда у вышеназванных групп.

В настоящее время возможности всестороннего исследования свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья в свете этнокультурного развития всего татарского населения Западно-Сибирской равнины увеличиваются по мере того, как растет уровень изученности многих сторон материальной, соционормативной и духовной культуры сибирских татар. Опубликован ряд работ по традиционной свадебной обрядности татар Тюменской и Омской областей.

Ф.Л. Шарифуллина в статье "Особенности традиционной свадебной обрядности татар в сельских поселениях Тюменской и Омской областей" предприняла попытку сравнительного анализа свадебной обрядности разных территориально-этнографических групп сибирских татар, описала свадебный обряд каждого "поселенческого куста". Но, на наш взгляд, ученому не удалось проанализировать собранные материалы, выявить общие и особенные моменты обряда, четко их обозначить.

В 2001 г. вышла в свет коллективная монография казанских ученых "Татары", в которой один из разделов был посвящен свадебной обрядности. Р.К. Уразманова рассматривает свадебный обряд во всей его совокупности, выявляя общие и самобытные элементы у различных "периферийных групп татар", к которым в данном труде относят и сибирских татар. Но внимание автора раздела было в основном сконцентрировано на казанских татарах, а самобытный обрядовый комплекс сибирских татар так и не нашел должного осмысления.

С каждым годом растет количество полевого этнографического материала, возможности более подробного изучения свадьбы татар Среднего Прииртышья увеличиваются. А исследования, отвечающего состоянию источниковой базы, включающей всю известную этнографическую информацию, учитывающей последние достижения этнографов-сибиреведов, которое поставило бы развитие свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья в центр внимания, до сих пор нет.

Цель данного исследования заключается в реконструкции исторической динамики свадебного обряда татар Среднего Прииртышья в конце XIX - ХХ веке.

Для достижения заданной цели были поставлены следующие задачи:

- реконструировать традиционный свадебный обряд татар Среднего Прииртышья;

- провести сравнительный анализ свадебной обрядности курдакско-саргатских и тарских татар;

- выявить этническую специфику и этнокультурные взаимодействия курдакско-саргатских и тарских татар с другими этническими образованиями и степень их влияния на свадебную обрядность татар Среднего Прииртышья;

- проследить пути трансформации традиционной свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья;

- дать характеристику состояния свадебного обряда татар Среднего Прииртышья в конце ХХ в.

Хронологические рамки работы охватывают конец XIX - XX вв. В этнографической литературе второй половины XIX - начала ХХ вв. содержатся интересные сведения о свадебном обряде сибирских татар в конце XIX века. Как правило, авторы публикаций описывали то, что им самим удалось наблюдать. Последующий период со второй четверти ХХ в. рассматривается с точки зрения изменений, происходящих в свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья.

Территориальные рамки исследования - северные районы Омской области и так называемый карагайский узел деревень на границе Омской и Тюменской областей. Согласно современному административному делению, тарские татары проживают на территории Большереченского, Муромцевского, Тарского, Колосовского районов Омской области, курдакско-саргатские татары - в Знаменском, Усть-Ишимском, Тевризском районах Омской области и Вагайском районе Тюменской области. В настоящем исследовании рассматривается свадебная обрядность курдакско-саргатской и тарской групп тоболо-иртышских татар, расселенных в Среднем Прииртышье.

Методологическая основа исследования. Данная работа предполагает системный подход в изучении свадебной обрядности, то есть комплексное применение методов структурного, функционального, исторического анализа. Мы рассматриваем свадебную обрядность как некую целостную систему, которая в свою очередь сама является компонентом "метасистемы" (семейно-бытовой обрядности). Реконструированная нами система (традиционная свадебная обрядность татар Среднего Прииртышья) состоит из ряда подсистем (предсвадебные обряды, свадебные обряды, послесвадебные обряды), которые являются компонентами системы и находятся в тесном взаимодействии друг с другом. В исследовании последовательно рассматриваются и анализируются все компоненты системы. Система исследуется нами не в статике, а в динамике, с анализом перспектив ее (системы) дальнейшего существования. Системный подход в данном исследовании реализуется в сочетании с методом типологизации. Под типологизацией мы понимаем сущностную систематику (систематизацию), то есть те наиболее эффективные средства, применяемые для упорядочения и обобщения изучаемого материала.

В диссертации учтены теоретические разработки отечественных этнографов, касающихся определений важных для нашего исследования понятий "традиция", "новация", "обычай", "обряд", "ритуал". Эти научные термины до настоящего времени являются предметом дискуссии в отечественной этнографии.

Наиболее плодотворной попыткой исследования исторических напластований в сложном комплексе свадебных традиций является работа Н.А. Кислякова "Очерки по истории семьи и брака у народов Средней Азии и Казахстана". Н.А. Кисляков установил, что традиционная свадьба состоит из двух больших праздников: помолвки-обручения (праздник 1) и собственно свадьбы (праздник 2) - основного праздника, включавшего религиозный обряд бракосочетания и заканчивающегося переездом новобрачной в дом мужа. Первый из них он считает "пережитком брака эпохи материнского рода", "пережитком праздника бракосочетания при матрилокальном браке в эпоху материнского права". Праздник 2 (свадьба) генетически является порождением другой исторической эпохи, когда возникли патриархальные отношения, и брак совершался лишь после уплаты калыма, а само торжество посвящалось переезду новобрачной в дом мужа, поскольку брак стал патрилокальным. С появлением второго первый праздник стал сохраняться пережиточно, превратившись в помолвку, а матрилокальное поселение брачной пары также пережиточно сохранилось в обычае "тайных" посещений женихом невесты в предсвадебный период. Эта концепция, разработанная применительно к таджикам, нашла подтверждение в ряде фактов семейно-брачных порядков у других народов. Несколько дополнили, развили и уточнили теоретические разработки Н.А. Кислякова, Х.А. Аргынбаев и Н.П. Лобачева на примере свадебной обрядности казахов и узбеков. Во все последующие годы на этнографических материалах различных народов исследователи подтверждают данную концепцию, несколько корректируя ее.

Достаточно плодотворной является попытка функциональной классификации народных обрядов и обычаев, в том числе и свадебных, предпринятая еще в 1920-х гг. Е.Г. Кагаровым. Анализируя обширный этнографический материал, он считал возможным группировать обряды на основе "их целевой установки" и выделял две категории "в религиозно-магических обрядах свадебной драмы": профилактические акты, цель которых состоит в защите человека от злых сил, и действия, связанные с продуцирующей магией, которые должны были обеспечить какие-либо положительные ценности и блага.

Ю.Ю. Сурхаско в общей структуре свадебной обрядности выделил особые подструктуры, каждая из которых выполняла определенную функцию в обряде:

1. юридическо-экономическая, выполняющая функцию правового закрепления достигнутой договоренности и соединения двух семей;

2. религиозно-магическая, обеспечивающая с помощью комплекса предохранительных, продуцирующих, соединяющих и других магических действий благополучие брака;

3. демонстративно-символическая, регулирующая переход жениха и невесты в новые состояния, символизирующие необычность всего происходящего;

4. развлекательно-игровая, создающая приподнятую эмоциональную атмосферу, состояние праздника.

Элементы этих подструктур неравномерно распределяются по периодам свадьбы. Ю.Ю. Сурхаско использовал структурно-функциональную характеристику в исследовании карельской свадебной обрядности. Его примеру последовали некоторые исследователи, применяя описанный метод для характеристики традиционной свадебной обрядности различных народов.

Некоторые исследователи при изучении традиционной свадебной обрядности делают акцент на символике и семантике обрядовых элементов. Свадебный обряд рассматривается как организованное действо общения с окружающим миром, где стереотипность поведения участвующих лиц задана самой традицией. Из современных ученых по семантике свадебного обряда следует отметить работы А.К. Байбурина, основанные на анализе восточнославянского материала. А.К. Байбурин считает, что смысл обряда и его значение заключается в процессе переделывания "чужого" в "свое", что составляет суть механизма культуры. Этот подход в некоторой степени отражает теорию обрядов перехода А. ван Геннепа, суть которой сводится к тому, что "всякое изменение в положении человека влечет за собой взаимодействие светского и сакрального. Оно требует регламентации и соблюдения ритуала. Каждое явление перехода сопровождается церемониями, у которых одна и та же цель - обеспечить человеку переход из одного в другое".

Приступая к анализу структурирования традиционной свадебной обрядности в работах исследователей, подчеркнем, что единого подхода в выделении этапов обряда в науке не выработано. Условно все имеющиеся исследования можно разделить на 3 категории, в зависимости от количества выделяемых частей свадебного обряда.

1. Трехчастная структура традиционного свадебного обряда.

2. Четырехчастная структура традиционного свадебного обряда.

3. В исследованиях данной категории нет четкого структурирования традиционного свадебного обряда.

В настоящей работе за основу взято трехчастное деление традиционного свадебного обряда: 1. Предсвадебные обряды (сватовство, сговор, совет). 2. Собственно свадебные обряды (проведение прощальных встреч со сверстниками, когда молодые находятся уже в статусе жениха и невесты; свадебные церемонии в доме невесты; переезд в дом жениха; свадьба в доме жениха). 3. Послесвадебные обряды (визит молодых в дом невесты; запреты и избегания для невесты после свадьбы; взаимные визиты молодых, родителей, родственников).

Источники. Исследование свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья основано на полевых материалах, собранных участниками этнографических экспедиций ОмГУ и Омского филиала Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН среди сибирских татар в 1975-2003 гг. Данные материалы собирались в Муромцевском, Большереченском, Колосовском, Тарском, Тевризском, Знаменском, Усть-Ишимском районах Омской области; Чановском, Усть-Тарском, Кыштовском районах Новосибирской области; Вагайском, Тобольском районах Тюменской области. Руководство экспедициями в разные годы осуществлялось Н.А. Томиловым, А.Г. Селезневым, С.Н. Корусенко. Все собранные этнографические материалы хранятся в архиве МАЭ ОмГУ (фонд 1), в списке источников указаны номера папок, данные о месте и времени сбора материалов. С 2000 г. сбор материала осуществлялся на основе авторской программы.

Для обследования выбирались как моноэтничные татарские села, так и со смешанным татарско-русским населением. Во многих обследованных населенных пунктах по данным генеалогий и архивных материалов в составе татарского населения были выявлены потомки поволжско-приуральских татар и сибирских бухарцев.

Сбор материала производился методом структурного (тематического) интервью. При этом для опроса привлекались не только люди старшего поколения, наиболее полно владеющие информацией о традиционном свадебном обряде (так называемые ключевые информанты), но и представители младших возрастных групп, ответы которых интересовали нас с точки зрения трансформационных процессов в сфере обрядности. Подобные источники позволили реконструировать структуру свадебного обряда, бытовавшего в конце XIX - первой трети XX вв., а также выделить его локальные особенности.

Источником, послужившим многостороннему исследованию свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья, стали также работы исследователей-этнографов по проблемам интерпретации отдельных частей свадебного обряда, свадебной обрядности в целом у ряда народов Сибири, Поволжья, Средней Азии и Казахстана. Использование литературы позволило представить свадьбу татар Среднего Прииртышья в контексте развития обрядовой культуры семейно-бытового содержания различных народов, указало на функциональную и смысловую направленность некоторых, известных курдакско-саргатским и тарским татарам обрядов. Следует отметить, что этнографическая литература не может являться для нас источником в чистом виде - помимо извлечения важных сведений по тем или иным обычаям и обрядам, мы сталкиваемся с определенной позицией автора, его знаниями и умениями, субъективному восприятию исследователя. Но благодаря такого рода работам, мы получаем возможность реконструировать традиционные обряды и обычаи наиболее полно.

Научная новизна настоящего исследования заключается в том, что оно является первым описанием ранее не изученного компонента духовной культуры татар Среднего Прииртышья, каковым является свадебная обрядность. Впервые была предпринята попытка реконструкции традиционного свадебного обряда татар Среднего Прииртышья, выявления этнокультурных связей и локальных различий в обряде, факторов трансформации отдельных его элементов. В научный оборот вводятся новые источники.

Практическая значимость. Фактический материал, содержащийся в работе, может быть востребован преподавателями при разработке спецкурсов, учебных и методических пособий по этнографии сибирских татар; работниками культурных обществ и татарских культурных центров, специалистами учреждений культуры для разработки пособия по проведению традиционной сибирско-татарской свадьбы. Это представляется тем более важным, что в настоящее время в связи с ростом национального самосознания, сибирские татары проявляют значительный интерес к различным сферам традиционной культуры, в том числе и к свадебной обрядности.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в 14 публикациях. Различные аспекты работы докладывались и обсуждались на международных, всероссийских и региональных научных конференциях: Международный конгресс "Археология и этнография Восточной Европы" (Одесса, 2002); Всероссийская научная конференция "Народная культура Сибири" (Омск, 2001); Всероссийская научная конференция молодых ученых "Культурология традиционных сообществ" (Омск, 2002); Всероссийская научно-практическая конференция "Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития" (Омск, 2002, 2004); V Сибирский симпозиум "Культурное наследие народов Западной Сибири" (Тобольск, 2002); XLII Региональная археолого-этнографическая студенческая конференция (Омск, 2002) и др.

II. СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Структура работы. Настоящее исследование состоит из введения, трех глав, заключения. Кроме того, в работе имеются список использованных источников и литературы, список принятых сокращений, приложение.

Во введении обоснована актуальность исследования, определена объектно-предметная область, поставлена цель и задачи, определены территориальные и хронологические рамки исследования, охарактеризована его методологическая база, представлена степень изученности проблемы, описана научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования.

Первая глава "Состояние традиционной свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья в конце XIX - первой четверти XX вв." состоит из четырех разделов.

В первом разделе описаны основные формы заключения брака, которые в той или иной степени были характерны для татар Среднего Прииртышья: брак путем сватовства, брак путем похищения девушки, добровольный уход невесты к жениху, колыбельный сговор, а также браки по обычаям левирата и сорората. Наиболее частой формой заключения брака у татар Среднего Прииртышья был брак по сватовству с выплатой калыма.

Во втором разделе рассматриваются обряды предсвадебного цикла. Первым этапом предсвадебного цикла являлось сватовство. Сватовство - комплекс обрядов, целью которых является знакомство представителей брачующихся партий, достижение предварительного соглашения о браке. Поскольку свадьба - один из наиболее сложных и многогранных явлений всей обрядовой культуры, разнообразием отличается и такой его компонент, как сватовство. Даже в рамках отдельных групп сибирских татар существуют различия некоторых составляющих его (сватовства) символических действий. У сибирских татар жених и невеста нередко в первый раз друг друга видели на сватовстве, так как родители молодых сами решали, какая партия подходит их детям. Одной из гарантий прочности создаваемой семьи служило всестороннее обсуждение избранной кандидатуры с родственниками, знакомыми ("берешь жену - советуйся с родней своей").

Общественный бытовой уклад предоставлял молодежи возможность встречаться, знакомиться, нередко проводить вместе досуг, участвовать в массовых увеселениях. Большую роль при выборе невесты имел имущественный и социальный статус ее семьи. Браки заключались обычно между семьями, относящимися к одной социальной группе. Немаловажным фактором являлись личные (прежде всего, хозяйственные) качества девушки, а также отношение к труду в семье, так как ни одна из сторон не хотела "родниться с лентяями". Стоит отметить также, что категорически отвергались браки с представителями другой веры, национальности (с русскими, казахами).

Остановив выбор на одной из девушек из своей или соседней деревни, сторона жениха начинала готовиться к сватовству - сурату. Сватовство начиналось по инициативе родителей жениха, они же засылали сватов в дом родителей девушки. Нередко инициатором сватовства был жених. По обычаю сватами выступали старшие, родственники или знакомые, пожилые уважаемые люди. В отдельных случаях сватали отец с матерью, еще реже - жених с родственниками или друзьями. Традиционное сватовство - достаточно длительный, сложный процесс. Сторона жениха осторожно прощупывала почву, неоднократно засылая сватов. Сторона невесты неохотно шла на контакт, договориться удавалось нередко лишь со второй, с третьей попытки, поскольку строгое соблюдение традиции требовало от участвующих в обряде многократного сватовства.

Сватовство начиналось с определенных символических действий, ярко и празднично. Заходя в дом, сваты начинали разговор с речей иносказательных, стараясь завуалировать истинную причину прихода. По обычаю представители с обеих сторон должны были стоять на ногах, пока не договорятся о конечном результате. Сватов принимали родители девушки, которая в это время находилась в другой комнате. Жених и невеста, не должны были присутствовать на сватовстве. В знак того, что соглашение состоялось, сваты и родители девушки разрывали кусок материи на две равные части. После этого начинались взаимные угощения. Во время или после совместной трапезы сторона жениха и невесты обменивались подарками. Вообще размеры и ценность подарков зависела от степени зажиточности брачующихся сторон. Да и сама схема проведения сватовства могла быть значительно упрощенной, но это скорее исключение, чем правило применительно к концу XIX - началу XX вв.

Следующим этапом предсвадебного цикла татар Среднего Прииртышья был сговор - ерашу. Это была встреча мужчин - близких родственников жениха с родителями невесты. По существу это было продолжение сватовства. Встреча происходила в доме родителей невесты, где стороны договаривались о деталях подготовки свадьбы, о размерах калыма. Следующим после сговора являлся совет - кингеш. На кингэше стороны окончательно договаривались о дне свадьбы и обсуждали детали, связанные с ее проведением. После успешно завершившихся предсвадебных церемоний, сосватанные парень и девушка меняли свой статус в глазах общества: они становились женихом - кие и невестой - килен. После сватовства для девушки, подлежащей передаче в другой род, вступали в силу ограничения. Полевые источники свидетельствуют о наличии запретов на контакты с мужчинами, близкими родственниками.

В третьем разделе описывается следующий цикл всего комплекса свадебной обрядности - непосредственно свадьба - туй. Ее устраивали, как правило, через месяц-полтора после сватовства. Непосредственно свадьба татар Среднего Прииртышья включала в себя девичник и мальчишник (парнишник), свадебные церемонии в доме родителей невесты, переезд молодых в дом родителей жениха, свадебные церемонии в доме родителей жениха. В конце XIX - начале XX вв. каждый из этих этапов исполнялся в указанной последовательности. При этом такие важные обряды, как обряд санкционирующего характера - обряд мусульманского бракосочетания (никах), "постельный" обряд, совершались в доме родителей невесты, о чем свидетельствует большая часть источников, соответственно переезд невесты осуществлялся после "постельного" обряда.

Накануне свадьбы устраивались посиделки (цимылдык, цомолтых, чемултык, джелыш, утрала) - вечеринки, на которых участвовала неженатая молодежь. Эти мероприятия были призваны подготовить молодых к свадьбе, это было прощание сверстников с теми, кто должен был после бракосочетания занять новую социальную нишу. В доме у жениха устраивали так называемый мальчишник - нугяр уй ("дом дружков"). За несколько дней до свадьбы в доме невесты проводился туй хатым (букв. "женский праздник"). О нем заранее объявляли, но никого специально не приглашали - приходили те, кто мог. Приносили с собой продукты, деньги. Туй хатым проводили для того, чтобы уменьшить затраты на свадьбу.

Непосредственно свадьба начиналась с того, что в дом родителей невесты приезжали гости, жених, его родственники, родители и знакомые. Празднества в доме невесты именовались кас (кыз) туй ("праздник у девушки"). Собиралось большое число участников свадьбы, помимо родственников жениха и невесты обязательным было присутствие сверстников вступающих в брак, а также соседей, жителей деревень, к которым принадлежали молодые люди. В первый день свадьбы жених не должен был видеть невесту. Молодых разводили по разным комнатам.
У татар Среднего Прииртышья существовал довольно обширный круг обычаев, связанных с преподнесением различного рода угощений. Свадьбы проходили празднично и весело. Кульминационным моментом была вечерняя свадьба (кицке туй).

На следующий день после гулянья, а иногда в тот же вечер, или днем до всех намеченных торжеств совершали мусульманский обряд бракосочетания никах. Мусульманский обряд бракосочетания является наиболее значимым в серии свадебных торжеств у народов, исповедующих ислам.

Поздним вечером жених со своими двумя дружками, которые сопровождали его в ходе всей свадьбы, с молодыми парнями отправлялся с песнями и шумом в дом, где ждала невеста с подругами и женами братьев. Для первой брачной ночи для молодых заранее готовили либо отдельную комнату в доме невесты, либо свободный дом. Утром, после первой брачной ночи, проводили церемонию открывания покрывала - цомак, ачамлык (в значении "головной платок") с головы невесты. Необходимым действием было очищение молодых в бане - интовляр, мунча.

К следующему этапу свадебного обрядового цикла относится церемония переезда новобрачных, ее устраивали либо на второй день свадьбы, либо через неделю. У курдакско-саргатских татар сохранился термин туй китты ("свадьба уехала"), обозначающий переезд молодых в дом жениха. В обряде участвовали молодые, родственники и приглашенные. В переезде не участвовали только родители невесты. Переезд имел символический характер, его устраивали, если даже жених и невеста проживали в одной деревне. Свадебная повозка тогда несколько раз объезжала ее и возвращалась. У всех групп сибирских татар в XIX в. в данном цикле свадебных обрядов древнего религиозно-магического ритуала "очищения" молодых огне. При встрече свадебного поезда во дворе дома жениха или у ворот его дома разводили костер. Повозка, в которой находились молодые, должна была проехать через него. Во дворе для молодых стелили ковровую дорожку или половик, первой на нее ступала невеста, сопровождаемая старшей сестрой и снохой, следом за ними шел жених со свидетелями. Отец и брат жениха осыпали молодую деньгами и сладостями. При въезде свадебного поезда во двор молодые мужчины, стоящие по обе стороны ворот, два-три раза стреляли из ружей в воздух. Перед тем, как войти в дом, невеста должна была встать на подушку (ястык), положенную у порога свекровью: "чтобы ноги у невесты были легкими". Гости со стороны жениха осыпали ее конфетами, под ноги бросали мелкие серебряные монеты, маленькие баурсаки. Свекровь давала невестке мед или сливочное масло: "чтобы она была послушной, чтобы уста ее были сладкими". Затем медом и маслом угощала сына: "чтобы жизнь была сладкой и богатой". Молодых угощали сладкой, соленой и медовой водой. Зафиксирован также обычай выпивания молока молодыми из одной кружки. Манипуляцию с этими продуктами, предметами, имеющими светлый оттенок, белую окраску, использовали с магической целью обеспечения будущего благополучия молодой четы. У ног невесты рвали материю. В этот день во дворе устраивали продажу приданого. В дом родителей жениха его вез отец невесты незадолго до переезда дочери. Продавал приданое родной младший брат девушки, выкупал отец жениха.

Свадебные торжества в доме родителей жениха (егит туй) полностью копировали празднества, проходившие в доме родителей невесты. Происходил очередной круг обменных отношений. Многочисленные обмены ценностями, подарками сопровождались обменом силой. Родственники жениха устраивали второе застолье. Гуляли несколько дней. Подобное дублирование действий на территории жениха - характерная особенность свадебных обрядов многих народов Сибири. В доме жениха невеста должна была сидеть отдельно от гостей за занавеской, лицо девушки скрывала легкая шаль, покрывало. После того, как гости расходились, устраивали церемонию открывания покрывала с головы невесты. Племянник жениха деревянными палочками трижды поднимал шаль, невеста сопротивлялась. Действия акцентировали внимание на том факте, что невеста считалась все еще представительницей чужой стороны, и на контакт с ней шли осторожно. Устраивались своеобразные смотрины, родственники жениха знакомились с новобрачной, дарили ей подарки. В целом у татар Сибири достаточно широко бытовал обычай смотрин невесты или жениха (кияу курештеру, килен курештеру). Только после того, как покрывало снимали, молодая жена могла показаться на людях.
На второй день (если празднества продолжались несколько дней) она приветствовала родителей и родственников мужа, желала им долгих лет, здоровья, дарила подарки. Проходило, так называемое, "приветствие невесты" - килен салом. В этот день молодые приступали уже как хозяева к обычным домашним делам.

В четвертом разделе рассматриваются послесвадебные обряды татар Среднего Прииртышья. Заключительным этапом свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья, является визит новобрачных и родственников жениха в дом родителей невесты - турген. Турген собирали обычно через неделю - две после свадьбы. Здесь присутствовала вся родня с обеих сторон. В некоторых источниках этот обычай обозначается как вторая свадьба. Продолжительность визита не превышала одних суток (в редких случаях упоминается о двух - трехдневном визите). Молодые везли с собой подарки для родных. После турген они возвращались в дом родителей мужа. Взаимный визит родителей молодой проходил не раньше, чем через месяц.
Первое время молодожены жили в доме родителей мужа, часто это длилось до тех пор, пока не появлялись дети. После переезжали в свой дом, однако селились недалеко от родителей. Если женился младший сын, то он и его жена оставались с родителями. Адаптация девушки в новой семье проходила трудно. Для нее сохранялись определенные ограничения, которые подчеркивали ее чужеродность. От трех недель до полугода невеста не должна была показываться свекру. Не разрешалось ходить босиком, открывать ноги, колени, кисти рук, шею, снимать платок и расчесывать волосы перед родителями мужа. После свадьбы невестке запрещалось выходить на улицу до двух недель, ходить одной к своим родителям. Около года невестка не участвовала в общественных работах (в уборке и заготовке сена и т.д.), выполняя хозяйственные дела в пределах дома (стирка, уборка, приготовление еды).

Обрядами послесвадебного цикла завершается проведение обширного традиционного свадебного комплекса у татар Среднего Прииртышья. Все дальнейшие обрядовые действия совершаются в рамках вновь созданной семьи.

Вторая глава "Традиционная свадебная обрядность татар Среднего Прииртышья как результат этнокультурных взаимодействий" состоит из двух разделов.

В первом разделе проводится сравнение основных элементов традиционного свадебного обряда курдакско-саргатских и тарских татар с народами Сибири, Поволжья, Приуралья и Средней Азии. Выделена южносибирская основа в свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья. Не останавливаясь на отличительных чертах в свадьбе различных народов Сибири, выделены общие, наиболее устойчивые архаичные элементы обряда, определена степень культурного взаимовлияния народов Сибири.

Одним из наиболее значительных компонентов, входящих в состав сибирских татар, являются поволжско-приуральские татары. Массовые переселения их в Сибирь начались со второй половины XIX в. Поволжско-приуральские татары оказали огромное влияние на все сферы жизнедеятельности сибирских татар. В связи с этим, был проведен сравнительный анализ свадебной обрядности основных групп поволжско-приуральских татар с реконструированной моделью традиционного свадебного обряда татар Среднего Приртышья.

Немаловажную роль в этническом развитии сибирских татар имел и так называемый бухарский компонент, что, конечно, не могло не отразиться, в том числе и на развитии свадебного обряда. Для того чтобы определить степень влияния бухарцев (и несколько шире - среднеазиатского компонента) на татар Среднего Прииртышья, были привлечены материалы по свадебной обрядности некоторых народов Средней Азии и Казахстана.

Во втором разделе проводится сравнительный анализ свадебных церемоний курдакско-саргатских и тарских татар. У каждой группы выделяются универсальные элементы свадьбы, присущие традиционной свадебной обрядности вообще, и элементы, обнаруженные либо у курдакско-саргатских, либо у тарских татар. Анализ материалов по свадебной обрядности двух названных групп проводится по нескольким направлениям: выявление общих черт в свадебном обряде курдакско-саргатских и тарских татар; выявление элементов свадьбы, наиболее характерных для тарской группы сибирских татар; выявление элементов свадьбы, наиболее характерных для курдакско-саргатской группы сибирских татар; характеристика степени самобытности свадебного обряда у курдакско-саргатских и тарских татар. Для сравнения мы привлекали материалы по свадебной обрядности тобольских и барабинских татар (это связано с тем, что наиболее тесные этнокультурные связи, постоянные брачные отношения курдакско-саргатские и тарские татары поддерживали именно с ними), а также другие территориально-этнические группы сибирских татар (если аналогичный обычай у них зафиксирован в полном объеме). Проведя анализ свадебной обрядности курдакско-саргатских и тарских татар, мы пришли к выводу о том, что у данных групп сибирских татар больше общих моментов, чем различий. Имеющиеся различия не носят принципиальный характер. Это дает нам право говорить о единстве культурно-бытовых традиций в свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья.

В третьей главе "Трансформация свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья" прослежено развитие свадебного обряда курдакско-саргатских и тарских татар на протяжении ХХ в.

Некоторые исследователи выделяют два типа традиционной свадебной обрядности сибирских татар. Доминирующим, по их мнению, являлся первый, характеризующийся следующими признаками: постельный обряд (брачная ночь) происходил до приезда невесты в дом жениха, на территории невесты; переезд невесты в дом жениха совершался после постельного обряда; важнейшие обряды санкционирующего характера совершались на территории родителей невесты; жених и невеста в них не участвовали, они "скрывались". Второй тип: когда постельный обряд (брачная ночь) проводился после переезда в дом жениха и на территории жениха; переезд совершался до постельного обряда; жених и невеста участвовали во всех обрядах, включая свадебное застолье, имеющее санкционирующий характер. Мы разделяем точку зрения исследователей о том, что два вышеуказанных типа свадебного обряда существовали у татар Среднего Прииртышья. Но возникновение второго типа мы связываем с наметившейся трансформацией традиционного обрядового уклада в начале ХХ в. (именно поэтому в указанное время второй тип свадебного обряда не получил еще широкого распространения). Для большинства семей проведение многодневной свадьбы с симметрией празднеств в доме невесты и жениха стало весьма обременительным с экономической точки зрения. Но так как традиция требовала от брачующихся "двойной" свадьбы (и в доме жениха и в доме невесты), то начинали ее в доме родителей невесты, а к вечеру гости и молодые перебирались в дом родителей жениха. Отсюда и перенесение всех санкционирующих брак обрядов в дом жениха. Присутствие, а особенно участие молодых в свадебном застолье - самый яркий пример начала отхода от традиционных свадебных норм.

Традиционный свадебный обряд, не теряя своих основных черт, развивался, модифицировался. Появлялись и инновационные элементы. Развитие свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья во второй четверти ХХ в. было обусловлено новыми условиями социально-политической, экономической, идеологической действительности. Параллельно проникновению в свадебный комплекс эволюционных инноваций (входящих в традиционный обряд постепенно и незаметно), стремительно вводились революционные инновации, которые должны были привести к разрыву со старыми традициями и к основанию новых.

Свадебная обрядность трансформировалась под влиянием двух разнонаправленных, но тесно взаимосвязанных процессов, выражением которых были упрощение обрядности и сложение новых обрядовых черт, активное обрядотворчество. Упрощение свадебных церемоний, их сокращение было связано с отказом от целого ряда архаичных обрядовых форм, носящих патриархальный характер. Воспитание населения в духе атеизма способствовало ослаблению в духовной жизни роли религиозного фактора, отказу от ритуалов, носящих религиозно-магическую нагрузку. Сохранение отдельных из них было связано с наполнением их новым содержанием, со стремлением разнообразить свадьбу, привнести эмоционально яркий, праздничный колорит.

Трансформация свадебных обрядов протекала по этапам, обусловленным социально-экономическими и культурными условиями, схожими для всех советских народов. В связи с этим, независимо от содержания национальных свадеб, их развитие протекало в одном направлении. Р.К. Уразманова выделила три периода в развитии татарских свадеб: 1920-е гг., с начала 1930-х до 1960-х гг., с начала 1960-х годов по наше время. Но в связи с коренными преобразованиями второй половины 1980-х - начала 1990-х гг., которые повлияли на все без исключения сферы общественной жизни, считаем целесообразным выделение четвертого периода.

Первый период характеризуется двумя противоречивыми тенденциями. С одной стороны, в силу традиции продолжают сохраняться свадебные обряды по сватовству, которые остаются преобладающими. Однако глубокие преобразования, происходившие в жизни, материальные трудности, связанные с войнами начала ХХ в. оказали существенное влияние на эти обряды. В 1920-е гг. в связи с ухудшением материальных условий существования были утрачены возможности проведения традиционных свадебных обрядов по сватовству в полном объеме, свадьбы стали скромнее, без большого размаха. Сокращались размеры калыма, приданого, взаимных даров родственников жениха и невесты. Сводилось к минимуму время свадебного торжества и количество застолий в домах родственников молодых. С другой стороны, революционное переустройство жизни, захватившее не только общественную сферу, но и область семейно-бытовых отношений, вело к постепенному отказу от традиционных форм быта, в том числе и от свадебной обрядности. Получили широкое распространение браки убегом. Впервые появились советские безрелигиозные обряды, именуемые красными свадьбами (кызыл туй).

Во второй период (1930-е - 1950-е гг.) продолжала развиваться тенденция сокращения традиционного обряда, кроме того, его доля в общей массе проводимых свадеб значительно уменьшилась. Нередко информанты, рассказывая о своих родителях, упоминали о том, что им (родителям) не разрешали жениться и выходить замуж из-за бедности, боязни потерять рабочие руки. Большее по сравнению с предшествующим периодом распространение получил брак убегом. Были подорваны взаимоотношения на основе подчинения старшим, в том числе в вопросах заключения брака, молодежь сама стала решать свою судьбу. При этом некоторые молодые люди нередко вообще переставали считаться с мнением родителей (особенно это касалось родителей девушки).

Отказ молодежи от религиозного бракосочетания в 1930-е гг. был следствием активно развивающегося процесса борьбы с религией вообще, и с мусульманской религией в частности. Обязательная регистрация брака в органах ЗАГСа в этот период еще не стала непременной составляющей свадьбы и проводилась не своевременно. Брак регистрировали спустя некоторое время после свадьбы, иногда одновременно с регистрацией новорожденного. Во многих случаях этим и ограничивались все обряды, связанные с заключением брака. Но чаще через определенное время, нередко приурочивая к какому-нибудь советскому празднику, в доме жениха проводили свадебный пир. В отличие от традиционного, его организовывали по-новому - в нем участвовали все возрастные группы, жених и невеста. Становилось все больше красных свадеб. Иногда для обозначения таких свадебных пиров стали употреблять термин "молодежная свадьба". Постепенно этот свадебный пир вбирал в себя и традиции, складываемые веками. Широкое распространение брака убегом привело к тому, что молодежь стала воспринимать его как само собой разумеющееся. Проводились и свадьбы по сватовству, однако для них были характерны отказ от калыма, от религиозного обряда бракосочетания, активное участие молодых на всех этапах церемонии. При такой форме заключения брака сохранялись все основные элементы традиционной свадьбы: сватовство, свадьба в доме невесты, переезд молодой в дом мужа, послесвадебные посещения родителей невесты. Однако суть их изменилась, так как молодые люди, как правило, знали друг друга, брак заключался только с их обоюдного согласия. Это повлекло за собой изменения характера самих обрядов.

С конца 1950-х - начала 1960-х гг. начался третий период в развитии свадебной обрядности татар. Определяющими в нем стали следующие тенденции: поиск новых обрядовых форм, отказ от архаичных обычаев, сохранялись лишь те из них, которые несли праздничную развлекательную направленность, подчеркивали необычность совершаемого действа. Свадебный обряд в этот период разросся, приобрел новые формы, вновь заметную роль на свадьбах стали играть родители молодых, особенно девушки. Благодаря свободе выбора брачного партнера увеличилось количество смешанных браков. К 1980-м гг. произошло значительное увеличение межнациональных браков, в основном русско-татарских. Снизилось количество браков убегом, так как подобная форма заключения брака, по существу принижала значимость выхода девушки замуж.

В 1970-х - 1980-х гг. сложилось в целом, при учете всех многообразных форм проведения свадеб - два типа свадебных обрядов, первый из которых отличался преобладанием общесоветских интернациональных черт, сокращением национальных обычаев, включенных в него, второй - наличием ряда традиционных этноспецифических черт.

Четвертый период в развитии свадебной обрядности начался в конце 1980-х - начале 1990-х гг. В постсоветскую эпоху при сохранении практически всех накопленных в предшествующее время обычаев и обрядов произошел поворот в сторону традиционной свадьбы, к этнически окрашенным составляющим ее обрядовым элементам. Рост интереса к национальным традициям привел к возрождению некоторых сторон традиционного обряда. Процесс создания новых обрядов был приостановлен, уступив место возрождению религиозных ритуалов. Все это привело к формированию такого типа свадебной обрядности, в котором органически сочетались сохраняемые (иногда возрождаемые) традиционные обряды и новые. За счет различного сочетания в свадебном обряде тех или иных элементов мы наблюдаем разнообразие свадеб. Характерной их чертой является свободный (на свое усмотрение) выбор обрядов. И потому в одной и той же местности форма свадьбы, как правило, зависела только от желания молодых и их родственников, их знания и умения. Исчезли строгие предписания этапов свадьбы, обязательность соблюдения свадебных обрядов, которые были присущи традиционному быту, единообразие, наблюдаемое во втором периоде развития свадебной обрядности.

Вследствие того, что носителями этнически значимой информации являются представители старшего поколения, с уходом их из жизни народные традиции теряются безвозвратно. Процессы трансформации традиционной свадебной обрядности привели к забвению локальных особенностей свадебного обряда, которые, как уже отмечалось, в силу исторических причин оказались зафиксированными в основном в памяти представителей старших возрастных групп. В целом и в настоящее время свадебная обрядность татар Среднего Прииртышья представляет собой сложную многоэлементную структуру, включающую как обряды с архаичными элементами, так и обряды, появившиеся сравнительно недавно; в ней появилось много единых, интернациональных черт. И этот процесс, очевидно, необратим.

В заключении изложены основные результаты исследования.

Используя полевые материалы, мы реконструировали общую модель и обозначили основные этапы развития свадебной обрядности татар Среднего Прииртышья, выделили традиционный пласт в свадебных обрядах, существовавший на момент конца XIX - первой четверти XX вв. В работе были последовательно рассмотрены формы заключения брака, предсвадебные обрядовые церемонии (сватовство, совет, сговор), собственно свадьба (включающая празднества в доме невесты, религиозное бракосочетание, переезд новобрачных, празднества в доме жениха), послесвадебные обряды. В целом, мы выяснили, что, несмотря на процессы развития капиталистических отношений, разложения патриархально-родовых институтов, затронувшие сибирскую деревню в первой четверти XX в., в этот период традиционная свадебная обрядность курдакско-саргатских и тарских татар изменилась незначительно. Сохранилась и традиционная структура свадьбы, и значительный массив включенных в свадебный комплекс обрядов и обычаев, являющихся элементами религиозно-магических представлений и патриархально-родовых социальных институтов. Большая часть обрядовых действий совершалась "по старинке", однако, внутреннее смысловое содержание многих из них уже было утрачено. В связи с этим, в настоящей работе была предпринята попытка восстановить утраченные смыслы, воссоздать ту картину, которая могла быть адекватной первоначальному состоянию свадебной обрядности.

Поскольку свадебный обряд татар Среднего Прииртышья развивался не в локальном этнокультурном пространстве, закономерно его сравнение со свадебной обрядностью поволжско-приуральских татар, с народами Сибири, Средней Азии и Казахстана. Был проведен сравнительный анализ свадьбы курдакско-саргатских, тарских и других групп сибирских татар, выявлено общее и особенное. Был сделан акцент на специфике свадебного обряда татар Среднего Прииртышья, который, являясь результатом творческих усилий многих поколений, представлял собой довольно самобытное явление. Описывая традиционную свадьбу, можно было бы строить изложение в виде описания двух локальных вариантов, отличавшихся друг от друга (первый вариант - свадьба курдакско-саргатских татар, второй вариант - свадьба тарских татар). Однако такой путь оказался бы нецелесообразным, так как в этих вариантах больше общих моментов, чем различий. В целом, не смотря на имеющиеся различия, можно говорить о единстве культурно-бытовых традиций в свадебной обрядности татар Прииртышья.

Помимо реконструкции традиционного свадебного обряда мы рассмотрели развитие свадебной обрядности курдакско-саргастких и тарских татар со второй четверти ХХ в. Мы проследили пути трансформации всех циклов традиционного свадебного комплекса, учесть причины происходящих с ним перемен, охарактеризовать состояние свадьбы татар Среднего Прииртышья в конце ХХ в. Формирование свадебной обрядности со второй четверти ХХ в. складывалось из двух основных взаимодействующих процессов. Первый - это трансформация традиционной обрядности, совершаемая под воздействием социально-экономических, национально-политических, культурно-бытовых сдвигов в обществе. Эти преобразования обозначали постепенное исчезновение ряда элементов традиционной обрядности (в частности, связанных с верованиями) и пришедших в противоречие с новым социальным строем архаических бытовых традиций. Второй процесс - это возникновение и постепенное включение в преобразующийся обряд новых, сложившихся в ходе социалистического строительства обычаев и ритуалов, в создании которых играла значительную роль целенаправленная деятельность общественных организаций. При взаимодействии этих двух процессов и складывались новые по содержанию и форме церемониалы, сохранившие, однако, национальную специфику и в то же время несшие общие для всех народов страны черты. Национальные особенности в новых церемониях складывались из переосмысленных элементов традиционной обрядности, входивших в новый обряд, из традиционного следования церемоний, национальной кухни, национальных развлечений; общесоветские - из гражданских ритуалов, новых обычаев.

Стало ясно, что для современной татарской свадьбы характерны упрощение всех составляющих ее циклов, отказ от ряда пережиточных обычаев и обрядов, распространение стандартизированных обрядовых форм, известных многим современным народам, заимствование некоторых элементов из свадебной обрядности русскоязычного населения.

Однако свадьба татар Среднего Прииртышья не утратила еще своей самобытности. Наличие в ней ряда особенных черт отличает ее от свадебных обрядов других этнических групп Сибири.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора:

1. Свадебный обряд тарских татар (степень изученности вопроса) // Диалог культур и цивилизаций: Тезисы научн. конференции молодых историков Сибири и Урала. - Тобольск, 2000. - С. 85-86.

2. Фольклор в традиционной свадебной обрядности сибирских татар // Народная культура Сибири: научные поиски молодых исследователей. - Омск, 2001. - С. 59-63.

3. Этап сватовства в свадебной обрядности сибирских татар (конец XIX - XX века) // Материалы научн. молодежн. конференции "Молодые ученые на рубеже третьего тысячелетия". - Омск, 2001. - С. 37-39.

4. Мусульманский обряд бракосочетания у сибирских татар // Культура. Социум. Творчество. - Омск, 2002. - С. 114-117.

5. Общее и особенное в традиционной свадьбе некоторых групп сибирских татар // Культурология и история древних и современных обществ Сибири и Дальнего Востока: Материалы XLII Региональн. археолого-этнографической студенческой конференции. - Омск, 2002. - С. 501-504.

6. О некоторых формах брака у сибирских татар // Культурология традиционных сообществ: Конкурсные работы молодых ученых. - Омск, 2002. - С. 112-120.

7. Похищение и увод невест у сибирских татар // Культурология традиционных сообществ: Материалы Всероссийск. научн. конференции молодых ученых. - Омск, 2002. - С. 67-71 .

8. Свадебный обряд сибирских татар // Народная культура Сибири: Учебное пособие. - Омск, 2002. - Ч. 1. - С. 112-113.

9. Трансформация свадебной обрядности сибирских татар (постановка проблемы) // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития: Сб. научн. тр. - Омск, 2002. - Ч. 2. - С. 62-65.

10. Этнокультурные контакты поволжско-приуральских и сибирских татар (на примере свадебной обрядности) // Археология та этнология Схидной Европи: Материалы и дослижения. - Т. 3. - Одеса, 2002. - С. 299-300.

11. Выбор невесты у сибирских татар // Народная культура: личность, творчество, досуг. - Омск, 2003. - С. 52-53.

12. Свадебная обрядность татар Среднего Прииртышья (конец XIX - середина XX в.) // V Конгресс этнографов и антропологов России: Тезисы докладов - М., 2003. - С. 195.

13. Архаические элементы в свадебной обрядности сибирских татар // Традиционные культуры и общества Северной Азии с древнейших времен до современности: Материалы XLIV Региональн. археолого-этнографической конференции студентов и молодых ученых. - Кемерово, 2004. - С. 319-320.

14. Традиционный свадебный обряд сибирских татар (по полевым материалам экспедиции 2002 года) // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития: Сб. научн. тр. - Омск, 2004. - Ч. 2. - С. 66-69.

 

© О.П. Коломиец, 2004

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016