123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
О кафедре | Учебная деятельность | Студенческая страничка | Научная деятельность | Научные конференции | Экспедиции | Партнеры
Записки этнографички | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008



ОЛЯКСАНДРОВКА – 2006, ИЛИ ПЕРВЫЙ БЛИН…

«Все дороги куда-нибудь ведут…»
Народная колосовская мудрость

В июле 2006 г. Омский госуниверситет организовал очередную этнографическую экспедицию, участники которой должны были познакомиться с бытом и историей потомков белорусского населения, оказавшихся в Омском Прииртышье. Местом жительства экспедиции стала деревня Александровка (поименованная впоследствии Оляксандровкой), уютно расположившаяся на берегах р. Оши и не только.

В этой поездке мне предстояло впервые освоить очень сложную роль главного начальства… Приготовления начались загодя. Как любая хозяйка, я обратилась к более опытным коллегам, позаимствовав рецептуру приготовления удачной экспедиции. Она оказалась такой: в равных долях смешиваются:

  • Свежайшие документы (по 3 экземпляра сметы, календарного плана, акта готовности и приказа, приправленные некоторым количеством командировочных удостоверений).
  • Выбор места жительства (этот продукт требует предусмотрительности и взвешенности, а его размер, цвет и прочие характеристики зависят от целей исследования).
  • Переговоры с местной администрацией являются, пожалуй, одним из важнейших элементов (после документов), т.к. именно он определяет качество крыши над головой.
  • Кадры (как известно, «кадры решают все» и даже больше).

Затем полученное тесто ставят в нагретую июльским солнцем полевую печь недельки на 3, до получения золотистой корочки и сплоченного коллектива. Ведь ценность любой экспедиции, помимо научных материалов, состоит еще и в создании веселой, дружной компании.

Итак, вооружившись рецептом, я принялась к приготовлению наивкуснейшего блюда – экспедиционной поездки. Каков же был результат?

Деревня Александровка оказалась очень приятным местом. Лес, речка, а значит грибы – ягоды – рыбалка – охота – все рядом. А какие там закаты… И удивительные люди – гостеприимные, щедрые, веселые… Большая часть ее жителей – это потомки белорусов, приехавших в Сибирь в XIX – XX в., которым удалось сохранить многие самобытные черты. Нас сразу же поразили две вещи: огромные картофельные огороды, и местная порода свиней (длинноногие и большеухие красавицы и красавцы).

Немного о кадрах… Отряд был не большим, не маленьким: много первокурсников, для которых это была первая экспедиция, 2 студента третьего курса, носившие гордое имя «экспедиционники», Андрей Пятрович (далее просто А.П.) в статусе медиатора между начальством, первым курсом и экспедиционниками и гости, состав которых менялся. Жизнь наша текла в соответствии с песней (кто-то играл на трубе и т.п.): Паша кенгуру изображал, Алена резала лук, А.П., Ярислав и Дмитрий играли и песни пели, Костя читал книги по античности и план чертил, Танюшка смеялась по ночам, Лена улыбалась и скучала по дому, Юля З. искала родственников, Юля Я. и Вика приносили экспонаты, Андрюша пытался разгадать секрет шикарного загара, прилипшего к спинам, рукам и лицам александровцев. Все собирали этнографические материалы, мылись и купались в речке, привыкали друг к другу и к спальникам, песни пели и плясали, в-общем совмещали приятное с полезным:)))

Жилье наше, любезно предоставленное директором Валентиной Александровной, состояло из целого школьного «крыла», в котором уместились кухня, столовая, рабочий кабинет, 2 спальни, умывальня, коридор, гардеробная ну и еще много всяких жизненных помещений. Рядом со школой был клуб, крыша которого служила переговорным пунктом (кстати, пообщавшись в сентябре с коллегами, я выяснила, что этот полевой сезон прошел под знаком экстремальных звонков, например, с дерева). Каждый вечер наше жилище попадало под бдительное око дяди Вовы – сторожа, который обеспечил нам спокойные ночи и приятные сны.

О нашей работе… Полевые этнографические материалы собирались по нескольким темам. Почти все время пребывания в Александровке и близлежащих деревнях чуть ли не из каждого двора доносилось: «Здравствуйте, мы студенты Омского государственного университета, приехали собирать историю вашего населенного пункта. Вы не могли бы нам помочь…», затем наступал черед: «А Вы давно здесь живете?». Ответы старательно заносились на карточки. Вышла почти детективная история, с захватывающим сюжетом.
Итак, среди основателей деревни Александровка в конце XIX в. (около 1898 г.) были личности почти легендарные – дед Вагон (по слухам, повезло мужчине родиться в вагоне по дороге в Колосовскую волость, вот и получил он прозвище по месту рождения) и Устин Пепел, следы которого затерялись в болотах Васюганья. В середине XX в. сюда стали стекаться жители близлежащих населенных пунктов, месторасположение которых нынче выдают разве что заросли крапивы, а рядом с их названиями на карте в лучшем случае стоит обозначение «нежил.» – Нефедьево (Лукьяново), Пронино (Бурушкино), и Пеньково.

И в XIX, и в XX вв. александровцы осваивали сложную науку выстраивания взаимоотношений с соседями. Так, например, в случае нехватки женихов и невест предпочитали искать их в Пронино и Николаевке и почему-то считали, что взять «шабалу» из «Крайчика» (с. Крайчиково) – это «боже борони». Жители Крайчиково не оставались в долгу, называя своих соседей «гэны толстопятые». Дело в том, что александровцы вместо слова «это» употребляли его белорусский аналог «гэно». Долгое время не получалось дружбы и с населением д. Михайловка. Наши информаторы помнят целые войны – «гусиные» и «свиные», в ходе которых пострадал не один гусь и не одна свинья (хоть гусь свинье и не товарищ). Но сейчас все это сгладилось.

Широта души местных жителей отразилась в размерах картофельных полей. Раньше, по сообщениям местных жителей, картофель садили гектарами, теперь поменьше, но все равно размах впечатляет. Объяснение этому простое – за счет картошки жили в военные и мирные времена. Из нее делали множество блюд. Здесь почему-то сразу вспомнилась героиня фильма «Девчата» и ее список блюд, которые можно приготовить из картошки. Так вот, его дополнили еще и квас, клецки и ряд других вкусностей, из которых нам удалось попробовать сало, огурцы, молоко и вареники. Многие рассказывали о них с такой ностальгией…

Кроме картошки выращивали лен и коноплё, которые путем сложных процедур превращались в одеяла, платья, зипуны, белье, веревки и т.д. Земледелие дополнялось и животноводством – коровы, лошади, овцы, кролики, ондатры и другая дичь выращивались в немаленьких количествах. Охотились… В этом году охотники подарили нам шапку из барсука, увековеченную в балладе под названием «Шапка из барсУка».

В целом в экспедиционное блюдо вошли 6 папок материалов, детали ткацкого стана, барсучья шапка, маленький гербарий и еще парочка мелочей…Кроме того, экспедиция подхлестнула и творческие способности членов Русско-белорусского отряда. На кухне появились инструкция по работе с кипятильником, включавшая пункты, начинавшиеся словами «когда работает кипятильник…», окончания фраз были самые разнообразные: «руки и кружки не засовывать», «из воды не вытаскивать» и т.д. Также копилка народной мудрости обогатилась пословицами такими, например, как «съешь и морковку, коль яблочка нет»; словарем экспедиционных терминов, без расшифровки которых наши разговоры были похожи на нелепицу; и большим количеством рецептов экспедиционных блюд, типа «пузиблинчики» (оладьи, заведенные на 8 литрах молока), «борсч с вермишелью», «кашка рисовая баночная в ассортименте», «салат из помидорного мяса» и хитами сезона – «бамбучей», «кашкой геркулесовой с разным количеством молока» и «гречечкой»:)) Все эти шедовры (эт я про пищу) живут на страницах нашей «бракеражки» (еще один непонятный термин, обозначающий тетрадку, в графе «предназначение» у которой написано «для записи впечатлений и рецептов вкуснейшей экспедиционной пищи и фиксации ярких событий из жизни участников и не только…»). Ну и конечно же песни… В этом году они появились в великом множестве, всех стилей и направлений – от печальных про «гробик» (трехместная кровать-трансформер так называлась) до «этно-рэпа».

Не обошелся первый блин и без комочков, порой курьезных. Первый из них - дорога… На карте это была улучшенная грунтовка, на деле – липкая и скользкая глинистая грязь, по которой после дождя можно проехать только с помощью троса и трактора. И вот представьте: после часовых поисков трактора, который 2 раза терял нас на дороге, когда до деревни остается единственный поворот, коварная трясина сбивает «Газель» с пути и та пытается сделать гимнастический кувырок в кювет… Под впечатлением от пережитого наш творческий бомонд сочиняет минорную песню.

Дороги сформировали и второй «комочек»… Однажды сходил народ на разведку в деревню Михайловка, хорошо сходил, понравилось ему, но не вся информация была собрана… Решили сделать второй заход-заезд… Благо, наш Д.Г. (дорогой гость) любезно согласился подвезти желающих до места назначения. Едем-едем-едем… Дорога проселочная, травка, птички поют, речка петляет… Красота в-общем… Приезжаем… На въезде происходят 2 странных диалога.

Первый:

- О! Смотрите, татары…

- Откуда тут татары? В Михайловке же русские живут…

- Может в гости к кому-нибудь приехали…

Минуты через 3 второй:

- Девочки, а где школа?

- А мы не знаем… Как-то деревня изменилась… Должна быть на этой улице.

- Как не знаете? Вы же вчера тут  были, ходили к директору!?

- Не знаем… Как-то и вправду изменилась деревня…

По дороге наше внимание привлекает красивый и интересный дом, судя по всему начала XX в., девочки идут беседовать с хозяевами, сидящими на лавочке перед домом. Мы с Дмитрием Георгиевичем едем дальше искать школу… Тут вдруг нас догоняет Юля, глаза у нее нетипично большие.

- Представляете, говорит она, это не Михайловка. Это Таскатлы!

- Как Таскатлы?

- Таскатлы. Мы сейчас с Викой беседовали с бабушкой.

- Бабушка, Вы местная? Михайловская?, спросили. А она...

- Местная, говорит она. Но почему михайловская, таскатлинская я, родилась здесь и выросла.

Как оказалось, чтобы попасть в Михайловку, надо было свернуть перед покосами, а мы свернули после них, в итоге оказались в Таскатлах. И диалоги оказались вполне объяснимыми. Дело в том, что Таскатлы, по сведениям местных жителей, раньше были татарской деревней, в которую впоследствии начали приезжать русские. В результате деревня как бы раскололась на 2 части. Две улицы стали именоваться «сибиркой» - место проживания сибирских татар, и «Расеей» - здесь жили русские. Их жители купались в разных местах, спорили из-за полей, покосов, но теперь уже почти все в прошлом. Население перемешивается, споры поутихли.

Не смотря на эти комочки, думаю, что в целом блин удался… Все вернулись живы и здоровы… Финансовый отчет сдан… Скоро надо будет ждать новых статей и новой экспедиции.

Готовила блин и рассказывала о рецептуре И.В. Волохина

© И.В. Волохина, 2006 г.

Прим. Участвовала в приготовлении блина Анна Крих, которая в эту экспедицию поехала по плану работы над грантом РГНФ №  05-01-90102а/Б "История белорусов в Прииртышье: этническая идентичность в пространстве и времени".

На страничку "Экспедиции" >>>


 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2016