123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Этноархеологические исследования | Полевой архив | Этнографические заметки | Этнографическая экспозиция МАЭ ОмГУ | ЭтноФото | Этнография Омского Прииртышья
Русская страница | Белорусская страница | Кумандинская страница | Генеалогическая страница | Этнография без этнографа



Статья подготовлена  при финансовой поддержке
РГНФ, проект № 05-01-90102а/Б

С.М. Токть

ВЫСЫЛКА ИЗ БЕЛОРУССИИ В СИБИРЬ ПОВСТАНЦЕВ
1831 и 1863 годах

В ходе выполнения проекта "История белорусов в Прииртышье: этническая идентичность в пространстве и времени" была проведена большая работа по определению динамики и численности, мест выхода, социального, конфессионального и этнического состава переселенцев из Беларуси в Сибирь в ХІХ – начале ХХ вв. В результате анализа значительного комплекса архивных материалов Национального исторического архива Беларуси в Минске и Национального исторического архива Беларуси в Гродно был сделан вывод, что в первой половине ХІХ в. власти Российской империи из Беларуси в Сибирь переселяли почти исключительно уголовных и политических преступников. Определить точное число высланных на жительство в Сибирь уголовных преступников на основе белорусских архивов практически невозможно, поскольку специальная статистика властями не велась, а архивные материалы разрозненны. Однако численность высланных представляется относительно небольшой.

После подавления восстания 1831 г. часть его активных участников была выслана в Сибирь на каторгу, в линейные батальоны, на поселение. Существуют массовые источники, в которых содержатся сведения о повстанцах, которые оказались в ссылке. Еще в 1832 г. в одном из частных издательств Лейпцига благодаря стараниям бывших повстанцев был опубликован список, составленный Военной правительственной комиссией, включающий сведения о 274 сосланных в отдаленные губернии России. Большинство из них – это офицеры, отправленные в Вятскую губернию [1].

Наиболее жестоким наказанием за участие в восстании 1830 г. следует считать высылку в Сибирь на каторгу. Однако, как показывают документы, наибольшее количество арестованных повстанцев не высылалось в отдаленные провинции Российской, а было отдано под надзор полиции, выслано на место жительства, отнесено к 1-му, 2-му или 3-му разряду преступников с запрещением покидать местожительства. Духовные особы, как правило, переводились в другой монастырь. Часто к одному и тому же повстанцу применялись несколько мер наказания сразу, однако многие из них были освобождены от ответственности, получили прощение. О многих постанцах известно только то, что они служили в повстанческих отрядах, без указания их дальнейшей судьбы.

Массовой категорией повстанцев, высланных из Беларуси, можно считатать отправленных в действующую армию на Кавказ. Значительно меньше постанцев 1830–1831 гг. были высланы в Сибирь: всего установлено 72 человека, что составляет менее 1% участников восстания. Нельзя однозначно утверждать, что в Сибирь ссылались представители определенных слоев населения, например, крестьяне либо шляхта. Видимо, каждый случай рассматривался индивидуально. С одинаковой жестокостью могли обойтись как с представителем привилегированного сословия, так и с крепостным крестьянином. Бывших повстанцев направляли на каторгу в рудники либо солдатами в сибирские линейные батальоны.

Другая ситуация сложилась после подавления царскими властями восстания 1863 г. – большая часть арестованных повстанцев была выслана в Сибирь. Определить их точное число сложно, поскольку многие повстанцы из низших сословий отправлялись на определенный срок в специальные арестантские роты, после истечения которого также могли быть поселены в сибирских губерниях. В архивных материалах часто встречается формулировка "выслать в отдаленные губернии", за которой могла скрываться как высылка в Сибирь, так, например, в Архангельскую или Пермскую губернии. По официальным данным российских властей, в Северо-Западном крае после подавления восстания по приговорам военных судов было сослано с лишением прав состояния и конфискацией имущества на каторжные работы 972 человека, определено рядовыми в военную службу – 345, сослано в арестантские роты – 864, выслано на водворение на казенных землях внутри империи – 4096 человек (около 800 семей), сослано на жительство во внутренние губернии по решению суда – 1254 человека, всего это составило 7531 человек. Кроме того, из края было выселено 629 семей околичной шляхты. Так, по приказу генерал-губернатора М. Муравьева были сожжены в Гродненской губернии шляхетские околицы Яворовка и Щуки, а все их жители высланы из края [2]. Таким образом, общее количество высланных из родных мест повстанцев составило приблизительно 10 тыс. человек. Среди них высланные из Северо-Западного края (белорусско-литовские губернии) составляли большинство (57 %) от числа всех репрессированных участников восстания (высланные из Царства Польского составили 38 %, а из Юго-Западного края, то есть Приднепровской Украины – 5 %. Отметим, что в Сибирь попадали повстанцы, которые приговаривались судами к каторжным работам.

В белорусской историографии практически не исследован вопрос о выселении в Сибирь участников восстания крестьянского происхождения. Между тем более половины высланных из края были крестьянами. Только по Гродненской губернии на поселение было отправлено около 900 крестьян, которые в той или иной степени были причастны к восстанию, многие из них – с семьями. Нами составлен на основании изучения данных, собранных позже мировыми посредниками, практически полный поименной список высланных крестьян Гродненской губернии с указанием их географического происхождения. Сведения об имущественном положении и месте высылки встречаются здесь только периодически. Сведения о высланных крестьянах Виленской губернии находятся в Государственном историческом архиве Литвы и пока недоступны. Именно на Виленскую и Гродненскую губернии приходилась подавляющая часть высланных в Сибирь участников восстания крестьянского происхождения. Их высылка была первым массовым переселением белорусов в Сибирь.

Что касается проблемы самоидентификации высланных повстанцев, то ее разрешить на основе имеющихся источников достаточно сложно. Повстанцы шляхетского происхождения в большинстве считали себя поляками, то есть представителями народа Речи Посполитой, которую они стремились возродить. Что же касается крестьян, то указания на их самоидентификацию в архивных материалах отсутствуют. Можно предположить, что их этническое самосознание было еще весьма слабо развитым, а основными критериями самоидентификации выступали конфессиональная и географическая принадлежность, что является характерным для крестьянского населения в традиционном аграрном обществе.

В 1860-х гг. распространенным явлением стала также высылка в отдаленные губернии белорусских крестьян крестьян-католиков за отказ принять православие. Обычно эта мера применялась к тем, кто или имел какое-либо отношение к восстанию (в случае принятия православия репрессии не применялись), или ранее перешел в римо-католичество из греко-униатства или православия. Тех, кто упорно  отказывался изменять свое вероисповедание, местные власти нередко принимали решения высылать в "отдаленные губернии". Эта мера служила к устрашению остальных. Правда, как свидетельствую обработанные нами архивные материалы, большая часть таких лиц высылалась во внутренние российские губернии (Саратовскую, Самарскую и т.д.).

После массовой высылки участников восстания основной контингент переселенцев в Сибирь на протяжении 1860–1870-х гг. по-прежнему составляли уголовные преступники. В Гродненской и Виленской губерниях существовала практика административной высылки "в отдаленные губернии" без судебного разбирательства. Решение о такой высылке принимал виленский генерал-губернатор. Эта мера применялась к лицам, которые, по мнению властей, представляли угрозу существующему порядку управления и общественной безопасности. Это могли быть как лица с уголовным стилем жизни, так и лица, "неблагонадежные" в политическом отношении. Установить достаточно точное их количество не представляется возможным из-за разрозненности источников. Но можно представить приблизительные масштабы данного явления. Например, в Минской губернии в 1861–1881 гг. по решению крестьянских сельских сходов было отправлено на поселение в отдаленные губернии, а преимущественно в Сибирь, 382 уголовных преступника, которых сельские общества отказались принять в свой состав после отбытия последними тюремного заключения за уголовные преступления.

Только в 1880-х гг. на белорусских землях набирает постепенно размах экономическая миграция крестьян в Сибирь, причиной которой являлось нарастающее малоземелье в белорусских губерниях и полу мифические представления в крестьянской среде о наличии большого количества свободной земли в сибирских губерниях и хороших условиях тамошней жизни.

Примечания

1. Spis imienny meczennikow polskich obejmujacy imiona oficerow i obywateli, ktorzy za udzial w walce 1831 r. o narodowa niepodleglsc zeslani zostali w dalekie glebie moskiewskiego carstwa. – Lipsk, 1832.

2. Смирнов А.Ф. Восстание 1863 года в Литве и Белоруссии. – М., 1963. – С. 319–320; Камзолова А.А. Политика самодержавия в Северо-Западном крае в эпоху Великих реформ. – М., 2005. – С. 73–74.

© С.М. Токть, 2005

 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2018