123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Этноархеологические исследования | Полевой архив | Этнографические заметки | Этнографическая экспозиция МАЭ ОмГУ | ЭтноФото | Этнография Омского Прииртышья
Русская страница | Белорусская страница | Кумандинская страница | Генеалогическая страница | Этнография без этнографа



Статья подготовлена  при финансовой поддержке
РГНФ, проект № 05-01-90102а/Б

М.Л. Бережнова

ОПЫТ ИСТОРИКО-ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО КАРТОГРАФИРОВАНИЯ
МЕСТ РАССЕЛЕНИЯ БЕЛОРУСОВ В ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

В последние годы возрастает интерес к изучению белорусов в Сибири, что связано, прежде всего, с переоценкой их роли в формировании современного этнокультурного облика Сибири и вклада представителей этого народа в развитие региона [1]. Опубликованные в последние годы сведения показывают, что доля белорусских переселенцев в потоке переселенцев в Сибирь на рубеже XIX–XX вв. была достаточно велика [2]. Между тем, по переписи 1989 г. в Омской области был только один населенный пункт с преобладанием белорусов: маленькая деревушка с населением в 3 человека! Звучит как анекдот, так как хорошо известно, что в конце XIX – начале XX вв. переселения из Белоруссии в Сибирь носили массовый характер, а значительная часть белорусских переселенцев оседала в Западной Сибири на территории Тарского уезда [3] .

Проблема заключается в том, что уже в первой половине XX в. белорусы, особенно родившиеся в Сибири, стали указывать, что они по национальности русские. Поэтому сейчас едва ли не первоочередной задачей в ходе изучения этнографии сибирских белорусов является выявление мест, где до сих пор проживают потомки переселенцев из Белоруссии. Сделать это, ориентируясь на современный этнический состав населения, известный по переписям, как уже указывалось, невозможно.

Сведения о расселении белорусов в Сибири сложно получить и из документов, составленных в период их активных переселений в Сибирь. В опросных листах Первой Всероссийской переписи населения Российской империи 1897 г., первичные материалы которой сохранились по Тобольской губернии, графы "национальность" нет, а установить этническую принадлежность указанных в ней лиц можно только сопоставив место рождения, материнский язык и вероисповедание. Однако белорусский язык в качестве родного в то время не записывался. Большинство белорусов по вероисповеданию были православными. Поэтому наиболее существенным поисковым признаком при выявлении мест проживания белорусов в Сибири оказывается место рождения или выхода у переселенцев рубежа XIX–XX вв.

И здесь мы не избежим значительных трудностей: не все православные в белорусских губерниях были белорусами, не все белорусы жили в белорусских губерниях [4]. Например, значительное число белорусов проживало в Смоленской губернии. В 2004 г. в д. Елизарово Седельниковского района Омской области участники этнографической экспедиции Омского государственного университета (далее – ОмГУ) беседовали с местными жителями разного возраста, которые рассказывали о том, что их родители или деды приехали в Сибирь из Смоленской губернии. При этом одни из наших собеседников называли своих предков и себя смоляками, а другие – белорусами. По паспорту и те, и другие в советское время были записаны русскими, поэтому установить, имеем ли мы дело с переселенцами с разной этнической принадлежностью (русские и белорусы), или одни называют свою региональную, а другие этническую идентичность, так и не удалось. В целом это вполне подтверждает тезис о том, что формирование этнического самосознания белорусов на рубеже XIX–XX вв. не было завершено.

В разные годы участники Русского отряда этнографической экспедиции ОмГУ в разных местах Омской области работали среди потомков переселенцев из Белоруссии. К концу XX в. эти люди имели сложное этническое самосознание. По документам они числились русскими. При этом все они упоминали, что их предки "пришли из Белоруссии", и часто называли их самоходами. Многие наши собеседники знали и места выхода предков – чаще губернию, но в отдельных семьях помнили и уезд, и населенный пункт. В то же время окружающее население, прежде всего сибирские старожилы, выделяли потомков белорусов из общей массы российских, называя их витебщиной, могылями и другими именами по местам выхода. Как показало изучение этнического самосознания русских Среднего Прииртышья, проводящееся по единой программе с 1998 г., потомки переселенцев рубежа XIX–XX вв. все чаще не могут сказать, откуда пришли их предки, объединяя всех их под общим названием российские [5]. Тем более показательным кажется относительно устойчивое сохранение термина смоляки (смоленские), что можно рассматривать как маркер иноэтничной группы.

Таким образом, очевидно, что и сами потомки белорусских переселенцев при осознании своего происхождения ориентируются на места выхода. Отметим, до сих пор сохраняются своеобразные черты в языке и культуре у компактно проживающих потомков белорусов в Сибири, но именно их они сами не осознают. Итак, чтобы все-таки выявить ареал расселения белорусов на территории современной Омской области, обратимся к тому фактору, который устанавливается относительно просто – к местам выхода переселенцев.

Сведения о числе и местах выхода переселенцев из Белоруссии можно получить из статистических материалов начала XX в. (табл. 1).

Таблица 1

Численность переселенцев из Белоруссии
на территорию современной Омской области
до 1903 г. включительно

Уезды и районы вселения

Дворов, прибывших из губерний:

Виленской

Витебской

Гродненской,

Ковенской

Минской

Могилевской

Омский уезд

2

48

15

Тюкалинский уезд

4

154

5

2

1

Всего по Тарскому уезду, в том числе:

120

145

29

60

28

подтаежный р-н

22

17

1

12

8

таежный р-н

98

128

28

48

20

Итого

124

301

82

77

29

Составлено по: Материалы по обследованию переселенческих хозяйств в Степном крае, Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской губерниях. – СПб., 1905. – Ч. I. – С. 2.

Более подробные сведения о местах вселения переселенцев отражены в ряде документов рубежа XIX–XX вв. При подготовке этой статьи были использованы списки сельских обществ и волостей Тюкалинского и Тарского уездов Тобольской губернии за 1900 г. (по Тарскому уезду с дополнениями за 1903 г.) [6], а также "Справочная книга Омской епархии", составленная И. Голошубиным [7]. Материалы переписи 1897 г. в данном случае оказываются менее информативными, так как значительное число поселений, основанных белорусскими переселенцами, были основаны уже после ее проведения.

Списки сельских обществ и волостей составлялись на основе первичной документации, которую в уездные учреждения передавались с мест. Несмотря на требование указать, кто проживает в отдельных населенных пунктах (старожилы, переселенцы, откуда выселившиеся), не во всех документах эти сведения указаны. Так, в 21 волости Тюкалинского уезда было 255 старожильческих сел, деревень и выселков, а переселенческих поселков – 160. Места выхода переселенцев были указаны только для 51 поселка. В основном население было смешанным – в поселках совместно проживали выходцы из различных губерний Европейской России. Компактно чаще всего проживали выходцы с Украины. Белорусские переселенцы указаны только в 17 поселках. Два населенных пункта были основаны белорусами – пос. Троицкий Пановской волости и пос. Мариинский Покровской волости. Пос. Троицкий был основан в 1887 г. выходцами из Минской губернии и имел уличное название Минский. Пос. Мариинский основали переселенцы из Витебской губернии в 1896 г.

В списках по Тарскому уезду имеются сведения о 13 волостях. Отсутствуют данные по Седельниковской волости. Всего было учтено 308 старожильческих сел, деревень, выселков и заимок, 6 деревень с переселенческим населением, основанных в конце 1880 – начале 1890-х гг., 92 переселенческих поселка. Имеются сведения о составе населения 38 поселков. Переселенцы из Белоруссии проживали в 33 населенных пунктах. В 3 деревнях и в 15 поселках проживали только выходцы из Белоруссии. В Атирской волости Тарского уезда в начале XX в. белорусское население доминировало. Много переселенцев из Белоруссии было в Кейзесской волости Тарского уезда. Именно здесь открывались все новые переселенческие участки, и число переселенцев из Белоруссии быстро увеличивалось.

В 1914 г. была опубликована "Справочная книга Омской епархии", составленная И. Голошубиным на основе материалов, полученных из переписки автора с церковнослужителями приходов Омской епархии. Указывая на наличие в приходе переселенцев, священники, как правило, сообщали о местах их выхода по губерниям. По сведениям, собранным И. Голошубиным, в Омском уезде Акмолинской области переселенцы из Белоруссии жили в 5 приходах, в Тюкалинском уезде Тобольской губернии – в 13, в Тарском уезде – в 19. Поселков, основанных белорусами, где, видимо, население было этнически однородным, было только два в Тюкалинском уезде, зато в Тарском уезде – 19. Большая их часть располагалась в Атирской волости в приходах сел Атирка и Князевское и в Седельниковской волости в приходе с. Верхне-Баклянское. Много белорусов жило также в приходах с. Кукарка Седельниковской волости, с. Рагозина Кейзесской волости, с. Унара Егоровской волости, с. Новоягодного Новоягодинской волости, с. Нагорного Нагорной волости. Отдельные белорусские поселения встречались и в местах, где большая часть населения была старожильческой. Например, в Крайчиковской волости в приходе с. Крайчиково выходцами из Виленской и Витебской губерний были основаны поселки Александровский и Пронинский.

Большая часть белорусов была расселена далеко в тайге. Расстояние от поселков было очень велико не только до уездного центра, но и до волостного. По сведениям И. Голошубина, расстояние от с. Князевского до волости в с. Атирке равнялось 38 верстам, а переселенческие поселки находились на расстоянии от 4 до 45 верст от центра прихода, причем большая часть в стороне от дороги на Атирку. Однако плотность поселений в начале XX в. была относительно большой (рис. 1), что облегчало обустройство переселенцев в этих местах.

Материалы, собранные И. Голошубиным, поддаются картографированию (рис. 2), в качестве основы была использована карта современной Омской области с указанием районов. На ней были отмечены населенные пункты, сохранившиеся к началу 1950-х гг. Из 104 названных в книге И. Голошубина поселений, в которых жили белорусские переселенцы, к тому времени сохранились только 94, нанесенные на карту, а к нашим дням это число еще сократилось.

Вдоль Транссибирской железнодорожной магистрали, которая проходила через станции Исилькуль – Марьяновка – Омск – Калачинск, и несколько южнее расселялись выходцы из Могилевской губернии. При этом ими не было основано ни одного поселения, где проживали бы только белорусы. Пестрота мест выхода переселенцев, оседавших в этих местах поразительна (см. приложение к статье). В некоторых приходах бок о бок жили выходцы из десятка и даже больше губерний. Севернее линии железной дороги, на территории современных Называевского, Тюкалинского и Крутинского районов, компактно проживали выходцы из Витебской и Виленской губерний. В Тарском уезде большая часть поселений была создана выходцами из разных белорусских губерний, но, как уже отмечалось, было мало представителей других губерний России. Именно здесь лучше всего сохранялась память о белорусском происхождении у потомков переселенцев, поэтому сейчас этнографы и фольклористы тут проводят исследования белорусской культуры [8].

Эти места, в которых было расселено большинство белорусских переселенцев, были таежными и малоосвоенными, с относительно суровым климатом. Вот как священник Князевского прихода их описывал: "С. Князевское расположено при р. Чингалы, которая берет свое начало в урманских болотах и впадает в р. Тару. Климат болотистый и крайне нездоровый. Одна эпидемия сменяется другой. <…> Местность богата флорой. Здесь есть все, чем богата Сибирь: сосна, ель, липа, кедр, береза, осина и пр. Не менее богата и здешняя фауна: куропатка, тетерев, глухарь, белка, лисица, соболь, медведь и лось… Пожалуй, больше занимаются в этой местности звероловством, проведением дорог, сбором кедрового ореха, ягод и т.п."
Уже из этого описания становится ясно, что для успешного развития поселков, разбросанных глубоко в тайге, должны были сложиться особые условия. Но этого не случилось, что можно проиллюстрировать на примере развития ряда поселений Атирской волости (табл. 2).

Таблица 2

Динамика численности поселков,
образованных переселенцами из Белоруссии,
на территории бывш. Атирской волости
Тарского уезда Тобольской губернии

Населенный пункт

1903*

1914**

1926***

Мужчин

Женщин

Мужчин

Женщин

Мужчин

Женщин

Ермаковский

169

183

?

?

182

184

Каргачинский

99

110

?

?

156

138

Николаевский

51

36

159

74

66

Быганский

133

106

170

135

153

Знаменский

58

60

115

106

125

125

Ильинский

15

16

99

67

?

?

Киксинский

?

?

37

30

91

95

Болдышинский

35

34

63

61

73

83

Усюльганский

68

62

111

103

126

Боровской

111

82

187

146

162

Составлено по: * ГУТО ГАТ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 409 (Списки населенных обществ по волостям Тарского уезда за 1900 г.).
** Голошубин И. Справочная книга Омской епархии. – Омск, 1914. – С. 841–842.
*** Список населенных мест Сибирского края. – Новосибирск, 1928. – Т. 1: Округа юго-западной Сибири. – С. 24, 44–58.

Из таблицы видно, что численность поселков медленно росла и оставалась и в 1926 г. относительно небольшой. В материалах переписи 1926 г. указано значительное число хуторов, основанных белорусскими переселенцами по большей части в 1910–1913 гг. Их только в Тарском уезде насчитывалось 165, причем 151 из них был расположен на территории Екатерининского и Знаменского районов, объединивших таежные волости правобережья Иртыша.

Отдаленность от районных центров, большие расстояния между поселениями и незначительная их численность стали теми факторами, которые привели к исчезновению почти всех таежных поселков еще в 1950–1970-е гг. Местные жители переезжали не только в рядом расположенные села, но и в другие районы к родственникам и детям. В местах компактного проживания белорусов появились села, где потомки переселенцев стали доминировать над старожильческим населением. Ярким примером этому может быть с. Атирка, по документам до 1930-х гг. старожильческая.

В более удобных для проживания местах Омской области, таких, например, как с. Поречье и д. Алексеевка Муромцевского района, с. Нагорно-Ивановское Тарского района, д. Соловьевка Седельниковкого района компактно расселенное белорусское население сохранялось дольше. Но все эти поселения выросли из переселенческих поселков рубежа XIX–XX вв., они также расположены в отдалении от районных центров, к ним ведут только местные, не очень хорошие дороги. Поэтому и здесь довольно велика миграция населения, число жителей в этих населенных пунктах начиная с 1990-х гг. резко сократилась.

Все это ведет к тому, что потомки белорусов оказываются вырванными из привычной среды, где память о происхождении группы сильна и ее престиж высок. В иноэтничном окружении, прежде всего русском, этногенетическая память обычно не проявляется, утрачиваются многие культурные традиции. С течением времени у большинства сибирских белорусов прекратились связи с родственниками в самой Белоруссии, что также способствует утрате этнокультурной самобытности и изменению этнического самосознания. Доказать этот тезис можно, опираясь на данные переписей населения XX в. (табл. 3).

Таблица 3

Численность белорусов на территории Омской области
и знание ими родного языка в XX – начале XXI вв.

Год

Численность белорусов

Назвали родным языком белорусский

% считающих родным языком белорусский

1926

43961*

Нет данных

1959

9634

3396

35,2

1970

9977

3102

31,1

1979

10612

3074

28,9

1989

10964

3038

27,7

2002

9075

Нет данных

* Численность белорусов только в Тарском округе Сибирского края. Омской области в это время еще не существовало.

Составлено по: Белорусы. – С. 42; Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 г. РСФСР. – М., 1963. – С. 330–334; Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 г. – М., 1974. – Т. VII. – С. 61, 67; Национальный состав населения СССР. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. – М., 1990. – С. 553; Население по национальности и владению русским языком по субъектам Российской Федерации // http://www.perepis2002.ru/ct/html/TOM_04_03_6.htm (Официальный сайт Госкомстата "Всероссийская перепись населения 2002 года").

На этническую самоидентификацию оказывает сильное влияние и знание людьми традиционной культуры. Обычно считается, что лучше всего она сохраняется в сельской местности и в среде людей, знающих язык своего народа. С этой точки зрения условия для сохранения белорусской культуры в Омском Прииртышье не самые лучшие. Все меньше белорусов нашей области живет сельской местности, немногие из них знают белорусский язык (табл. 4).

Таблица 4

Расселение белорусов на территории Омской области
и знание ими белорусского языка во второй половине XX в.

Год

Численность белорусов

Проживают

Владеют белорусским, но не считают его родным

в городах

в сельской местности

1979

10612

7538 (71 %)

3074 (29 %)

1312 (12,4 %)

1989

10964

8085(73,4 %)

2879 (26,6 %)

1157 (10,6 %)

Составлено по: Национальный состав населения СССР. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. – М., 1990. – С. 136.

Таким образом, в настоящее время следует говорить не о белорусах Омской области, а об их потомках, в среде которых сохраняется этногенетическая память и отдельные черты культуры. В местах компактного расселения потомков белорусских переселенцев, прежде всего на территории Тарского и Седельниковского районов современной Омской области, этногенетическая память сохраняется лучше: многие потомки переселенцев из Белоруссии помнят о своей исторической родине, живо интересуются белорусской культурой, а отдельные люди в беседах с нами называли себя белорусами.

© М.Л. Бережнова, 2005

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016