123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Публикации | Коллекция авторефератов
Глушкова Тамара Николаевна | Коровушкин Дмитрий Георгиевич | Бельгибаев Ержан Адильбекович | Бережнова Марина Леонидовна | Бетхер Александр Райнгартович | Волохина Ирина Валерьевна | Жигунова Марина Александровна | Золотова Татьяна Николаевна | Иванов Константин Юрьевич | Коломиец Оксана Петровна | Корусенко Михаил Андреевич | Корусенко Светлана Николаевна | Назаров Иван Иванович | Свитнев Алексей Борисович | Селезнева Ирина Александровна | Смирнова Елена Юрьевна | Ярзуткина Анастасия Алексеевна | Тихомирова Марина Николаевна | Титов Евгений Владимирович | Блинова Анна Николаевна


Волохина Ирина Валерьевна

НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА РУССКИХ
ОМСКОГО ПРИИРТЫШЬЯ
КОНЦА XIX - XX ВВ.

Специальность 07.00.07 - Этнография,
этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Работа выполнена на кафедре этнографии и музееведения Омского государственного университета

Научный руководитель д-р ист. наук
профессор Н.А. Томилов

Защита состоялась 3 марта 2005 г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. В современной этнографии весьма остро стоит проблема изучения основных комплексов традиционной культуры русского населения Западной Сибири, являющаяся частью вопроса освоения культурного опыта и выявления условий, влияющих на данный процесс.

В целях более полного раскрытия обозначенных вопросов, по мнению многих этнографов, историков, культурологов и лингвистов, весьма перспективным направлением стало бы привлечение материалов по народной медицине. Исследование народно-медицинских знаний применительно к определенной этнической группе, проживающей в каком-либо регионе, позволит отразить опыт освоения локальной природной сферы и социальной среды, в том числе и механизм сохранения и передачи пласта традиционных знаний и норм. Это также даст возможность выявить взаимоотношения, складывающие на данной территории между различными группами и показать особенности определенной локальной культурной традиции.

В этом плане изучение народной медицины именно на территории Омского Прииртышья органично вписывается в современные этнографические исследования, т.к. данный регион является зоной позднего русского заселения и активных межгрупповых контактов, характеризующейся чересполосным проживанием представителей разнородных этнических групп. Здесь очень ярко прослеживаются отношения, складывающие в следующих плоскостях: русские старожилы - русские переселенцы; сибирские переселенцы (т.е. русское население, переселившееся на исследуемую территорию из других районов Сибири) - русские переселенцы из Европейской части России, а также русское население - нерусское население (прежде всего это представители аборигенного населения - татары и одной из многочисленных этнических групп - украинцы), привлекающие внимание исследователей в последнее время. Помимо этого, данная территория интересна еще и в силу неоднородности природно-климатических условий. Все эти аспекты очень ярко отражаются и в народной медицине, особенно в ее рациональной сфере.

Степень изученности темы. Исследование данной проблемы проходило в рамках этнографического изучения народной медицины русского населения Сибири в целом, которое было начато достаточно давно. Также необходимо отметить, что в большинстве случаев исследование указанной проблематики укладывалось в общие рамки развития этнографической науки, а также первоначально проводилось под большим влиянием государства.

В целом в процессе изучения народной медицины русских Омского Прииртышья можно выделить ряд периодов, тесно связанных с периодами исследования народной медицины русских в Сибири.

Одним из важнейших периодов можно считать вторую половину XIX - первую четверть XX в. Это было время бурного расцвета сибирских этнографических исследований, связанных с деятельностью научных этнографических обществ и с работой сибирских музеев и местных краеведов (в Восточной Сибири - Д.А. Клеменц, М.В. Кривошапкин, А.И. Кытманов, Н.М. Мартьянов, Я.П. Прейн, И.Ф. Черневский; в Западной Сибири - П.А. Городцов, Н. Костров, Н.Л. Скалозубов, Н.М. Ядринцев). Именно в данный период появляются методические разработки по изучению народно-медицинских знаний русских сибиряков (Г.С. Виноградов, А.А. Макаренко, В.Н. Тенишев), а также обобщающие работы этнографов, посвященные народной медицине русских в целом (В.Ф. Демич, Н.Ф. Высоцкий). Изыскания ведутся по двум основным направлениям - изучение свойств и представлений, связанных с лечебными средствами, главным образом, с лекарственными растениями, с одной стороны (В. Бондаренко, Н. Волокитин, Н. Кириллов, А. Колчин, Н.П. Крылов, Е. Ляцкий, М.П. Овчинников, Д.Н. Ушаков, А.А. Шустиков), и исследование всех составляющих народной медицины и их места в культуре русского населения Сибири - с другой (В.К. Андриевич, К.В. Гамолецкий, П.М. Головачев, И. Завалишин, И.Я. Неклепаев, М. Петров, Г.М. Осокин, С.П. Швецов).

Также с этого времени начинается непосредственное изучение народной медицины русских Омского Прииртышья. Первоначально оно велось силами местных краеведов, а также учителей и священников (М. Бекреев, Г. В-ков, А. Истомин, Е. Ландышев, В. Муравейский, К. Недосеков, А. Ребрин, А. Яковлев). Основное внимание уделялось русскому населению северной части изучаемого региона. Тогда как южные и центральные районы оставались слабо изученными. Большую популярность получают сравнительные исследования, охватывающие взаимоотношения между старожилами и переселенцами (главным образом с восточнославянскими группами), и их влияние на народно-медицинские знания (И. Голошубин, Н. Городков, С. Кривенко, А. Морозов, Н.Г., И. Петров, Н. Петропавловский, Т. Савицкий, М. Угнивенко).

Следующий период охватывает время с 1926 г. до первой половины 1970-х гг. Одно из важнейших событий здесь - это появление официального этнографического издания - "Советской этнографии", отражающего новейшие тенденции в этнографии и находящегося под влиянием государства.

В Омском Прииртышье большую роль в исследовании народной медицины русских Омского Прииртышья начинает играть местный краеведческий музей и Омский отдел Всесоюзного Географического общества. Его сотрудники проводят экспедиционные обследования по изучению быта русского населения Омской области (С.И. Акерблюм, Т.И. Мыльникова, А.Ф. Палашенков, И.Н. Шухов). Однако, сбор материала проводится без достаточно проработанной методической базы. Результаты этих экспедиций нередко оседают в местных архивах.

В заключительный период (вторая половина 1970-х гг. по настоящее время) оформляется несколько подходов к исследованию народной медицины русских сибиряков, которые объединяет понимание народной медицины в качестве важной составляющей традиционно-бытовой культуры (И.И. Брехман, Ю.В. Бромлей, Я.В. Чеснов). В связи с этим появляются исследования, построенные на основе комплексного и системного подходов и освещающие связь народной медицины с некоторыми другими сферами традиционно-бытовой культуры русских сибиряков - жилищем, одеждой, пищей, а также с народными верованиями и календарными праздниками (М.М. Громыко, Т.А. Листова, Н.А. Миненко, Л.В. Островская, Н.Н. Покровский). Данное направление особенно активно развивается, начиная с первой половины 1990-х гг. в Новосибирском научном центре РАН и в Барнаульском государственном педагогическом университете (В.А. Зверев, А.Ю. Майничева, Е.Ф. Фурсова, О.Н. Шелегина, Т.К. Щеглова).

Что касается Омского Прииртышья, то необходимо отметить, что со второй половины XX в. изучение обозначенной проблематики начинает перемещаться в вузы, активно развиваясь в середине 1970-х гг., что было связано с открытием Омского государственного университета. В его стенах с начала 1980-х гг. усилиями сотрудников кафедры этнографии были развернуты полномасштабные этнографические и этносоциологические исследования русских Западной Сибири и Северного Казахстана, одним из направлений которых стал сбор материала по народной медицине.

В процессе развития источниковой базы, была также создана и методическая основа для сбора информации по исследуемому вопросу - программа по теме "Народные знания", где один из блоков затрагивал народную медицину (С.Ф. Татауров, С.С. Тихонов, Н.А. Томилов, Л.М. Кадырова).

Помимо накопления материалов по народной медицине проводится работа и по их систематизации. Широко применяется комплексный подход, позволяющий рассматривать отдельные явления культуры в тесной взаимосвязи с общекультурными тенденциями (О.Н. Артемьева, Ю.А. Богдан, Е.В. Верпаховская М.А. Жигунова (Плахотнюк), Т.Н. Золотова, Л.М. Кадырова В.В. Реммлер, Т.Л. Царегородцева (Зверева), Т.И. Шаргородская).

Вторым таким центром исследований культуры русских в Омске стал Омский педагогический университет, в котором ведется очень активная работа по исследованию фольклора. Здесь в 1992 г. был создан Западносибирский (после 1995 г. - Сибирский) региональный вузовский центр по фольклору под руководством Т.Г. Леоновой. Благодаря его сотрудникам была накоплена огромная информационная база, содержащая в себе, в том числе, большое количество форм, используемых в лечебных процедурах - заговоров, молитв и т.д. Здесь также помимо сбора материала проводится его анализ (Т.Г. Леонова, В.А. Москвина).

Сложившаяся историографическая ситуация предопределила понимание объектно-предметной сферы и цели нашего исследования.

Объектом исследования является народная медицина русских Омского Прииртышья.

В качестве предмета нашего исследования выступают традиционные черты, условия формирования и общие закономерности развития народно-медицинских знаний у русских Омского Прииртышья в конце XIX - XX вв.

Исходя из подобного понимания объектно-предметной области исследования, его основной целью должно стать выявление в структуре народной медицины русского населения Омского Прииртышья пласта общесибирских и общеславянских знаний, бытовавших в среде русских на протяжении конца XIX - XX вв., на основе комплексного ее изучения.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

  • Реконструировать комплекс народно-медицинских знаний русских Омского Прииртышья конца XIX - XX вв.
  • Выявить место народной медицины русского населения исследуемого региона в общесибирской традиции.
  • Определить факторы, влияющие на развитие данной сферы в среде русских Омского Прииртышья на всем протяжении изучаемого периода.

Территориальные границы исследования охватывают территорию современной Омской области, раньше входившую в состав Тарского и Тюкалинского уездов бывшей Тобольской губернии и частично Омского уезда (с 1897 г. - округов) бывшей Акмолинской области.

Хронологические рамки исследования обозначены периодом конца XIX - XX вв., что обусловлено информативными возможностями имеющихся источников, а также историческими условиями формирования и развития русского населения в регионе.

Источники. Основным источником для характеристики проблемы применительно к концу XIX - XX вв. являются этнографические полевые материалы, хранящиеся в фонде I (этнографические материалы) Музея археологии и этнографии ОмГУ. Сбор информации по этой теме производился непрерывно на территории Омской, Новосибирской, Тюменской, Томской областей, Северного Казахстана и Красноярского края, начиная с 1975 г., что дает возможность проследить динамику сбора полевых источников, его приоритетные направления. Автор работы принимал участие в сборе информации по теме исследования, ежегодно выезжая в этнографические экспедиции, начиная с 1997 г., первоначально в составе Татарского отряда (1997 г.), а затем в составе Русского отряда (2000-2004 гг.). Список информаторов, от которых автором был получен основной массив материала, вынесен в приложение 1.

В целом собранные материалы содержат широкую и разнообразную информацию по различным сферам народно-медицинских знаний, роли и деятельности врачевателей в среде таких групп русских данного региона, как старообрядцы, старожилы, переселенцы и частично казачество. Однако следует отметить тематическую, временную и территориальную неравномерность имеющейся информации. Именно поэтому, на наш взгляд, необходимо ответственно подходить к данным, содержащимся в них, вводить элементы критики источника, привлекая данные, извлеченные из других источников.

Вторую группу источников составляют письменные источники, как опубликованные, так и неопубликованные. Среди них важное место занимают архивные материалы. В основном они содержатся в нескольких фондах Государственного архива Омской области (ГАОО) и позволяют составить представление о деятельности государства и правительства в области медицины, об отношении крестьян к профессиональным медикам и к народным врачевателям, о положении медицинского дела в Сибири в целом и в Тобольской губернии в частности (фонд 2 "Сибирский генерал-губернатор" (1803-1821 гг.), фонд 67 "Войсковое хозяйственное правление Сибирского казачьего войска" (1791-1889 гг.), фонд 12 "Тюкалинский городничий" (1824-1838 гг.)). Тем самым они освещают ряд причин распространения народно-медицинских знаний в среде русского населения Омского Прииртышья. Кроме того, в некоторых фондах можно обнаружить сведения о ряде лечебных средств и процедур, бытующих в среде русского (и нерусского) населения (фонд Р-1075 "Омский отдел Всесоюзного географического общества" (1917-1980 гг.), фонд Р-1074 "Омское общество краеведения" (1925-1937 гг.)). К сожалению, эти материалы составляют очень малый процент от общего количества документов, представленных в рассматриваемых нами фондах.

В числе опубликованных письменных источников важное место принадлежит официальным сибирским периодическим изданиям - "Тобольским губернским ведомостям", "Тобольским епархиальным ведомостям", "Акмолинским областным ведомостям" и "Омским епархиальным ведомостям", а также научным исследованиям, прямо или косвенно затрагивающие вопросы народной медицины.

Основная масса информации по рассматриваемой проблеме была получена в результате использования традиционных для этнографии методов опроса, а также вызванного и включенного наблюдения. При проведении исследований использовалась программа-опросник по народным знаниям, где один из разделов посвящен народной медицине. Для более комплексной характеристики некоторых аспектов народно-медицинских знаний, в частности, для рассмотрения профилактических и санитарно-гигиенических норм, были также использованы опросные листы по темам "Одежда", "Пища", "Хозяйство" и "Верования". Применение данных программ обусловило создание оригинальной источниковой базы. Необходимо также отметить, что исследования по указанным программам проводились как среди русских, так и у других групп Омского Прииртышья, что дает возможность использовать для сравнения разнородный материал, полученный в результате схожих исследовательских процедур.

Кроме того, для сбора и фиксации материала, связанного с иррациональными способами лечения нами применялся метод непосредственного наблюдения. Его использование было вполне оправданным и при изучении некоторых массажных и хирургических приемов.

В ходе рассмотрения накопленного материала мы применяли как общенаучные методы - анализ, синтез и научное описание, так и методы специально-дисциплинарные, главным образом, сравнительно-исторический. При этом сравнения наши затрагивали взаимоотношения, сложившиеся между русскими старожилами и переселенцами; между русским и нерусским населением Омского Прииртышья, а также между группами русских Омского Прииртышья и русским населением других сибирских регионов (Новосибирской, Северо-Казахстанской, Тюменской, Томской областей и Алтая).

Важной методологической основой исследования являются принцип системности, которому соответствуют и выработанные в этнографической науке подходы к определению такого понятия, как народная медицина, обозначившиеся с середины 1970-х гг. - исходя из ее включенности в традиционно-бытовую культуру (Ю.В. Бромлей) и с позиций теории информации (И.И. Брехман).

И.И. Брехман в своем докладе "Народная медицина в свете теории информации" охарактеризовал народную медицину в качестве удивительного примера тысячелетнего сохранения информации без центра ее хранения. По средствам вещественного закрепления информации он выделил три разновидности медицины: народную (незакрепленную), традиционную (относительно закрепленную) и научную. Подобный подход сделал очень актуальными рассмотрение механизмов сохранения и передачи народно-медицинских знаний, отношений между больным и врачевателем, поставил вопрос о личности врачевателя. Однако его недостаток в том, что здесь не учитывается факт взаимообогащения народной и научной сфер медицины, границы между тремя выделенными сферами медицины обозначаются недостаточно четко и, кроме того, отсутствует внутренняя структура данных разновидностей медицины.

Представители другого подхода включают народную медицину в предметную область этнографической науки. Основоположником его стал Ю.В. Бромлей, охарактеризовавший народную медицину как важную часть традиционно-бытовой культуры и как один из элементов народных знаний. По его мнению, основной задачей исследователя в данной сфере должно было стать выявление взаимосвязей народной медицины с другими компонентами традиционно-бытовой культуры и обыденного сознания (верованиями, фольклором, материальной культурой и т.п. Данный подход обозначил положение народной медицины в культуре, выявил внутреннюю структуру народно-медицинских знаний, их источники и динамику развития. Кроме того, именно здесь было выдвинуто актуальное и по сей день предложение строить изучение народной медицины на основании комплексного и исторического принципов.

Несколько иная точка зрения была выдвинута позднее Я.В. Чесновым в связи с этнографическим изучением жизнедеятельности человека. Именно им была показана важная роль народной медицины в удовлетворении витальных потребностей традиционного общества. В связи с этим была выявлена большая важность сохранения здоровья и его ценность в данных обществах. При этом проблема здоровья рассматривалась под углом зрения жизнедеятельности. Подобный подход к определению сущности народной медицины включает в предметную сферу исследований вопрос об определении критерия здоровья и нездоровья, позволяет представить народно-медицинские знания в качестве комплекса средств по охране и поддержанию здоровья человека и общества. Важную роль в этом процессе играют диагностические, профилактические и санитарно-гигиенические мероприятия и нормы, которым исследователи уделяют большое внимание. Он актуален и по сей день, вероятно, потому, что в современных обществах здоровье по-прежнему имеет большую ценность.

Понимание народной медицины в качестве неотъемлемой части различных сфер традиционной культуры, на наш взгляд, позволяет проникнуть глубоко в суть данного явления и наиболее полно описать его.

Научная значимость данного исследования заключается в том, что данная работа является одной из первых попыток определить общее и особенное в народно-медицинских знаниях двух основных групп русского сибирского населения - старожилов и поздних переселенцев.

Для разрешения основных задач исследования был привлечен широкий круг источников, часть из которых была впервые введена в научных оборот.

Практическая значимость работы определяется тем, что ее результаты могут быть органично вплетены в специальные курсы для студентов вузов, посвященные этнографии и культуре русского населения Сибири. Фактический материал, содержащийся в исследовании, может быть востребован в научной работе.

Апробация. Результаты данной работы апробированы в докладах на научных конференциях различного уровня: 2 международных, 8 всероссийских и 2 молодежных. По теме исследования имеется 14 публикаций.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и четырех приложений.

Во введении обоснована актуальность исследования, определена объектно-предметная область, поставлена цель и задачи, определены территориальные и хронологические рамки исследования, охарактеризована его методологическая база и методы исследования, представлена степень изученности проблемы, описана научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования.

Первая глава "Способы диагностики, профилактики и лечения заболеваний в народной медицине русских Омского Прииртышья конца XIX - XX вв." состоит из трех разделов.

В первом разделе дано описание процедур, направленных на выявление природы и причин болезней, бытующих в среде русского населения Омского Прииртышья в конце XIX - XX вв. Диагностическая сфера была тесно связана с представлениями об этиологии заболеваний, которые в большинстве своем укладывались в общеславянскую традицию. Анализ этих воззрений позволяет выделить несколько групп заболеваний. Первую из них составляют так называемые "заразные болезни", или "поветрия" (инфекционные, как сказали бы мы сейчас). Сюда включаются такие недуги, как сибирская язва (огненный веред, антонов огонь, змеиный прострел, злокачественный черный прыщ и т.д.), чума (мор, моровая язва), лихорадка (малярия, тетка). В полевых источниках основные признаки и представления
о причинах этих заболеваний не нашли должного отражения, т.к., вероятно, крестьяне старались лишний раз не упоминать ни их названий, ни их признаков, в силу традиционного убеждения в том, что это упоминание может повлечь за собой опасность заболеть перечисленными болезнями. Как правило, эти заболевания считались "наказанием божьим" или следствием злого умысла колдунов и знахарей и олицетворялись с женскими образами. Кроме того, для распознавания этих заболеваний крестьяне учитывали, говоря современным научным языком, эпидемиологические данные. Они обращали внимание на наличие подобных заболеваний в соседних местностях, особенно в тех, с жителями которых они контактировали.

Вторую группу составляют представления о болезнях, не имеющих видимых причин возникновения. В объяснении их этиологии важное место принадлежало (и принадлежит) такому явлению, как порча или сглаз (озеп, урок). К ним могут быть отнесены всевозможные проявления беспричинного беспокойства детей, которые именовались "куриными криксами", "полуношницами", "щекотунами". Здесь, видимо, проявились представления об олицетворении различных болезней, нарушающих спокойный сон детей, вызывающих крики по ночам и т.п. с такими болезнетворными духами, как "Полуночники", "Щекотуны" и "Крикливцы". По сведениям профессора Н.Ф. Высоцкого предания о них были распространены главным образом в Малороссии, но со временем превратились в общесибирский элемент.

В третью группу мы объединили те болезни, при диагностике которых важны внешние признаки - так называемый "летучий огонь", геморрой ("редьку") и рожу. Объяснения причин их возникновения отличались иррациональностью.
В четвертую группу вошли представления о болезнях, имеющих, с точки зрения русских исследуемого региона, реальные, видимые причины появления - простуда, надсада, "грудные болезни", ломота в мышцах и в костях, дифтерит (дихтерик), желтуха (желуница), волос. Кроме того, сюда же мы включили заболевания, связанные с анатомо-физиологическими представлениями - заболевания сосудов ("жилы болят"), кардиологические заболевания (в некоторых случаях - "колотье"), грыжу.

И в особую группу нами были объединены диагностические приемы, используемые в сфере акушерства и гинекологии, в большинстве своем основанные на наблюдениях за изменениями, происходящими с беременной женщиной.
В целом же у русских изучаемого региона диагностика была недостаточно систематизированной и отличалась некоторой ассиметрией (эту особенность можно считать общесибирской и даже общерусской), что доказывает
терминологическая путаница в названиях болезней. Кроме того, в полевых источниках не нашли должного отражения такие отрасли медицины, как венерология и кардиология.

Определенной ясностью отличается лишь выявление заболеваний, характеризующихся внешними изменениями (как правило, оно имеет множество точек соприкосновения с научными знаниями). Это связано с тем, что оно основано на наблюдениях и эмпирическом опыте. Определение же заболеваний внутренних органов весьма противоречиво, что можно объяснить отсутствием у исследуемого населения обширных знаний о человеческой анатомии и физиологии.
В целом же диагностика и представления об этиологии заболеваний оказывали и оказывают большое влияние на лечебную и профилактическую сферы народно-медицинских знаний.

Во втором разделе нами была достаточно подробно охарактеризована система профилактических мер, распространенная в среде русского населения Омского Прииртышья в изучаемый период. Ее основное содержание составляют всевозможные предохранительные мероприятия.

Данная сфера имеет тесные взаимосвязи с представлениями об этиологии заболеваний и разделяется на 2 части - личную и общественную. Важное место в области личной профилактики занимают процедуры, направленные на предохранение от воздействия злых духов. Именно с этой целью проводятся всевозможные защитные процедуры, например, в Крещение православное население ставит кресты углем или мелом над дверями, окнами, печными отверстиями в своих домах.

Профилактические мероприятия нашли отражение также в родильной обрядности русского населения, обозначив тесную взаимосвязь между поведением матери и судьбой ребенка в дородовой период. В послеродовой период в профилактической сфере русских Омского Прииртышья существовала тесная взаимосвязь между гинекологией и педиатрией, вероятно, в силу того, что здоровье матери и здоровье ребенка рассматривались как единое целое. На наш взгляд, основная задача данных мероприятий состояла в том, чтобы помочь женщине как можно быстрее вернуться к хозяйственной деятельности.

В других областях профилактика была тесно связана с хозяйственными занятиями и режимом жизни населения. Так, например, существовала довольно обширная система профилактики желудочно-кишечных заболеваний. К числу профилактических мер в обозначенной сфере следует отнести, прежде всего, определенную систему питания, существующую в среде русского населения Омского Прииртышья.

Риск развития аллергий и кожных заболеваний снижало распространение среди русского населения Омского Прииртышья до середины XX в. льноводства и домашнего ткачества, а также использование для окраски тканей натуральных красителей: дубовой коры, ила, железа, желтой глины, растений (серпухи и др.).
Профилактика также тесно переплетена с санитарно-гигиеническими нормами. В целом одна из наиболее удачных схем исследования данной сферы была предложена Т.К. Щегловой в одной из ее работ по санитарии и гигиене сельского населения Алтайского края. Данная схема построена на первоначальном противопоставлении традиций, сложившихся в данной сфере у старожилов и переселенцев. Следующим этапом становится их постепенное сглаживание в результате адаптационных процессов. Кроме того, выделяется ряд элементов культуры, показывающих степень развития санитарно-гигиенической традиции.

Среди них важное место занимает состояние водоснабжения в регионе, ситуацию с которым применительно к XIX в. характеризует приложение 2.

Также важным условием сохранения здоровья и профилактики заболеваний является санитарное состояние жилища, характерной особенностью которого в среде русского населения исследуемого региона было существование в XIX - середине XX в. различий в приемах наведения чистоты и порядка у старожильческих и переселенческих групп русских. Необходимо отметить, что подобное разделение способов жилищной гигиены наблюдалось не только на территории Омского Прииртышья, но было характерно практически для всей Западной Сибири и Алтая.
Важным фактором личной гигиены было умывание и мытье. Особенное внимание в данной сфере русское население Омского Прииртышья уделяло вопросам детской гигиены. Основными средствами личной гигиены было мыло и щелок. Однако в ряде местностей были распространены более простые материалы - глина, зола и щелок. Но со второй половины XX в. в крестьянский обиход прочно вошло покупное мыло.

В среде русского населения Омского Прииртышья практически не сохранились иррациональные общественные санитарные нормы, направленные на ограждение от болезней целых селений (раскладывание костров по дорогам, ведущим из зараженных местностей, оцепление зараженных селений и домов, ограждение от заражения рек и источников и так называемое "опахивание"), зафиксированные многими исследователями у славянского населения России.

В целом, несмотря на богатство диагностических и профилактических мер, многие заболевания в среде русских Омского Прииртышья нашли отражение лишь на уровне способов лечения.

В третьем разделе нами были проанализированы основные способы лечения, используемые русским населением Омского Прииртышья в указанный период. Анализ имеющихся материалов показывает, что нередко здесь выступали в тесной взаимосвязи рациональные и иррациональные приемы. Применение того или иного способа лечения часто зависело от представлений об этиологии заболеваний. Среди иррациональных методов важное место занимали всевозможные манипуляции с водой, поэтому иногда отличные друг от друга по технологии проведения приемы получали одинаковые названия - например, "выливание на воск", с помощью которого избавлялись от испуга и от сглаза, и "выливание" волоса. Также широкую популярность приобрели такие способы лечения, как сбрызгивание и умывание, которые применялись в основном при лечении от сглаза.

Также большое значение имела возрастная дифференциация больных, хотя она и не отличалась большой строгостью, и способы, используемые для лечения детей, нередко применялись и при лечении взрослых. В рациональных приемах эта дифференциация определяла дозировку лекарственных средств.

Большинство иррациональных способов лечения, вероятно, имело глубокие славянские корни. Они претерпели незначительные изменения и сохранили свои главные принципы - передачу болезни, использование магии по сходству и т.п. При этом важную роль играли не только сами лечебные процедуры, но и временной фактор - лечение проводили, как правило, в зависимости от лунных или солнечных циклов (на ущерб месяца, рано утром до восхода солнца или поздно вечером после захода солнца).

Рациональные способы лечения во многом совпадали у русского и нерусского населения, что свидетельствует об их действенности, т.к. в народно-медицинскую практику у всех народов внедрялись лишь проверенные опытным путем средства и приемы.

Кроме того, необходимо выделить существование основных принципов  и в рациональных способах лечения разных групп заболеваний: при лечении ломотных и простудных заболеваний важное значение имело тепловое воздействие на организм больного и водолечение, при лечении грыжи - определенные массажные действия, при лечении заболеваний внутренних органов, в основном желудочно-кишечных и сердечных, - также большую роль играло использование массажа, главное назначение которого состояло в том, чтобы "поставить тот или иной орган на место". Также массаж очень активно применялся в сфере акушерства и гинекологии. Нередко эти принципы переплетались, и тогда лечение носило комплексный характер.

При этом большая часть лечебных приемов и средств носила индивидуальный характер, хотя в некоторых случаях использовались и коллективные действия. В целом практически все способы лечения встречались на территории Сибири и России, имея при этом несколько отличные друг от друга локальные варианты. Кроме того, особенность структуры сложившихся на исследуемой территории лечебных приемов, заключалась в том, что среди русских Омского Прииртышья практически не использовалось серьезное хирургическое вмешательство.

Вторая глава "Лечебные средства в народной медицине русских Омского Прииртышья конца XIX - XX вв." состоит из двух разделов.

В первом разделе мы проанализировали такую важную составляющую комплекса лечебных средств, как лекарственные растения и грибы.

Травы и грибы использовались при лечении практически всех заболеваний. Их использование в народно-медицинской практике включало в себя несколько этапов: сбор сырья, его обработка и изготовление лекарства, непосредственное употребление с лечебной целью и хранение.

На этапе сбора соблюдались некоторые правила, выработанные опытным путем, и связанные со сферой народных праздников. Так, например, траву и цветы часто собирали в начале июля - в ночь с 6 на 7 июля (в ночь с Аграфены Купальницы на Ивана Купала). Сбор трав сопровождался всевозможными действиями, которые имели символическое значение. Так, в Омском Прииртышье растения, собранные накануне Купалы, расстилали на ночь в огороде в бороздах, чтобы на них попала так называемая "Иванова роса", которая, по представлениям местных жителей, увеличивала лечебную силу трав. В целом сюжет, связанный с Ивановым днем и Ивановой росой прослеживается практически у всех славянских народов. Однако в полевых материалах не нашли отражения некоторые другие правила, связанные со сбором трав в день Ивана Купала и зафиксированные исследователями народной медицины русских. Очень часто особо оговаривались правила сбора растений, используемых при лечении заболеваний, имеющих иррациональную природу возникновения.

В народно-медицинской практике русским населением Омского Прииртышья в конце XIX - XX вв. использовалось в основном местное сырье. При этом наблюдались некоторые различия в наборе лечебных средств северных и южных районов исследуемого региона. Во многом они были обусловлены природно-географическими особенностями данных районов.

Имея 2 центра расселения - Омск и Тару, русское население первоначально столкнулось с растительностью лесной и лесостепной зон. Таким образом, сформировался определенный набор лекарственных растений, используемый в народной медицине населением и южных, и северных районов. В него входили следующие виды: зверобой (Hypericum perforatum L.), пижма (Tanacetum vulgare L.), подорожник (Plantago major L.), полынь (Artemisia absinthium L.), тысячелистник (Achillea millefolium L.) и др. Иногда отличались лишь сферы их применения, что очень ярко характеризует приложение 4.

Дальнейшее расселение русских в Омском Прииртышье накладывало определенный отпечаток на набор растений, используемых в народной медицине. Переселенцы в процессе адаптации все чаще сталкивались с лесными богатствами правобережья Иртыша и Тары, привлекая при этом и знания старожилов, крупные поселения которых были расположены на левом берегу Иртыша и Тары. Что касается русского населения южных районов, то необходимо отметить, что помимо природных условий, большое влияние на формирование набора лечебных средств оказывало казачество, активно занимающееся огородничеством. Именно поэтому в северных районах широкое применение нашли такие ягоды, как клюква (Oxycoccos palustris Pers.), брусника (Vaccinium vitis idaea L.), черника (Vaccinium myrtillus L.), голубика (Vaccinium uliginosum L.), широко использовались в лечебных целях различные части хвойных деревьев. В южных же районах чаще применяли садово-огородные культуры и дикорастущие кустарники.

Навыки использования лекарственных средств формировались постепенно, по мере накопления опыта. Также постепенно складывался и набор основных лекарственных растений. Его развитие протекало по тем же закономерностям, что были выделены исследователями при изучении изменений в наборе лекарственных средств у русских Сибири и Европейской части России.

Таким образом, мы видим, что ко второй половине XX в. у русских в Омском Прииртышье сформировался достаточно устойчивый комплекс растительных лекарственных средств, включающий в себя в основном местные виды растений. На его формирование большое влияние оказали природные условия региона и хозяйственные занятия изучаемого населения, обусловившие разделение исследуемого комплекса на 2 части. Развитие его происходило плавно и постепенно по мере накопления рациональных знаний.

Комплекс этот в большинстве своем имел в своем составе растения, традиционно используемые славянским населением Сибири и России в своей народно-медицинской практике. Важное место в нем занимали средства, обладающие широким спектром действия и потому применяемые во многих областях народной медицины. Однако, не смотря на универсальность многих средств, в структуре лечебного комплекса выделяется несколько групп растений, используемых в определенных сферах народной медицины - кардиологии, гинекологии, педиатрии, в лечении заболеваний дыхательной системы, болезней желудочно-кишечного тракта и т.д. Практически все перечисленные средства используются и в настоящее время, что свидетельствует об их эффективности и проведении отбора.

Часть из них употребляется в качестве самостоятельных средств, а часть входит в состав сложных лечебных смесей, переплетаясь как с рациональными, так и с иррациональными средствами и материалами.

Во втором разделе большое внимание уделяется средствам и материалам животного происхождения, которые нередко находятся в тесной взаимосвязи с минеральным сырьем.

И в северных, и в южных районах изучаемого региона очень широко использовались продукты различных отраслей хозяйства. При этом в районах с развитым животноводством первоначально применялись пищевые средства животного происхождения, а в местностях, где превалировали иные занятия населения - охота и рыболовство, большой популярностью пользовались продукты указанных сфер хозяйственной деятельности. Именно поэтому широкое употребление нашли такие пищевые продукты животного происхождения, как молоко, масло, сметана, творог, животные жиры, яйца и мед. Помимо этого, использовались и другие материалы животного происхождения, также являющиеся результатом животноводческой деятельности населения - шерсть, помет домашних животных и т.п. Также применялись и вещества животного происхождения, полученные посредством иных хозяйственных занятий населения - охоты, рыболовства и т.п. Широкую популярность имело употребление жиров таких животных, как барсук, лисица и медведь. Кроме того, важное место принадлежало применению пиявок, отмечаемому во многих областях народной медицины. Форма их употребления зависела от характера заболевания. Эти средства пользовались большой популярностью при лечении заболеваний дыхательной системы, желудочно-кишечного тракта и мочеполовой системы, а также при всевозможных поражениях кожи.
При этом в процессе лечения болезней внутренних органов практиковалось внутренняя форма их использования, а в случае возникновения всевозможных поражений кожи они применялись в качестве наружных средств. Форма их использования была различной, однако чаще всего применялись компрессы, пластыри, обертывания, присыпки и примочки.

Что касается минерального сырья, то необходимо отметить, что большую роль в народной медицине русских Омского Прииртышья играла соль. В конце XIX - первой половине XX в. здесь использовалась соль двух видов -
озерная и поваренная, и лишь с середины XX в. население стало применять в основном поваренную соль. Данный материал употреблялся практически во всех сферах народно-медицинских знаний.

Из металлов активно применялись медь, свинец и железо, которые чаще всего использовали для того, чтобы ускорить процесс заживления мозолей, переломов и вывихов.

Наряду с обозначенными средствами очень часто употреблялись такие материалы, как вода (во всех ее физических состояниях), воск и уголь. Народные представления о свойствах данных веществ чаще всего были связаны с верой в их очистительные качества и отражали общеславянские воззрения на этот предмет. Именно поэтому перечисленные средства использовались обычно в иррациональных приемах лечения.

Не смотря на развитие животноводства и охоты в регионе у русского населения Омского Прииртышья не нашло отражения использование крови в качестве лечебного средства. Вероятно, это было обусловлено силой архаичных представлений о крови как вместилище жизни и здоровья, в связи с чем ее употребление было запрещено.

Кроме того, в представлениях о лечебных средствах, бытующих в среде русского населения исследуемого региона, сохранилось много общесибирских воззрений, в частности, представления о действии некоторых металлов на организм, использование в лечебных целях муравьев и т.д. Кроме того, достаточно хорошо сохранившимся остается и пласт славянских воззрений, особенно в пограничных областях, например, связанных с календарной обрядностью. Очень ярко это характеризуют так называемые купальские обряды и обычаи.

В процессе применения многих лекарственных средств очень важным оказался индивидуальный подход, который обусловил наличие большого количества средств с широким спектром действия.

В заключении изложены основные результаты исследования.

В комплексе народно-медицинских знаний русских Омского Прииртышья можно выделить несколько тесно взаимосвязанных сфер, имеющих свои особенности.
В области диагностики большую роль играли представления об этиологии заболеваний. Кроме того, здесь существовала определенная диспропорция - четко диагностировались всевозможные наружные заболевания, и в то же время была недостаточно развита диагностика заболеваний внутренних органов. Этот процесс был связан с особенностями анатомо-физиологических представлений русского населения исследуемого региона.

В сфере профилактики, включающей в себя и санитарно-гигиенические нормы и знания, проявилась очень тесная связь с такими элементами культуры, как календарная обрядность, одежда, пище и жилище. Кроме того, именно в данной сфере выявились определенные различия между группами старожилов и поздних переселенцев. В дальнейшем в процессе адаптации эти различия несколько сгладились, при этом произошедшие изменения затронули в основном группы поздних переселенцев.

Что касается области лечебных приемов и средств, то здесь большую роль играл индивидуальный подход, и фиксировалась определенная возрастная дифференциация.

В числе основных факторов, влияющих на процессы трансформации народно-медицинских знаний русского населения в исследуемый период, необходимо отметить особенности природно-климатических условий, заключающиеся в существовании трех основных зон: лесной, лесостепной и степной, обусловливающих набор лекарственных средств.

Еще одним важным фактором и условием изменения народно-медицинских знаний русского населения, игравшим важную роль были особенности хозяйства. Именно они обусловили формирование определенных навыков использования лекарственных средств.

Кроме того, большую роль в распространении народно-медицинских знаний в исследуемом регионе сыграло отсутствие достаточно эффективной квалифицированной медицинской помощи. А процессы изменения народно-медицинских знаний были нередко обусловлены трансформацией картины с заболеваемостью в регионе. Так, например, к настоящему времени вышли из употребления нормы и представления, связанные с лечением тифа, холеры, дифтерита, чумы. Зато стали развиваться и широко употребляться нормы, связанные с лечением заболеваний сердца, всевозможных опухолей и т.д.

На развитие иррационального пласта знаний и представлений большое влияние оказали традиции и способы передачи знаний. Устный способ передачи способствовал тому, что некоторая часть знаний была утеряна или искажена.
Традиционные сферы народно-медицинских знаний русских Омского Прииртышья содержали в себе 3 основных пласта: общесибирский, связанный, главным образом, с опытом использования многих лекарственных средств, широко распространенных в Сибири. При этом данный слой был общим не только со знаниями русских сибиряков, но и других народов.

Общеславянский пласт затрагивал, главным образом, представления об этиологии некоторых заболеваний и многие иррациональные нормы и воззрения. Сюда могут быть отнесены представления о всевозможных духах болезней, олицетворяемых очень часто с женщинами. Особенно ярко это проявляется в отношении таких заболеваний, как лихорадка и холера. Кроме того, к их числу могут быть отнесены всевозможные Крикливцы, Щекотуны и Криксы. Особенно древний пласт связан с представлениями о порче и сглазе и способах их лечения.

Локальный пласт содержал в основном выработанные на практике оригинальные способы использования некоторых лекарственных средств. Кроме того, он затрагивает и особенности сложившейся структуры народно-медицинских знаний. Так, например, в среде русского населения Омского Прииртышья в исследуемый период не фиксируется случаев серьезного хирургического вмешательства. Что касается лечебных средств, то необходимо отметить, что у русского населения исследуемого региона в изучаемый период в лечебных целях не употреблялась кровь.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора:

1. К изучению народной медицины русских низовьев Тары (вторая половина XIX - начала XX в.) // Интеграция археологических и этнографических исследований. - Омск - Уфа, 1997. - С. 41-43. - (В соавторстве с Л.М. Кадыровой).

2. К вопросу об иррациональных народных медицинских знаниях (по материалам исследований тарских татар Омской области) // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. - Омск, 1998. - С. 194-196.

3. Образ врачевателя в представлениях русского и татарского населения Среднего Прииртышья конца XIX - XX вв. // Историко-культурное наследие Северной Азии: итоги и перспективы изучения на рубеже тысячелетий. - Барнаул, 2001. - С. 500-501.

4.  Анализ изменений в комплексе лечебных средств русского населения Омского Прииртышья (XIX-XX вв.) // Культурология традиционных сообществ: Конкурсные работы молодых ученых. - Омск, 2002. - С. 89-100.

5. Анализ изменений в лечебном комплексе русского населения Омского Прииртышья (конец XIX-XX вв.) // Проблемы межэтнического взаимодействия народов Сибири. - Новосибирск, 2002. - С. 32-37.

6. Изменения в комплексе лечебных средств русского населения Омского Прииртышья (XIX-XX вв.) // Культурология традиционных сообществ. - Омск, 2002. - С. 124-127.

7. Использование животных препаратов в народной медицине русского крестьянства Омского Прииртышья в XX в. // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. - Омск, 2002. - Ч. II. - С. 49-50.

8. К проблеме истории изучения народной медицины русских Западной Сибири // Культура. Социум. Творчество. - Омск, 2002. - С. 43-45.

9. Наружные болезни в народной медицине татарского населения Омского Прииртышья в конце XIX - XX вв. (по данным источников) // Тюркские народы: Матер. V Сибирского симпозиума "Культурное наследие народов Западной Сибири". - Тобольск; Омск, 2002. - С. 423-425.

10. Народное православие, народный календарь и охрана здоровья у русских крестьян Сибири конца XIX - XX вв. // Народная культура: личность, творчество, досуг: Сб. статей и материалов Всероссийск. научной конференции, посвященной памяти М.Е. Бударина. - Омск, 2003. - С. 23-24.

11.  О лечебном комплексе русского населения Западной Сибири (XIX - XX вв.) // Проблемы археологии и палеоэкологии Северной, Восточной и Центральной Азии: Матер. международ. конференции. - Новосибирск, 2003. - С. 427-430.

12.  Место врачевателя в социальной структуре сельского населения (на примере Омского Прииртышья) // Горизонты локальной истории Восточной Европы в XIX -XX веках. Сб. статей / Под ред. И.В. Нарского. - Челябинск, 2003. - С. 81-92.

13. Народная медицина русского населения Омского Прииртышья в конце XIX - XX вв. // V Конгресс этнографов и антропологов России. Омск. 9-12 июня 2003 г. Тезисы докладов. - М., 2003. - С. 237.

14. Родины в среде русского крестьянства Омского Прииртышья конца XIX - середины XX вв. (по данным источников) // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития: Сб. науч. работ. - Омск, 2004. - Ч. II. - С. 72-75.

© И.В. Волохина, 2005 г.


 


 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016